Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Направления воздействия права ЕС в области интеллектуальной собственности на российское законодательство

Процессы гармонизации правовых норм, регламентиру­ющих отношения в сфере интеллектуальной собственности, в последние десятилетия приобретают наибольшую интенсив­ность.

Унифицирующим значением, несомненно, обладают принятые на международном уровне универсальные конвен­ции. Однако значительные результаты достигнуты и на ре­гиональном уровне, в первую очередь, в Европейском союзе (далее - ЕС).

Поскольку территориальная природа исключительных прав вступает в противоречие с целями создания Единого рынка ЕС, на региональном уровне стало формироваться коммунитарное право интеллектуальной собственности. В качестве стратегической задачи рассматривается унитарное действие исключительных прав. На сегодняшний день уже созданы региональные системы правовой охраны в отноше­нии таких объектов, как товарный знак, промышленный об­разец, а также сорта растений. Комиссия ЕС осуществляет регистрацию географических указаний и наименований мест происхождения сельскохозяйственных продуктов и продо­вольственных товаров. В ближайшее время планируется вве­дение системы регистрации унитарного патента ЕС на осно­ве регламентов 2012 г. Она будет существовать параллельно с национальными системами патентования изобретений и ре­гиональной патентной системой, которая действует на осно­ве Конвенции о выдаче европейских патентов 1973 г. Однако прежде чем эта глобальная цель будет полностью достигнута, ЕС стремится к гармонизации и унификации национальных законодательств путем установления единых требований, ка­сающихся объектов правовой охраны, перечня исключитель­ных прав, сроков их действия, единообразного толкования и защиты.

Законодательство ЕС в области интеллектуальной соб­ственности включает широкий круг источников, в том числе вторичных - директив и регламентов. Кроме того, сформиро­валась обширная практика судебных органов, и прежде все­го, Европейского суда справедливости (The European Court of Justice). Своеобразие права ЕС состоит в том, что оно рассма­тривается в качестве наднационального (надгосударственного) права.

Наиболее императивным средством регулирования явля­ется регламент. Следует согласиться с мнением А.В. Асоскова о том, что фиксация унифицированных норм с использовани­ем регламентов имеет целый ряд преимуществ, в частности, непосредственное применение на территории всех стран ЕС, обеспечение единообразного толкования Европейским судом, невозможность совершения оговорок. Директивы служат в ка­честве основного инструмента гармонизации законодательств государств-членов ЕС. Решения Суда ЕС обязательны для сто­рон спора и подлежат исполнению государствами-членами и органами ЕС.

Таким образом, в ЕС существуют два вида прав интеллек­туальной собственности. Отдельные права интеллектуальной собственности, предоставленные национальными законами государств-членов, несмотря на гармонизацию посредством директив, по существу имеют территориальную сферу дей­ствия, в пределах соответствующего государства. Кроме того, созданы права интеллектуальной собственности ЕС путем принятия специальных регламентов. Они обязаны своим су­ществованием не национальному суверенитету, а суверените­ту ЕС, они создаются в соответствии с регламентами, которые применяются непосредственно и тем самым должны прева­лировать над любым национальным нормативным правовым актом, который может быть принят в целях их дополнения. Сфера применения регламентов - не совокупность террито­рий государств-членов, а территория всего ЕС.

На первом этапе формирования унитарного права интел­лектуальной собственности в ЕС были подготовлены рабочие документы, в которых обозначались основные направления гармонизации. Например, в области авторского права была принята Зеленая книга «Авторское право и вызов технологии» (1998 г.). На следующем этапе (1991-2001 гг.) был принят ряд директив о гармонизации авторского права, в том числе ком­плексная директива об авторском праве в информационном обществе. В 2006 г. были приняты директивы о праве на про­кат, праве на ссуду и некоторых правах, смежных с авторскими правами, а также о сроках охраны авторского права и некото­рых смежных прав. (Они заменили соответствующие Дирек­тив 1992 г. и 1993 г.). В 2008 г. Комиссией ЕС была предложена Зеленая книга «Авторское право в экономике знаний». Целью этого документа являлось стимулирование обсуждения во­просов распространения знаний для исследований, науки и образования в режиме онлайн. Впоследствии были приняты новые директивы, в частности, об определенных разрешенных способах использования сиротских произведений (2012 г.), о деятельности организаций по коллективному управлению ав­торскими и смежными правами (2014 г.).

