Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Международно-правовые аспекты борьбы с транснациональными преступлениями на море (на примере акватории аденского залива)

В октябре 2017 г. в рамках четвертой конференции вы­сокого уровня «Наш Океан» на тему угроз безопасности на море, организованной Управление ООН по наркотикам и преступности (далее - УНП ООН) совместно с Верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини и Комисса­ром ЕС по морским делам и рыболовству Кармену Велле, об­суждались вопросы борьбы с преступностью и обеспечения правосудия в открытом море. Глава УНП ООН Ю. Федотов заявил, что «Пиратство, наркоторговля, преступления про­тив живой природы, торговля людьми, незаконный ввоз ми­грантов: транснациональная организованная преступность представляет серьезную угрозу безопасности на море и на суше».

УНП ООН поддерживает справедливые судебные про­цессы над пиратами и развивает возможности морских правоохранительных органов, включая спасение мигрантов в море.

Также глава Программы по борьбе с морскими престу­плениями УНП ООН Алан Коул сообщил, что организация поддерживает государства, которые противостоят органи­зованной преступности в океане. Усилия по борьбе с транс­национальными преступлениями требуют справедливого и эффективного правового регулирования, а также квалифи­цированного персонала правоохранительных органов, рабо­тающих на море.

На примере Республики Сомали можно увидеть, как эти преступления совершаются в одной акватории и взаи­мосвязаны.

Береговая линия Республики Сомали довольно протя­женная, несмотря на это государство не обладает достаточ­ным потенциалом для обеспечения безопасности на море, которая сейчас обеспечивается в основном за счет патру­лирования акватории в рамках международных операций. Наряду с этой проблемой количество других видов престу­плений, совершаемых на море, увеличивается, а уголовное преследование преступников и судопроизводство остаются слабыми, что позволяет беспрепятственно развиваться пре­ступности.

Несмотря на то, что казалось бы проблема слабого обе­спечения безопасности на море одного довольно отдаленного государства Республики Сомали является его проблемой, она затрагивает интересы многих государств, поскольку геостра­тегическое местоположение акватории между конфликтны­ми зонами в Африке и на Ближнем Востоке предоставляет прибыльные возможности для контрабандистов, торговцев людьми и транснациональных преступных организаций.

Джибутийский кодекс поведения Международной мор­ской организации, который регулирует вопросы пресечения пиратства, вооруженного разбоя против судов и незаконной морской деятельности в западной части Индийского океана и Аденского залива 12 января 2017 г. был дополнен таким преступлением как незаконный, нерегулируемый, несооб­щаемый промысел, а также включил в себя понятие «орга­низованная транснациональная преступность на море», ко­торая в свою очередь состоит из любого действия: торговля оружием; незаконная торговля видами дикой фауны и дру­гими объектами в нарушение Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения; торговля людьми; торговля наркотиками и психотропными веществами; пиратство и воору­женный разбой против судов; незаконная бункеровка нефти; кража сырой нефти; контрабанда людей; незаконный сброс токсичных отходов.

Береговая линия Республики Сомали простирается от Республики Джибути до Республики Кения, и, включая ак­ваторию исключительной экономической зоны, составляет 825.000 квадратных километров. Воды Республики Сомали богаты рыбными ресурсами, которые охотно эксплуатируют иностранные рыболовецкие суда.

Незаконный, несообщаемый и нерегулируемый про­мысел (далее - ННН промысел) в сомалийских водах стал большой проблемой для государства, а слабый потенциал государства по обеспечению безопасности на море дает воз­можность преступности увеличиваться.

Политическая нестабильность в Республике Сомали, по­рождает и проблемы конкуренции, и несоответствие право­вых норм, регулирующих рыболовство на федеральном и региональном уровне. Такие проблемы создают пробелы, позволяющие избежать ответственности.

Кроме того, потенциал региональных властей более слабый, а международные операции по патрулированию в целях пресечения пиратской деятельности не уполномочены бороться с ННН промыслом.

ННН промысел помимо экономического ущерба го­сударству также приводит к истощению ресурсов, влияет на экологическую обстановку из-за разрушительных мето­дов рыболовства, например, траление и чрезмерный отлов рыбы.

Низкие доходы от рыболовства, недоверие правитель­ству, конкуренция с иностранными рыбаками, снижение за­пасов рыбы, бедность населения способствуют тому, чтобы рыбаки бросали легальную работу и уходили в преступную среду.

Еще одной из серьезных проблем, представляющей угрозу безопасности на море, является незаконный оборот оружия и боеприпасов. Незащищенность морских границ Республики Сомали дает возможность беспрепятственно заниматься преступной деятельностью. По мнению ... «не­законный ввоз оружия в Сомали непосредственно для тер­рористической группировки Аш-Шабааб является прямой угрозой для Федерального Правительства Сомали».

Торговля оружием и боеприпасами проходит через сложный преступный путь, связывающий конфликты в Ре­спублике Код-д'Ивуар, Республике Судан и Сирийской Арабской Республике.

Поставка оружия осуществляется также в западной ча­сти Индийского океана, что создает новые преступные сети. Виды поставляемого оружия разнообразны: от боевого оружия до реактивных штурмовых гранат. Незаконные произво­дители оружия, включая тех, кто занимался производством бомб в Афганистане, Иране и Сирии также являются частью этой сети.

Торговля оружием это ответная реакция на слабое обе­спечение безопасности как на суше, так и территориальном море Республики Сомали. Такая торговля противоречит Ре­золюции ООН 1747 (2007).

Считается, что порт Мукала в Республике Йемен, Босас- со и Калуула являются основными для транзита оружия.

27 февраля 2016 г. было перехвачено каботажное судно, перевозившее 2 197 ед. оружия, произведенного в Китайской Народной Республике, Республике Болгария, Румынии и Российской Федерации, пунктом назначения по данным GPS был порт Калуула.

Также в 2016 г. были зафиксированы еще 2 случая пере­возки оружия. В 2017 г. перевозка оружия между Исламской Республикой Иран, Республикой Сомали и Республикой Йе­мен активизировались. Только в январе 2017 г. было перехва­чено 3 поставки оружия, которое предназначалось террори­стическим группировкам, в частности Аш-Шабааб.

Безусловно процветанию черного рынка оружия спо­собствует слабая экономика и правоохранительная система, в том числе и глобальная бедность населения, для которого выбор поиска заработка в нелегальной сфере проставляется более привлекательным, а иногда и единственно возможным.

Поставка оружия и конфликты в этом регионе темно связаны, через Республику Сомали поставлялось оружие в конфликтные регионы в Республике Уганда, Республике Южный Судан, Республике Конго, Республике Йемен и Си­рийской Арабской Республике.

До недавнего времени оружие и боеприпасы можно было приобрести открыто на черном рынке в Магадишу, Ба- каара, а мелкокалиберное оружие в Босассо, Бурао, Гальму- дук.

Считается, что из-за подъема эмбарго на поставки ору­жия ООН в 2013 г. его поставки на черный рынок по государ­ственным каналам увеличились. Оружие неограниченное в числе, но ограниченное по калибру было импортировано из Китая и Чехии.

Любой конфликт в регионе может влиять на активность черного рынка оружия в Республике Сомали, таким обра­зом, необходимо предпринимать согласованные действия между государствами и международными организация для стабилизации конфликтов, тем самым эти усилия повлияют на сокращение спроса на оружие.

Наряду с перечисленными преступления серьёзной проблемой для Республики Сомали стала торговля людьми и незаконная миграция.

Ежегодно бесчисленное количество мигрантов и бежен­цев предпринимают попытки достичь Аравийского полу­острова и Европы через Африканский Рог. В основной при­чинами их миграции является политические конфликты, гуманитарный кризис, которые присущи регионам Север­ной Африки и Ближнему Востоку.

Республика Сомали для миграции из Африки в Европу является привлекательной как с точки зрения водных про­странств, так и сухопутных.

Важно отметить, что влияние такого сдвига миграции через Республику Сомали открывает возможности для пре­ступников в сфере торговли людьми, контрабанды и иных незаконных действий.

Маршруты миграции из Африки и Ближнего Востока пролегают через Сахару, Аденский залив, Красное море и Средиземное море.

По причине длительных политических конфликтов и часто меняющихся экономических условий, слабая право­охранительная система и пограничный контроль Республи­ки Сомали позволяют мигрантам пользоваться этими воз­можностями для незаконной миграции, а непосредственно акватория Республики Сомали стала маршрутом миграции после начала военного конфликта в Республике Йемен, по­скольку на море особенно хорошо развиты преступные сети и крайне слабый государственный контроль прибрежной зоны.

Привлекательность маршрута через Республику Со­мали зависит от ситуации на границе. До 2014 г. мигранты проходили через Республику Джибути, Ливию и Республи­ку Судан, но после увеличения стоимости маршрута через Средиземное море и развитие преступной сети незаконного ввоза мигрантов в Пунтленд и Республику Йемен маршрут миграции переместился в Аденский залив.

Также новые законы в сфере труда в Королевстве Сау­довская Аравия и ухудшение гуманитарной ситуации в Ре­спублике Йемен сделали сомалийский регион основным пунктом назначения для мигрантов, и в результате развития инфраструктуры контрабанды увеличилась миграция в обо­их направлениях.

Однако следует заметить, что миграция через Респу­блику Сомали представляет угрозу самим мигрантам, по­скольку из-за высокого уровня преступности они могут стать предметом торговли. Более того эта проблема усугубляется активным присутствием представителей террористических группировок Аль-Каиды и Аш-Шабааба, которые участвуют в похищении людей, сексуальном и физическом насилии, а также похищении людей с целью выкупа, принудительного домашнего рабства и попрошайничества на улицах.

По данным Регионального секретариата смешанной миграции, в 2014 г. зафиксировано 16 500 жертв торговли людьми, в числе которых были женщины, прибывшие в Ре­спублику Йемен в период с 2011 по 2013 гг.

Также сообщается о жертвах среди мигрантов, которые подверглись сексуальному насилию, женщины и девочки выбрасывались с лодок в море после перенесенного надругательства.

В то время как международные усилия по борьбе с пи­ратством сократили число пиратских нападений, акцент преступности сместился в сферу незаконной миграции. Эта проблема в акватории Аденского залива не привлекает боль­шого внимания, как например возле Европейских границ, поэтому вымогательство, незаконная миграция, похищение людей, торговля людьми остается прибыльной и относитель­но бесконтрольной преступной деятельностью.

В настоящее время мандаты международных операций по патрулированию зон с повышенной активностью пира­тов ограничивают их возможности. Они могут вмешивать­ся только в тех случаях, когда существует непосредственная угроза жизни людей.

Еще одним преступлением, угрожающим безопасности морского судоходства, является пиратство. Волна активности пиратства пришлась на период с 2005 по 2012 гг., которая представляла серьезную угрозу безопасности в акватории западной части Индийского океана и Аденского залива. В основном цель пиратов было получение выкупа в обмен за захваченное судно и экипаж.

В 2016 г. международное сообщество наблюдало замет­ное снижение активности пиратства, например, были зафик­сированы лишь попытки нападений, по сравнению с успеш­ными угонами 49 судов в 2010 г.

Снижение активности нападений пиратов происходит благодаря проведению международных операций по па­трулированию зон с повышенной активностью пиратов, но такие меры носят временный характер, и при свертывании операций пиратство снова станет активным. Пиратство не ликвидировано, моряки продолжают сталкиваться с попыт­ками нападений пиратов в различных регионах.

Зачастую увеличение актов пиратства является следстви­ем внутригосударственных конфликтов прибрежных стран, например, конфликт между группировкой хуситов и прави­тельством Республики Йемен повысил угрозу безопасности на море в Аденском заливе и Баб-эль-Мандебском проливе.

В соответствии с данными ИМО всего (с момента начала ведения статистики 1984 г.) на декабрь 2016 г. было совершено 7567 пиратских нападений и актов вооруженного разбоя про­тив судов.

Сегодня можно выделить три зоны с повышенной ак­тивностью пиратов: Западная Африка, Восточная Африка, азиатский регион.

В 2017 г. вдоль побережья Восточной Африки в Индий­ском океане было зафиксировано 67 случаев пиратства и во­оруженного разбоя на море, 27 из которых совершены в от­крытом море.

Важно отметить, что преступники были вооружены ог­нестрельным и холодным оружием.

В рамках международных операций таких как: Объеди­ненные морские силы CTF-151, операция НАТО «Океанский щит», операция Европейского Союза «Аталанта» в 2016 г. было задействовано 31 судно.

В целях обеспечения безопасности перевозчики вынуж­дены обращаться к услугам ЧОП. Поскольку деятельность ЧОП не урегулирована на международном уровне, репута­ция некоторых компаний вызывает сомнения, например, компания «Блэкуотер», в феврале 2009 года переименована в «Xe» — частная американская охранная компания, являюща­яся по сути частной армией, насчитывающей примерно 2,5 тысячи наемников и 25 тысяч солдат в резерве.

Эта компания прославилась убийством 17 мирных граждан Ирака 16 сентября 2007 г. ее сотрудниками, охраняв­шими дипломатический конвой Государственного департа­мента США, которые устроили перестрелку на центральной площади Багдада.

Несмотря на то, что при сопровождении ЧОП судов нападения на них совершается редко, использование таких компаний не способствует борьбе с пиратством, а скорее представляется выгодным бизнесом.

Все превентивные методы защиты, применяемые на судах, использование услуг ЧОП, увеличение скорости про­хода опасных зон приводит к большим затратам, и возмож­ность только конкретному судну избежать нападение, и со­вершенно не влияет на борьбу, а тем более на ликвидацию пиратства. Крайне важно для решения проблемы с пират­ством обеспечить неотвратимость наказания за него. В 2016 г. Управления ООН по наркотикам и преступности потратило 6 491 090 дол. США. на уголовное преследование пиратов. Так в 2016 г. в Кении было рассмотрено 17 дел, в Маврикии рас­смотрено 1 дело, на Сейшельских Островах рассмотрено 13 дел.

Несмотря на то, что нападения на суда пиратов продол­жаются, их сокращение вводит в заблуждение международ­ное сообщество, которое воспринимает пиратство как угрозу прошлого и перестает уделять должное внимание борьбе с ним.

Например, операция НАТО «Океанский щит «Фор­мально завершила свою активную работу в 2016 г.

В разгар сомалийского пиратства с 2008 по 2010 гг. были предприняты серьезные усилия международного сообще­ства по пресечению актов пиратства, однако снижение пре­ступности одного преступления повлекло увеличение коли­чества иных транснациональных преступлений. А операции по борьбе с пиратством наделены узкими полномочиями, и бороться с иными преступлениями не могут.

Как показывает исследование проблем, связанных с безопасностью мореплавания в Аденском заливе, их при­чина находится на суше, а именно политический конфликт, который как следствие делает государство слабым и неспо­собным обеспечить безопасность. Региональные конфликты изменили потоки миграции людей, увеличив тем самым не­законную миграцию, торговлю людьми, незаконный оборот оружия. Слабая экономика и правоохранительная система позволяют развиваться экстремистским группировкам таких как Аш-Шабааб. Небезопасная морская среда позволяет раз­растаться организованным преступным группам, которые легко подстраиваются под изменения в регионе.

Уже в 2017 г. наблюдалось увеличение активности пи­ратства. Представляется, что все преступления связаны меж­ду собой, поскольку порождаются отсутствием контроля без­опасности на море и используются в целях финансирования терроризма.

Преступные группы легко адаптируются при проведе­нии узконаправленных операций, которые не пресекают де­ятельность преступных сетей, а препятствуют совершению отдельных преступлений. Поэтому только комплексный подход может принести результат в борьбе с преступностью, а неминуемость наказания сможет обеспечить стабильность достигнутого.

Для решения проблем в акватории Аденского залива необходимо комплексно бороться с транснациональными преступлениями, безусловно при помощи международных операций с широким мандатом как на море, так и на суше.

СОКИРКИН Владимир Алексеевич
кандидат юридических наук


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.