Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Международный договор как основная правовая форма ядерного разоружения

Государства, имеющие ядерное оружие, несут особую ответственность за осуществление

конкретных и необратимых мер в области ядерного разо­ружения.

Существует множество путей продвижения к миру, свободному от ядерного оружия.

(Антониу Гутерриш)

Международное соглашение является в современных ус­ловиях основной правовой формой обеспечения ядерного разоружения. Его заключение должно происходить на осно­ве обычной процедуры, установившейся в международном праве - созыв конференции полномочных представителей государств, подписание договора и его последующая ратифи­кация.

В отношении отдельных аспектов ядерного разоружения, таких как запрещение применения ядерного оружия, его не­распространение, возможно использование и процедуры, примененной при заключении Договора о принципах дея­тельности государств в космическом пространстве 1967 года (утверждение проекта соглашения Генеральной Ассамблеей ООН с последующим подписанием и ратификацией государ­ствами без созыва специальной дипломатической конферен­ции).

В ряде международно-правовых актов имеется указание на форму согласования государствами окончательных планов

разоружения и закрепление их в обязывающих государства нормах.

Комиссия ООН по разоружению, созванная по инициа­тиве Советского Союза в 1965 году, высказалась за проведение Всемирной конференции по разоружению с участием всех государств. Это решение было поддержано Генеральной Ас­самблеей ООН, которая на ХХ сессии признала необходимым созвать конференцию не позднее 1967 года. В резолюциях Ге­неральной Ассамблеи ООН 1653 (XVI), 1801 (XVII), 1909 (XVIII) ставится вопрос о возможном созыве конференции для под­писания конвенции о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия. Такое же требование содержалось в Каирской декларации неприсоединившихся государств.

Конференция по разоружению (КР) создана в 1978 г. ре­шением первой специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по разоружению. Конференция по разоружению - по­стоянно действующий многосторонний переговорный форум в области разоружения и контроля над вооружениями. Основ­ная цель КР - проведение переговоров и выработка многосто­ронних договоров по нераспространению ОМУ, контролю над вооружениями и разоружению. КР стала преемницей ранее функционировавших в Женеве разоруженческих институтов: Комитета «десяти» (1959-60 гг.), Комитета «восемнадцати» (1962-69 гг.) и Конференции Комитета по разоружению (1969­78 гг.).

В настоящее время членами Конференции по разоруже­нию являются 65 государств, включая все государства, облада­ющие военными ядерными потенциалами. Еще до 40 различ­ных стран ежегодно принимают участие в ее работе в качестве наблюдателей. Из стран ОДКБ наряду с Россией (как право­преемницей СССР) в работе Конференции участвуют Бело­руссия и Казахстан. Статус наблюдателя регулярно получают Армения, Киргизия и Таджикистан.

На Конференции по разоружению разработаны такие важные многосторонние разоруженческие договоры, как Кон­венция о запрещении биологического и токсинного оружия (1972 г.), Конвенция о запрещении химического оружия (1993 г.) и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испыта­ний (1996 г.).

Формально функции Секретариата Конференции по ра­зоружению выполняет женевское подразделение Управления по вопросам разоружения Секретариата ООН. Обязанности Генерального секретаря исполняет Генеральный директор же­невского Отделения ООН М. Моллер (Дания). До 2014 г. Гене­ральным секретарем Конференции по разоружению являлся К.-Ж. К. Токаев (Казахстан); в 2002-2011 гг. - С. А. Орджоникид­зе (Россия).

Практической работой руководит Председатель Конфе­ренции по разоружению. По Правилам процедуры государ­ства занимают этот пост на ротационной основе (в соответ­ствии с английским алфавитом) в течение четырех рабочих недель.

Основополагающим при принятии решений (как проце­дурных, так и субстантивных) является принцип консенсуса.

Сессия Конференции состоит из трех частей: конец янва­ря - конец марта; середина мая - конец июня; конец июля - се­редина сентября. По итогам принимается ежегодный доклад Генеральной Ассамблее ООН. В последние годы в силу отсут­ствия субстантивной деятельности на Конференции по разо­ружению эти доклады носят преимущественно процедурный характер.

Повестка дня Конференции принимается в начале каж­дой сессии:

  • прекращение гонки ядерных вооружений и ядерное разоружение;
  • предотвращение ядерной войны, включая все связан­ные с этим вопросы (в т.ч. запрещение производства расще­пляющихся материалов для создания ядерного оружия);
  • предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве;
  • эффективные международные соглашения о гаранти­ях государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия;
  • новые виды оружия массового уничтожения и новые системы такого оружия, радиологическое оружие;
  • всеобъемлющая программа разоружения;
  • транспарентность в вооружениях;

Конференция по разоружению и ее предшественники успешно провели переговоры о заключении таких основных многосторонних соглашений в области ограничения вооруже­ний и разоружения как Договор о нераспространении ядер­ного оружия, Конвенция о запрещении военного или любо­го иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, договоры о морском дне, Конвенция о за­прещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении, Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического ору­жия и о его уничтожении и Договор о всеобъемлющем запре­щении ядерных испытаний.