Гармонизация и унификация права интеллектуальной собственности в ЕС осуществляется параллельно с совер­шенствованием правового регулирования на международном уровне и, в свою очередь, оказывает непосредственное влияние на национальное право стран-членов ЕС. Вместе с тем, процес­сы гармонизации выходят за рамки ЕС. В результате опреде­ленное воздействие оказывается на внутригосударственное право стран, не входящих в ЕС, в том числе и на российское гражданское законодательство.

Следует отметить, что влияние происходящих процессов гармонизации на российское законодательство в сфере интел­лектуальной собственности происходит в различных формах. Во-первых, вследствие участия в международных договорах на основе уже существующих международных обязательств. Во- вторых, в рамках планируемого участия в международных до­говорах. Например, еще до присоединения к Договору ВОИС по авторскому праву правила о доведении произведения до всеобщего сведения были инкорпорированы в российский закон, в результате чего в содержание исключительного ав­торского права было включено соответствующее правомочие. В-третьих, осуществляется сближение и, в ряде случаев, уни­фикация российского законодательства с правом интеллекту­альной собственности ЕС.

В процессе унификации правового регулирования отно­шений в сфере интеллектуальной собственности учитывались международные обязательства, принятые Россией в результа­те заключения Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, учреждающем партнерство и сотрудничество между Россий­ской Федерацией и Европейским Сообществами и их государствами-членами. Россия приняла на себя обязательство «стре­миться к постепенному достижению совместимости своего законодательства с законодательством Сообщества» (п.1. ст. 55 Соглашения), в том числе обеспечить адекватную и эффек­тивную защиту и охрану интеллектуальной собственности. В Соглашении нашло отражение обязательство России присое­диниться до конца 2002 г. к Римской конвенции об охране прав исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. Значительные изменения и дополнения были внесены в 2003-2004 гг. в Патентный закон РФ, в закон «Об ав­торском праве и смежных правах». В дальнейшем соответству­ющие положения составили нормативное содержание Разде­ла VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» части четвертой Гражданского кодекса РФ.

Помимо юридических обязательств некоторые измене­ния в законодательстве можно обосновать и практическими соображениями. Например, интересами обеспечения охраны прав российских авторов за рубежом, в том числе в ЕС. На­пример, охрана авторских прав российских правообладателей обеспечивается в странах ЕС положениями Бернской конвен­ции об охране литературных и художественных произведе­ний. При этом охрана в ЕС в определенной степени зависит от той, которая предоставляется на территории России. Как правило, срок охраны произведений иностранных авторов в какой-либо стране не может превышать срока охраны в стране происхождения. Поэтому увеличение срока охраны до 70 лет после смерти автора в российском законодательстве привело к тому, что российские авторы получают в странах ЕС такую же длительную охрану, какая предоставляется собственным гражданам в этих странах. Это связано с тем, что страны ЕС инкорпорировали в свое законодательство положения Дирек­тивы 1993 г., в которой предусматривалось соответствующее увеличение срока охраны.

Директивы и регламенты ЕС приняты по различным во­просам авторского права и смежных прав, а также права про­мышленной собственности. Правовое регулирование охваты­вает изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, топологии интегральных микросхем, базы данных, авторское право и смежные права при спутниковом вещании и передаче по кабелю, компьютерные программы, а также затрагивает вопросы защиты прав интеллектуальной собственности. Влияние на российское гражданское законо­дательство прослеживается по многим из этих направлений. Так, в области авторского права и смежных прав, кроме уни­фикации срока действия исключительного права, можно от­метить появление некоторых новых прав. Введение с 1 января 2008 г. охраны прав публикатора, как отмечает И. А. Близнец, представляет собой заимствование положений, действующих в Европейском союзе, хотя и в несколько измененном виде[6]. Согласно ст. 4 Директивы 2006/116/ЕС любое лицо, которое после истечения срока авторско-правовой охраны впервые за­конным образом публикует или доводит до публики ранее неопубликованное произведение, должно получить выгоду от охраны, эквивалентной имущественным правам автора. Срок охраны действует в течение 25 лет. В целом сходные положе­ния закреплены в ст. 1337 ГК РФ.

Срок охраны смежных прав согласно положениям Ди­рективы 2006/116/EC составляет 50 лет. В соответствии со ст. 3 Директивы, права исполнителя должны сохраняться 50 лет с даты исполнения. Однако если фиксация исполнения законно опубликована или законным образом сообщена публике в те­чение этого периода, права должны сохраняться 50 лет с даты первой такой публикации или первого сообщения публике, в зависимости от того, какой срок истекает ранее. В российском законе предусмотрены более высокие стандарты охраны, по­скольку срок действия исключительного права не может быть меньше времени жизни исполнителя. Как отмечает О.А. Руза- кова, это обусловлено такими ситуациями, когда исполнитель стал известен еще в юности, а права прекращались в период жизни исполнителя. Права вещательных организаций охра­няются 50 лет после первой передачи в эфир, включая пере­дачу по кабелю или через спутник (п.4 ст. 3 Директивы). Со­гласно п.1 ст. 1331 ГК РФ исключительное право на сообщение радио- или телепередачи действует в течение пятидесяти лет, начиная с 1 января года, следующего за годом, в котором име­ло место сообщение радио- или телепередачи в эфир или по кабелю. Таким образом, в российском законодательстве так же, как и в Директиве ЕС, предусмотрен более длительный срок охраны некоторых смежных прав, чем в Римской конвен­ции 1961 г., в которой было принято смешанное решение: ми­нимальный срок охраны для артиста-исполнителя 50 лет и 20 лет для вещательных организаций.

В отношении таких объектов, как компьютерные про­граммы и базы данных, в ЕС приняты специальные директи­вы, касающиеся их охраны. Директива ЕС «О правовой охране баз данных» (1996 г.) предусматривает двойную систему охра­ны - базы данных как собрания сведений, отличающегося от­бором и расположением материала, охраняемого авторским правом, и базы данных с точки зрения ее содержания, для которой предусмотрена охрана «особого рода» («sui generis»). Базы данных защищаются авторским правом, если они ориги­нальны, причем, по словам П. Сиринелли, «российское зако­нодательство это отмечало еще до всякой Директивы».

В ЕС осуществляется единообразное регулирование па­тентной охраны изобретений в области биотехнологий. Дирек­тива Европейского парламента и Совета ЕС 1998 г. «О право­вой охране биотехнологических изобретений» устанавливает запрет на патентование способов клонирования человека. В Директиве содержится перечень объектов, которые не могут быть запатентованы, включая изобретения, коммерческое ис­пользование которых противоречит публичному порядку или добрым нравам. Идентичные положения содержатся в ст. 1349 ГК РФ.

Значительный интерес может представлять европейский опыт, касающийся введения товарного знака ЕС на основании Регламента Совета ЕС 1993 г. о товарном знаке Сообщества. В настоящее время действует кодифицированный Регламент 2017 г. о товарном знаке Европейского союза. Товарный знак ЕС обладает одинаковым действием на всей территории ЕС.

Известно, что образцом для создания евразийской ре­гиональной патентной системы, действующей в странах СНГ на основании Евразийской патентной конвенции 1994 г., по­служила европейская патентная система. Представляется, что аналогичным образом право и практика ЕС были приняты во внимание при разработке положений о товарных знаках ЕАЭС и наименований мест происхождения товаров ЕАЭС в рамках Союза. Иными словами, в ЕАЭС будет функциони­ровать региональная система регистрации указанных средств индивидуализации, что предусмотрено Договором о Евразий­ском экономическом союзе (подписан в г. Астане 29.05.2014, ред. от 08.05.2015). При этом регистрация товарного знака ЕАЭС и наименования места происхождения товара ЕАЭС в одной из стран-участниц приведет к тому, что правовая охра­на будет предоставляться во всех других странах Союза.

Подводя итог рассмотрению вопросов, касающихся спец­ифики законодательства ЕС в области интеллектуальной соб­ственности, следует подчеркнуть, что правовое регулирование отношений в рассматриваемой сфере осуществляется, с одной стороны, путем гармонизации национального права, чему способствуют принятые директивы, а, с другой - путем введе­ния региональных объектов интеллектуальной собственности, регламентация которых осуществляется на уровне регламен­тов. Указанные процессы оказали и продолжают оказывать непосредственное влияние не только на законодательство го­сударств-членов ЕС, но также и на российское гражданское за­конодательство, касающееся прав на результаты интеллекту­альной деятельности и средств индивидуализации, а также на право интеллектуальной собственности ЕАЭС, которое фор­мируется в настоящее время.

ШУГУРОВА Ирина Викторовна
кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права Саратовской государственной юридической академии


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.