Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Понятие правового режима медицинской тайны

ДАВЛЕТШИН Айрат Рамилевич
ассистент кафедры гражданского права Казанского (Приволжского) федерального университета

В законодательных актах часто используется термин «тайна» и в нормативно-правовых актах имеется более пяти­десяти видов. Однако необходимо отметить, что отношения в данной сфере еще не имеют эффективного правового регули­рования. Мы согласны со следующим определением: «тайна - информация (сведения), известная или доверенная узкому кругу субъектов в силу исполнения ими служебных, про­фессиональных либо иных обязанностей, доступ к которой ограничен действующим федеральным законодательством, в связи с чем правообладатель информации имеет правовой интерес к охране ее конфиденциальности, и разглашение ко­торой влечет за собой юридическую ответственность».

Медицинская тайна, в силу специфики врачебной де­ятельности, является одной из основных понятий учения о принципах поведения медицинского работника во взаимо­отношениях с больным и его родственниками - деонтологии.

Особенностью неимущественных прав является их не­материальный характер, а также отсутствие установленных законодателем пределов их реализации. Вместе с тем уста­новлены границы вторжения в личную сферу других лиц. Следует отметить, что исследовать нужно не тайну как ин­формацию, а различные правовые режимы тайн, потому что одна и та же информация в различных ситуациях может от­носиться к разным видам тайн.

Для начала обозначим непосредственно признаки тай­ны:

  1. Тайной являются сведения о субъектах, объектах, про­цессах, фактах вне зависимости от вида предоставления.
  2. Факт того, что данная информация известна опреде­ленному узкому кругу лиц в связи с исполнением своих про­фессиональных, служебных обязанностей. Данный признак необходимо считать факультативным, так как не все виды тайн связаны с исполнением обязанностей, например, лич­ная и семейная тайна.
  3. Ограничения должны быть установлены федеральным законодательством. Правовые основы для этого заложены в ч.1 ст.23 Конституции РФ и в п.1 ст.9 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». На основании си­стемного анализа законодательства установлено, неприкос­новенность тайны не толкуется как абсолютная.
  4. Право принимать определенные меры к охране кон­фиденциальности информации, коими могут выступать раз­личные законные способы обеспечения сохранности тайны. При этом меры могут проявляться как в форме активных действий, так и в форме пассивного бездействия.
  5. Юридическая ответственность неизбежна в случае раз­глашения тайных сведений и может наступать только у обя­занных по закону либо договору лиц, то есть специальных субъектов.

Несмотря на это, на сегодняшний день ни в науке, ни в законодательстве не выработалось отчетливого, теоретически выверенного подхода к определению медицинской тайны.

Исторически медицинская тайна возникла еще в Древ­нем Риме, где медицину называли искусством молчания. С разработкой концепции естественного права в 17 веке, когда вместе с правами человека абсолютизируются права на кон­фиденциальность, врач не имеет права раскрывать никакой информации о пациенте без его согласия, то есть, иными словами, тайна становится частной собственностью.

В связи с тем, что в России долгое время в обиходе ис­пользовалась народная медицина, затем монастырская, эти­ка профессиональных врачей складывалась на основе таких категорий, как сострадание, благотворительность, самопо­жертвование. Поэтому можно утверждать, что медицинская этика развивалась во взаимосвязи с культурой российского народа. Несмотря на сказанное, нельзя не отметить также влияние западноевропейской практики, уделявшей внима­ние вопросам врачебного долга, тайны, профессиональных ошибок.

В дореволюционный период в России не была сформи­рована законодательная база, которая могла бы регулировать общественные отношения по поводу медицинской тайны че­ловека, отмечает известный российский юрист А. Ф. Кони. В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, имелась обязанность врача «сообщать о всяком случае повальной и прилипчивой болезни, обнаруженной насиль­ной смерти, в том числе и о самоубийстве, преждевременных родах, предполагаемых выкидышах».

Необходимо отметить труды выдающихся ученых XIX века, работы которых были посвящены медицинской тайне: М. Я. Мудров, Г. А. Захарьин, Н. И. Пирогов. Основные дово­ды, к которым они сводились, утверждали, что секреты паци­ента должны оставаться в тайне при любых обстоятельствах. Отдельно можно выделить труды профессора В. А. Манассе- ина, редактора газеты «Врач», который медицинскую тайну сравнивал с тайной исповеди. Вячеслав Авксентьевич считал, что первая должна быть так же абсолютной, без исключений. Только в этом случае можно надеяться, что больной не будет ничего скрывать от врача и будет говорить всю правду о себе.

После октябрьской революции 1917 года произошли кардинальные изменения во многих сферах, не исключение и медицина. Врачебная тайна была обозначена как пережиток буржуазной медицины. «Мы держим курс на полное уничто­жение врачебной тайны. Врачебной тайны не должно быть. Это вытекает из нашего основного лозунга, что «болезнь - не позор, а несчастие», которого не следует стыдиться», - ут­верждал первый нарком здравоохранения Н.А. Семашко, которого в дальнейшем называли «архитектором» советской системы здравоохранения за обеспечение доступной квали­фицированной медицинской помощи для населения СССР, опередившей в этом иностранные государства.

В Декрете ВЦИК и СНК РСФСР «О профессиональной работе и правах медицинских работников», далее в «Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении» было указано, что в суде врача могли до­просить в качестве свидетеля относительно информации, ставшей ему известной во время частной практики.

С принятием Женевской декларации (Международная клятва врачей) Всемирной Медицинской Ассоциацией, со­ветские доктора вернулись к принесению клятвы Гиппокра­та. Текст обещания неоднократно менялся, но основная идея и принципы сохранились с V в. до н.э. Современную клятву произносят при получении диплома о высшем медицин­ском образовании, текст которой ранее указывался в ст. 60 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» (утратил силу с 1 января 2012 г.). Помимо прочего в клятве указывалось на обязательство «... хранить врачебную тайну».

Значение понятия «тайны» в медицине невероятно вы­соко, так как информация о текущем состоянии здоровья пациента содержит, в том числе, и сведения о будущем боль­ного (перспективы выздоровления, возможности сохранения или восстановления трудоспособности, инвалидность). В связи с этим пациент обязан передать максимум информа­ции лечащему врачу. Таким образом, к сведениям, которые составляют медицинскую тайну, следует относить не только факт обращения за медицинской помощью, информацию о диагнозе, наследственных болезнях, вредных привычках, другими словами медицинского характера, но и сведения немедицинского характера: относительно завещания, иму­щественных ценностей, хобби, личные взаимоотношения с близкими и т.п.

Важно отметить, что субъектом-правообладателем бу­дет считаться не только пациент, но и лицо, не обращавше­еся за медицинской помощью, если информация об этом будет донесена до третьих лиц, в частности, родственникам. То есть, информация об отсутствии факта обращения за ме­дицинскими услугами также является медицинской тайной гражданина.

Если подходить с точки зрения набора обязанностей, то под медицинской тайной необходимо понимать професси­ональное обязательство работника лечебного учреждения держать в строжайшей тайне все сведения, относящиеся к здоровью и личным аспектам жизнедеятельности пациента, при том условии, что эти сведения получены в процессе осу­ществления медицинского обслуживания данных пациентов.

Необходимо указать, что с принятием ФЗ № 323 «Об ос­новах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» произошла трансформации формулировки прав пациента с «сохранения в тайне» к «защите сведений, составляющих врачебную тайну». С изменением формулировки меняется и содержание объема обязанностей лиц, так как в соответ­ствии с ч. 1 ст. 16 Закона «Об информации» защита информа­ции включает в себя принятие правовых, организационных и технических мер, направленных на:

  • обеспечение защиты информации от неправомерно­го доступа, уничтожения, модифицирования, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении такой инфор­мации;
  • соблюдение конфиденциальности информации огра­ниченного доступа;
  • реализацию права на доступ к информации.

Необходимо обозначить, что смертью больного его ме­дицинская тайна не перестает защищаться правовыми нор­мами и государством. Еще в ХХ веке был принят ряд меж­дународных соглашений, в том числе Третьей Генеральной ассамблеей Всемирной медицинской ассоциации (Лондон, 1949 год) - «Международный кодекс медицинской этики», в который в 1968 и 1983 годах было внесено положение о том, что «врач должен хранить врачебную тайну даже после смер­ти своего пациента».

В научной доктрине имеется дискуссия о возможности наследования медицинской тайны по закону или завеща­нию. Так, А.А. Мохов предлагал внести в законодательство следующее положение: «Право на получение информации о факте обращения, диагнозе, здоровье гражданина, право на их защиту, а также отказ от сохранения в тайне этих сведе­ний после смерти переходит к его наследникам, если иное не указано в завещании». При этом он проводит аналогию с авторскими правами.

Имеются и противоположные точки зрения, согласно которым сравнение медицинской тайны с авторскими пра­вами недопустимо ввиду различной природы данных кате­горий. Авторские права связаны с интеллектуальной дея­тельностью человека, а медицинская тайна непосредственно с самим субъектом и не может являться объектом передачи по наследству.

С другой стороны, следует обратить внимание на пози­цию, согласно которой тайна - это не информация, а особый правовой режим информации с ограниченным доступом, которая устанавливается:

  • ценностью скрываемых сведений, определяемых спец­ифичностью их содержания и фактором их неизвестности третьим лицам;
  • отсутствием открытого доступа к сведениям на закон­ных к тому основаниях;
  • наличием превентивных мер, принимаемых обладате­лем сведений по защите их от доступа третьих лиц.

Соответственно, под выражением «правовой режим медицинской тайны» можно понимать совокупность опре­деленных требований законодателя, которыми на лечебное учреждение возлагается обязанность по обеспечению со­хранности медицинской тайны, а также определяется по­рядок предоставления сведений уполномоченным на то органам без согласия самого пациента. Следовательно, раз­глашение медицинской тайны будет являться нарушением законодательства и/или договора об оказании медицинских услуг, за что медицинское учреждение будет отвечать перед пациентом на общих основаниях (ст. 393 ГК РФ).

У любого явления имеется содержание, которое зависит от непосредственного определения самого явление. Иными словами, медицинская тайна, как юридическая категория, наполнена содержанием правовых норм, регулирующих об­щественные отношения в данной сфере.

Аналогично регулирование медицинской тайны, как со­стояния информации о здоровье и личной жизни пациента, о чем известно узкому кругу лиц. Для пациента социальный интерес будет заключаться в закрытом характере сведений о его здоровье. Поэтому мы считаем, что медицинская тайна может быть квалифицирована в качестве нематериального блага. Таким образом, состояние закрытости информации, как ее правового режима, рассматривается пациентом как его личное неимущественное (нематериальное) благо, удов­летворяющее его потребности.

В доктрине неоднократно высказывались доводы о том, что объектом гражданских прав следует признавать право­вой режим различных благ, а не сами эти блага, поскольку именно правовым режимом они отличаются друг от друга, что и имеет значение для гражданского права.

Потому состояние конфиденциальной информации и есть объект гражданских правоотношений, который обозна­чен термином «медицинская тайна».

Источник: star-hits.com


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2019 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.