Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

К вопросу об эффективности деятельности органов публичной власти в эпоху цифровизации

Статья посвящена исследованию процессов цифровизации деятельности органов публичной власти. Автор отмечает, что данные процессы - необходимость современной цифровой эпохи.

Научно-технический прогресс затронул многие сферы жизни, и сферу публичного управления в том числе. В этой связи необходимо регулярно осуществлять анализ эффективности деятельности органов публичной власти для того, чтобы понять, как именно внедрение цифровых технологий повлияло на эту деятельность; какие проблемы и вопросы в анализируемой сфере удалось разрешить, а какие еще нет. Цифровизация в любой сфере, и в сфере публичного управления в том числе, имеет как свои достоинства, так и недостатки. Это важно учитывать, внедряя современные технологии в деятельность властных органов.

Ключевые слова: цифровизация, публичная власть, цифровая эпоха, промышленная революция, киберпространство, социальное сотрудничество.

PETROGRADSKAYA Albina Aleksandrovna
Ph.D. in Law, associate professor of Theory of law and philosophy sub-faculty of the Samara State University of Economics

ON THE ISSUE OF THE EFFECTIVENESS OF PUBLIC AUTHORITIES IN THE ERA OF DIGITALIZATION

The article is devoted to the study of the processes of digitalization of the activities of public authorities. The author notes that these processes are a necessity of the modern digital era. Scientific and technological progress has affected many spheres of life, including the sphere of public administration. In this regard, it is necessary to regularly analyze the effectiveness of the activities of public authorities in order to understand exactly how the introduction of digital technologies has affected this activity; which problems and issues in the analyzed area have been resolved, and which have not yet. Digitalization in any sphere, including in the field of public administration, has both its advantages and disadvantages. It is important to take this into account when introducing modern technologies into the activities of government agencies.

Keywords: digitalization, public power, digital age, industrial revolution, cyberspace, social cooperation.

Одним из основных направлений современного раз­вития мировой экономики, и экономики РФ в том числе, является её постепенная и всеобъемлющая цифровизация. Постоянно меняющиеся социально-экономические и тех­нологические реалии современной цифровой эпохи зако­номерно влияют и на механизмы реализации публичной власти, нуждающейся в настоящее время в существенной трансформации и адаптации.

В Российской Федерации в последние годы проделана значительная работа, направленная на внедрение цифровых технологий и других новшеств в деятельность органов пу­бличной власти. В частности, в 2019 году был утвержден феде­ральный проект «Цифровое государственное управление»[1], в котором определены основные мероприятия по цифро- визации деятельности органов власти. Цель данного проек­та - оптимизация и рационализация деятельности органов государственного управления, повышение эффективности и прозрачности предоставляемых органами публичной вла­сти услуг, результативное управление информационными ресурсами и т.д. Таким образом, необходимость внедре­ния цифровых новшеств в деятельность органов публичной власти очевидна. В этой связи очень важно отслеживать успешность реализации данного проекта, осуществлять по­стоянный мониторинг и оценку уровня и эффективности цифровизации процессов публичного управления. Для это­го необходимо использовать комплекс объективных и субъ­ективных критериев, ключевых показателей; анализировать успешность адаптации публичной власти к деятельности в условиях цифровой эпохи.

В РФ основными показателями успешности цифровиза­ции органов публичного управления являются:

  • количество созданных многофункциональных центров (МФЦ), деятельность портала государственных услуг;
  • формирование системы межведомственного электрон­ного взаимодействия;
  • развитие базовых государственных информационных ресурсов (национальных баз данных);
  • предоставление общих сервисов.

Данные статистики свидетельствуют о том, что за по­следние годы многие из указанных показателей демонстри­руют уверенный рост. Например, постоянно увеличивается число пользователей портала Госуслуг; количество предо­ставляемых услуг и общих сервисов также значительно воз­росло.

В рамках анализа эффективности деятельности публич­ной власти в цифровую эпоху, особенно при исследовании успешности деятельности электронного правительства, це­лесообразно учитывать и использовать опыт зарубежных стран, в которых также проводятся оценки успешности циф- ровизации деятельности органов государственной власти, со­ставляются различного рода рейтинги.

Для изучения возможностей цифрового публичного управления в последние годы зарубежными специалистами было разработано и внедрено несколько рамочных рейтин­гов. ООН, начиная с 2001 года, провела более 12 исследова­ний эффективности деятельности зарубежных электрон­ных правительств. В результате был сделан вывод о том, что важно и дальше внедрять цифровые технологии в систему публичного управления, а на основе полученных в резуль­тате проведенной оценки данных совершенствовать уже работающие системы и разрабатывать новые. Для того, что­бы понимать, как именно оптимизировать работу органов публичной власти в условиях масштабной цифровизации, целесообразно также рассчитывать такие показатели, как: индекс электронного участия; рейтинг готовности электрон­ного правительства и цифровой экономики группы эконо­мической разведки; рейтинг электронного правительства Ва- седа, индекс сетевой готовности Всемирного экономического форума (ВЭФ), индекс развития ИКТ Международного союза электросвязи (МСЭ). Всемирным банком (ВБ) разработаны показатели государственного управления, а в рамках ОЭСР рассчитывается показатель доли граждан, использующих Интернет для отправки заполненных форм через сайты госу­дарственных органов, отражающий степень цифровизации в сфере оказания госуслуг и т.д. [5, с. 99]. Пример HTML-страницы

Данные показатели необходимы в том числе и для того, чтобы понять, сколько еще средств необходимо инвестиро­вать в цифровизацию органов публичного управления.