Конференция по разоружению может ограничиться предварительно и согласованием наиболее существенных сто­рон плана и дать более конкретные директивы вспомогатель­ным органам, осуществляющим разработку проекта договора.

Несколько иной порядок юридического закрепления вы­работанных Советом Безопасности ООН планов закреплен Ре­золюцией Генеральной Ассамблеи 41 (I) от 1946 года. Соглас­но статье 2, проекты Совета безопасности ООН должны быть рассмотрены на специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Однако это не говорит о том, что для обеспечения разо­ружения достаточно одного утверждения планов Генеральной Ассамблеей ООН. В той же статье подчеркивается, что государ­ствами заключаются договоры или конвенции с обязательной последующей ратификацией сторонами. При этом делается оговорка, что такая ратификация проводится в соответствии со статьей 26 Устава ООН- планы обязательно должны быть приняты государствами.

Специальная сессия в данном случае является одной из разновидностей международной конференции, созываемой для заключение многостороннего соглашения. Такой поря­док заключения договора может быть в ряде случае признан целесообразным. Видимо, он возможен в условиях, когда все государства, располагающие более или менее значительным военным потенциалом, являются членами ООН.

Порядок вступления в силу договора о разоружении опре­деляется самим соглашением. Можно указать на некоторые положения, соблюдение которых вытекает из действующих норм. Для вступления в силу многосторонних соглашений, как правило, требуется определенное число ратификаций. В отношении Устава ООН, например, это выражалось в сдаче на хранение ратификационных грамот постоянными членами Совета Безопасности ООН и большинством других государств, подписавших Устав ООН. Договор о нераспространении ядер­ного оружия 1968 года вступил в силу после его ратификации государствами, правительства которых назначены депозита­риями, и 40 другими подписавшими его государствами. До­говор о запрещении ядерного оружия 2017 года предусма­тривает вступление в силу спустя 90 дней после того, как его подпишут и ратифицируют 50 государств. Договор о всеобъ­емлющем запрещении ядерных испытаний вступает в силу че­рез 180 дней после даты сдачи на хранение ратификационных грамот всеми государствами, перечисленными в приложении

  • к Договору, но ни в коем случае не ранее чем через два года после открытия его для подписания.

Как видно, вступление в силу международного договора по разоружению, в том числе и число требуемых для этого ратификаций, зависит от характера объекта самого договора. В отдельных случаях может потребоваться и всеобщая рати­фикация договора всеми его участниками. Такое требование может быть выдвинуто в отношение соглашения о полном за­прещении ядерного оружия, заключенного между ядерными державами, когда речь идет о ликвидации всех запасов этого вида вооружений и прекращении его производства.

Действующие нормы современного международного права в области разоружения устанавливают и принципиаль­ные положения, на которых должно строиться практическое осуществление ядерного разоружения и которые должны быть положены в основу будущих соглашений. Иначе говоря, наиболее общие черты будущих договоров уже определены международным правом.

Кроме того, Генеральной Ассамблеей ООН было при­нято немало резолюций, которые касаются отдельных мер в области разоружения, предусматривая возможность их осу­ществления независимо от общей программы. Они содержат принципы, на которых должно основываться правовое обеспе­чение частичных мер в области разоружения.

Для определение основных контуров международных со­глашений по разоружению имеют значение постановления Генеральной Ассамблеи ООН о мирном использовании кос­мического пространства (Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН A/RES/71/31 от 5 декабря 2016 года «Предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве»,Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН A/RES/71/32 от 5 декабря 2016 года «Не размещение первым оружия в космосе»).

В 2013 году группа государств — членов Организации Объединенных Наций и неправительственных организаций выступила с гуманитарной инициативой, направленной на то, чтобы изменить формат обсуждения вопроса о разоружении и поставить во главу угла разрушительные последствия ядерного взрыва. Кульминационным моментом проведения трех меж­правительственных конференций по вопросу о гуманитарных последствиях применения ядерного оружия, состоявшихся в 2013 и 2014 годах, стало принятие на себя правительствами 127 стран дипломатического обязательства сотрудничать «в рам­ках усилий, нацеленных на то, чтобы признать незаконным, запретить и ликвидировать ядерное оружие («Гуманитарное обязательство»).

По итогам проведения этих межправительственных кон­ференций Организация Объединенных Наций созвала в 2016 году Рабочую группу открытого состава для продвижения вперед процесса многосторонних переговоров по ядерному разоружению. Позднее, основываясь на рекомендации этой группы, Генеральная Ассамблея 23 декабря 2016 года приняла резолюцию 71/258 «Продвижение вперед процесса многосто­ронних переговоров по ядерному разоружению», в которой она постановила созвать конференцию Организации Объеди­ненных Наций для согласования юридически обязывающего документа о запрете ядерного оружия. 7 июля 2017 года был принят Договор о запрещении ядерного оружия, первый за 20 лет согласованный путем переговоров многосторонний и юридически обязывающий документ в области ядерного разо­ружения. Высокий представитель по вопросам разоружения Изуми Накамицу охарактеризовал принятие этого договора как «четкое послание подавляющего большинства государств относительно катастрофических гуманитарных последствий, которыми чревато любое применение ядерного оружия» (Бо­лее подробно данному Договору посвящена публикация авто­ра в № 1 Вестника Российской правовой академии за 2018 год).

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), основополагающее соглашение, направленное на сдержива­ние распространения ядерного оружия в мире и обеспечение ядерного разоружения, вступил в силу в 1970 году. К ДНЯО присоединилось 191 государство, включая все пять государств, признанных согласно Договору, государствами, обладающи­ми ядерным оружием: Китай, Российская Федерация, Со­единенное Королевство, Соединенные Штаты и Франция. Три страны, имеющие или предположительно имеющие ядерное оружие, — Израиль, Индия и Пакистан — в настоящее время не являются участниками ДНЯО. Корейская Народно-Демо­кратическая Республика в 2003 году объявила о своем выходе из Договора.

ДНЯО часто называют «грандиозной сделкой», заключен­ной между государствами, обладающими ядерным оружием, и государствами, не обладающими им. В обмен на обязатель­ство государств, не обладающих ядерным оружием, не при­обретать ядерное оружие, государства, обладающие ядерным оружием, согласились прекратить гонку ядерных вооружений и осуществить ликвидацию своих ядерных арсеналов. Все госу­дарства-участники согласились признать право участников ис­пользовать ядерную энергию в мирных целях в соответствии с основными обязательствами в отношении нераспростране­ния, предусмотренными Договором.

Нераспространение и гарантии в соответствии с догово­ром государства, не обладающие ядерным оружием, согла­сились не производить и не приобретать каким-либо иным способом ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, не принимать передачи от кого бы то ни было ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств, а также контроля над таким оружием или взрывными устрой­ствами, равно как и не добиваться и не принимать какой-либо помощи в производстве ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств. В целях проверки выполнения их обяза­тельств по Договору государства, не обладающие ядерным оружием, согласились принять гарантии, осуществляемые Международным агентством по ядерной энергии (МАГАТЭ), в отношении всего исходного и специального расщепляю­щегося материала, находящегося в пределах их территории или под их контролем. МАГАТЭ несет ответственность за удостоверение того, что государства — участники Договора, не обладающие ядерным оружием, не переключили ядерные материалы с мирного использования на цели производства ядерного оружия. В целом осуществление ДНЯО с момента его вступления в силу в 1970 году в плане сдерживания распро­странения ядерного оружия в мире было успешным, хотя и не идеальным. По-прежнему остаются за рамками ДНЯО ряд государств, которые, как предполагается, приобрели ядерное оружие после вступления Договора в силу. В целях укрепле­ния и расширения гарантий МАГАТЭ против переключения ядерного материала государствами, не обладающими ядер­ным оружием, в 1997 году был принят Дополнительный про­токол, носящий добровольный характер.

Договор содержит лишь одно положение, имеющее юри­дически обязательный характер и требующее, что бы государ­ства, обладающие ядерным оружием, осуществили ядерное разоружение. Статья VI Договора требует, чтобы все государ­ства-участники в духе доброй воли вели переговоры об эффек­тивных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным междуна­родным контролем. Прогресс в осуществлении этого обяза­тельства носил инкрементальный характер. Страны, обладаю­щие самыми большими ядерными арсеналами, — Российская Федерация и Соединенные Штаты — с 1970-х годов заключили ряд двусторонних соглашений о сокращении своих ядерных арсеналов и применении мер транспарентности в целях укре­пления стабильности в кризисных ситуациях и облегчения контроля.

Несмотря на вступление ДНЯО в силу, размеры глобаль­ных ядерных арсеналов продолжали увеличиваться вплоть до середины 1980-х годов, достигнув пикового показателя на уровне около 70 000 боеголовок. К настоящему моменту общее число боеголовок сократилось до примерно 15 395, причем около 4 120 из них находятся в состоянии боевой готовности. После окончания холодной войны усилия по дальнейшему сокращению вооружений продолжались, хотя в последние 10 лет не так активно, как прежде. В апреле 2010 года Российская

Федерация и Соединенные Штаты подписали Договор о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (новый договор о СНВ), который стал продолжением Договора 1991 года о сокращении и огра­ничении стратегических наступательных вооружений, срок действия которого истек 5 декабря 2009 года. Он заменяет До­говор 2002 года о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Соединенное Королевство и Франция также осуществляют односторонние сокращения своих ядерных сил и принимают некоторые меры по обеспечению транспарент­ности. Хотя количество ядерных вооружений уменьшилось, их способность многократно уничтожить жизнь на Земле оста­лась прежней. Примерно 1800 ядерных боезарядов находятся в состоянии повышенной боевой готовности и могут быть за­пущены в течение нескольких минут.

Бывший Генеральный секретарь Организации Объеди­ненных Наций Пан Ги Мун, выступая на закрытии Конфе­ренции 2015 года по рассмотрению действия ДНЯО, выразил надежду на то, «что растущая осведомленность о разрушитель­ных гуманитарных последствиях любого применения ядер­ного оружия будет и далее стимулировать к неотложным действиям для принятия эффективных мер, ведущих к запре­щению и ликвидации ядерного оружия».

В Договоре признается неотъемлемое право всех сторон без дискриминации развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях. Стороны также обязуются способствовать возможно самому полному обмену оборудованием, материалами, научной и технической информацией об использовании ядерной энергии в мирных целях и имеют право участвовать в таком обмене; кроме того, их призывают учитывать при этом нужды развивающихся районов мира.

Хотя многие страны считают ядерную энергию важной составляющей их энергетического комплекса, инцидент на атомной станции в Фукусиме, произошедший в Японии в мар­те 2011 года, заставил ряд стран пересмотреть свою привер­женность ядерной энергетике. В большинстве стран, однако, правительства полагают, что вопрос состоит не в том, чтобы отказаться от этого важного источника энергии, а в том, чтобы и далее совершенствовать стандарты ядерной безопасности.

ДНЯО по-прежнему сталкивается с многочисленными вызовами. Его участники в течение многих лет по-разному представляли свои основные задачи и пути, позволяющие найти оптимальное соотношение между обязательствами в отношении нераспространения и разоружения, предусмо­тренными в Договоре. Основной причиной напряженности являются давние расхождения по вопросу о том, что имеет преимущественное значение — нераспространение или разо­ружение.

Конференция 2015 года по рассмотрению действия ДНЯО столкнулась со значительными проблемами, включая наличие разногласий по поводу путей достижения прогресса в отношении двух ключевых вопросов: создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения, и установления юридически обязательного запрета на ядерное оружие. На этой конференции не удалось принять заключи­тельного документа.

Несмотря на текущие вызовы, ДНЯО с охраняет жизне­способность, а успехи в деле его осуществления нельзя недоо­ценивать. Этот договор является почти универсальным. Лишь этот документ возлагает на государства, обладающие ядерным оружием, юридическую обязанность добиваться ликвидации их ядерных арсеналов. Благодаря ему удалось остановить рас­пространение ядерного оружия. Нет сомнений в том, что воз­никнут новые вызовы, но Договор уже доказал свою прочность и, следует надеяться, сохранит ее в будущем.

В международных договорах идет речь о нераспростра­нении, испытаниях, зонах, свободных от ядерного оружия, и запрещении ядерного оружия.

Более 120 государств подписали «Гуманитарное обяза­тельство», в котором они пообещали «следовать императиву обеспечения безопасности для всех людей и содействовать за­щите гражданского населения от угроз, связанных с ядерным оружием». В этом документе было признано, что возможное применение ядерного оружия порождает «глубокие мораль­ные и этические вопросы». Морально ли применять ядерное оружие, которое не может быть ограничено национальными рубежами и способно поставить под угрозу выживание чело­вечества? Морально ли применять такое оружие, если «не су­ществует ... потенциала реагирования на человеческие страда­ния и гуманитарный ущерб, которые могут быть причинены»?

Авторитетные международные комиссии, включая Кан­беррскую комиссию, Комиссию по оружию массового унич­тожения и Международную комиссию по нераспространению ядерного оружия и разоружению, пришли к единому мнению о том, что до тех пор, пока одни обладают ядерным оружи­ем, другие будут испытывать желание также иметь его. До тех пор, пока ядерное оружие существует, существует и вероят­ность того, что оно вновь будет применено — случайно или преднамеренно.

Подводя итог проведенному исследованию, следует от­метить. что ядерное оружие по-прежнему существует. Обя­зательства в отношении ядерного разоружения до сих пор не выполнены. Режим нераспространения находится в хрупком состоянии. Чтобы справиться с этими вызовами потребуются усилия многих, в частности государств, гражданского обще­ства и Организации Объединенных Наций, которые должны окончательно и бесповоротно «признать незаконным, запре­тить и ликвидировать ядерное оружие.

НУЦАЛХАНОВ Гамзат Нуцалханович
кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного права Северо-Кавказского института


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.