Основным недостатком рейтингов, формируемых меж­дународными организациями (в том числе ООН) в рамках анализа эффективности цифровизации деятельности орга­нов публичного управления, является отсутствие учета наци­ональных особенностей каждой страны. Кроме того, методо­логия расчета показателей, индексов также остается неясной, недоступной для аудитории. То есть не всегда понятно, ка­ким образом производились расчеты и как составлялись рей­тинги.

Исследуя эффективность деятельности публичной вла­сти, необходимо также учитывать, в каких сложных реалиях она функционирует. Это, в первую очередь, взрывные эконо­мико-технологические процессы, которые современные ис­следователи именуют по-разному: «третья промышленная революция», «четвёртая промышленная революция», «чет­вёртая волна» [7, с. 45]. Указанные процессы подразумевают постепенное внедрение в жизнь различных современных тех­нологических решений, которые в своей основе имеют циф­ровые информационные технологии [3, с. 135].

В результате внедрения данных технологий роль ки­берпространства в организации коллективных действий и взаимодействии органов публичной власти с населением и институтами гражданского общества значительно возрастет. Такое положение вещей во многом обусловлено неуклонным и лавинообразным ростом числа пользователей сети Интер­нет. Об этом свидетельствуют данные статистики, согласно которым интернет-аудитория России в 2021 году составля­ла 124 млн человек, что на 6 млн человек больше, чем в 2020 году. Уровень проникновения Интернета в РФ в январе 2021 года составил 85 %[2]. В результате общественно-политические отношения в стране, уровень их коммуникации существенно меняется, появляются новые формы политического участия и новые формы участия в публичном управлении негосудар­ственных акторов. В качестве примера можно привести си­туацию, когда население имеет возможность подать те или иные электронные петиции, используя для этого наиболее известные негосударственные онлайн-платформы. Причем такая форма участия граждан в принятии политических ре­шений, по оценкам специалистов, является весьма действен­ной [4, с. 117]. В итоге коммуникации граждан с публичной власти перемещаются в пространство сети Интернет. Дан­ный процесс А. И. Соловьёв описывает, как «постепенное выведение центров принятия государственных решений за рамки административных иерархий» [6, с. 17].

Очевидно, что цифровизация деятельности публичной власти имеет как свои преимущества, так и недостатки, и даже угрозы. По этому поводу еще в 2006 году ученые Вели­кобритании указывали на, что результатом активного внедре­ния цифровых технологий в деятельность государственной власти может стать увеличение автономных возможностей граждан решать социальные проблемы одномоментно, но неосознанно, пересекаясь друг с другом контрпродуктив­ными путями, создавая преимущественно политический беспорядок» [8]. В этой связи очевидно, что цифровизация деятельности органов публичной власти должна осущест­вляться с учётом присущей её специфики.

Также важно учитывать, что цифровизация в целом ведет к значительным социально-политическим последствиям. Под влиянием глобальной Сети меняется сама личность гражданина и, как следствие, меняются его взаимоотношения с властью, сам характер этих взаимоотношений становится качественно иным. Растущая в стране напряженность, вызванная пандемией коро- навируса, социально-политическими проблемами, кризисными явлениями в экономике и политике, противоречивыми процес­сами глобализации ведет к тому, что неизбежно трансформиру­ются традиционные системы государственного регулирования. По мнению М. Е. Михаелеску, в будущем это приведет к тому, что цели государства не смогут быть достигнуты в плоскости «сверху-вниз». Для повышения результативности своего управ­ления, органам публичной власти придется осваивать новые формы социального сотрудничества, которые смогут объеди­нить в себе как государственные властные институты, так и раз­ного рода гражданские институты и компании [2, p. 37].

Таким образом, результатом цифровизации органов публичной власти станет рост числа новых форм активного участия граждан, общественных организаций, представите­лей бизнес-сообщества и т.д. в деятельности данных органов, что в итоге приведет к значительному снижению уровня по­литической напряженности, смягчит негативные социально­экономические эффекты, а также повысит эффективность процессов публичного управления в целом.

ПЕТРОГРАДСКАЯ Альбина Александровна
кандидат юридических наук, доцент кафедры теории права и философии Самарского государственного экономического университета

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика