Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Международно-правовые аспекты проблемы «фантомного промысла» морских живых ресурсов

Понятие, причины и последствия «фантомного про­мысла».

«Фантомный промысел» (англ. - «Ghost fishing») - это термин, который был введен в обиход Всемирным обществом защиты животных и активно используется в настоящее время в деятельности международных межправительственных орга­низаций (ООН, ФАО, ЮНЕП и др.). Он обозначает проблему, когда оставленные, утерянные или иным образом брошенные в море орудия лова, захватывают рыбу или другие морские живые ресурсы, которые, не имея возможности выбраться, погибают. Оставленные, утерянные или иным образом бро­шенные орудия лова, могут продолжать лов в течение долго­го времени. Фантомный промысел на небольших глубинах (менее 200 м) обычно не является серьезной проблемой вви­ду того, что утерянные, выброшенные или оставленные сети имеют ограниченный период лова из-за быстрого обрастания морскими организмами и, в некоторых районах, запутывания приливными течениями. На больших глубинах влияние фан­томного промысла, может быть выражено намного сильнее, так как такие сети могут продолжать «лов» в течение 2-5 лет после их оставления преимущественно потому, что в глубоко­водных районах обрастание морскими организмами и влия­ние приливных течений выражено не так сильно. Считается, что ежегодно пропадает или выбрасывается в океаны не менее 640 000 тонн орудий лова. По оценкам ФАО и ЮНЕП, одна десятая часть всех отходов в океане состоит из таких «орудий- призраков». Уровень загрязненности такими орудиями лова значительно вырос за последние десятилетия в связи с увели­чением масштабов промысловых операций и широким при­менением стойких синтетических материалов. В настоящее время такой мусор составляет около 10% от всего морского мусора, его объем доходит до сотен тысяч тонн в год.

Уничтожение рыбы и других видов, таких как киты, дель­фины, тюлени и черепахи (некоторые из них находятся под угрозой вымирания), является одним из многочисленных раз­рушительных воздействий потерянных орудий лова. Обломки снастей вызывают также изменение донных и морских сред обитания; они создают проблемы для навигации, когда в них попадают винты двигателей судов, что в худших случаях при­водит к опрокидыванию и человеческим жертвам. Утерянные орудия лова также оказываются среди выброшенного на берег мусора и создают опасность для птиц и других прибрежных видов, а также являются угрозой для здоровья и безопасности отдыхающих на пляжах. Государства во всем мире предпри­нимают усилия по совершенствованию управления рыбными запасами, и эти усилия могут быть сведены на нет, если воз­действие со стороны утерянных орудий лова будет продол­жать нарастать.

Орудия лова оказываются брошенными в океане по са­мым разным причинам. Шторм или непогода могут смыть их с борта судна в воду. Сама морская среда может вызывать поломку орудий лова, или же они цепляются за другие пред­меты в океане, из-за чего их сложно извлечь. В некоторых слу­чаях неизвестны владельцы орудий лова, в результате чего они оказываются брошенными безнаказанно. Иногда в портах нет необходимого оборудования для утилизации судами орудий, срок эксплуатации которых закончился. Орудия лова могут также быть намеренно выброшены за борт в ходе незаконного лова или просто в результате аварии и человеческой ошибки.

Проблема оставленных, утерянных или иным образом брошенных орудий лова (далее - ОУБОЛ) на протяжении де­сятилетий беспокоит ООН, ФАО, ИМО, ЮНЕП и многие го­сударства. Такие орудия лова составляют значительную часть морского мусора и самым негативным образом отражаются на ареале обитания и запасах рыбы и других морских видов. ОУБОЛ, в которые продолжает попадать рыба (лов на поте­рянные орудия лова), могут приводить к снижению прибыль­ности и росту операционных издержек для владельцев/опера- торов судов и государственных органов в силу необходимости замены утраченных орудий лова и организации мероприятий по их поиску и извлечению.

Главным средством борьбы с ОУБОЛ является маркировка орудий лова. Мировым сообществом признано, что разработ­ка общего стандарта относительно маркировки орудий лова поможет прибрежным государствам-членам в решении про­блем, связанных с ОУБОЛ. Маркировка орудий лова также может стать важным механизмом выявления незаконных ору­дий лова и поможет в выполнении различных обязательств, предусмотренных соответствующими международными до­кументами как обязательного, так и добровольного характера. Маркировка орудий лова также содействует повышению безо­пасности на море, поскольку не маркированные должным об­разом орудия лова, а также оставленные, утерянные или иным образом брошенные орудия лова представляют опасность для судоходства. Должная маркировка орудий лова также позво­ляет проследить происхождение компонентов орудий, свя­занных с проблемой запутывания морских млекопитающих и исчезающих, находящихся под угрозой исчезновения охраня­емых видов.

В настоящее время в некоторых государствах существуют требования относительно маркировки орудий лова, однако отсутствуют какие-либо международные нормы, руководства или иные положения, касающиеся требований в отношении тех орудий лова, которые применяются судами в открытом море. В связи с этим, по мнению ФАО, необходимо разрабо­тать международный документ, на основании которого госу­дарства могут ввести систему маркировки орудий лова, по­зволяющая легко определять принадлежность снастей и их местонахождение в воде. Установление и развитие междуна­родных стандартов по маркировке орудий лова поможет луч­ше понять причины их потери и принять соответствующие превентивные меры.

По сложившемуся мнению, внедрение общей системы маркировки орудий лова позволит добиться в том числе сле­дующих результатов: а) снижение числа случаев преднаме­ренного оставления или ненадлежащей утилизации орудий лова; б) установление собственника и сторон, ответственных за соответствующие орудия лова; в) содействие профилактике несанкционированной постановки или использования ору­дий лова и как следствие случаев их спутывания и потери; г) внедрение технологий отслеживания и перемещения в целях установки местоположения орудий лова и их последующего обнаружения и извлечения; д) снижение экономических по­терь собственников орудий лова и государственных органов благодаря профилактике потерь орудий лова, минимизации издержек по их поиску, извлечению и замене и сокращению потерь, связанных с ловом на потерянные орудия лова; е) сни­жение ущерба окружающей среде и вредного воздействия на водные виды, включая содействие определению компонентов орудий лова, в которых запутались морские животные; ж) снижение риска для судоходства и аквалангистов, в том числе сопряженного с гибелью на море; з) содействие налаживанию более эффективного управления рыбным промыслом, в том числе контроля за запасами и профилактике незаконного, не­сообщаемого и нерегулируемого промысла (далее - ННН про­мысел).

ННН промысел стал глобальной проблемой, он имеет место практически во всех акваториях Мирового океана, как в пределах национальной юрисдикции, так и в открытом море, остается одной из самых серьезных угроз для морских экоси­стем и подрывает национальные и региональные усилия по устойчивому управлению рыболовством и сохранению мор­ского биоразнообразия[2]. Он также ставит под угрозу источни­ки средств к существованию добросовестных рыбаков и других сторон рыбопромыслового сектора, усугубляет проблему ни­щеты и продовольственной безопасности и провоцирует не­обязательные экономические потери.

Наряду с введением достаточных мер контроля со сто­роны государств порта и других мер, облегчающих властям проведение инспекций орудий лова, маркировка орудий лова может помочь повысить эффективность управления рыболов­ством и борьбы с ННН промыслом, в особенности, когда такая маркировка становится обязательным условием для получе­ния разрешения на промысел. При должном воплощении в жизнь система маркировки орудий лова позволит создать ре­естр собственников и обеспечить контроль за интенсивностью вылова.

История вопроса о необходимости международно­правовой регламентации маркировки орудий лова и его современное состояние.

Комитет по рыболовству ФАО (далее - КОФИ ФАО) на своей 18-й сессии в 1989 г. отметил отсутствие международ­ных правил, рекомендаций или единой практики маркиров­ки орудий лова для определения собственника таких орудий лова. Комитет подчеркнул, что разработка стандарта на мар­кировку орудий лова будет полезна государствам-членам и призвал созвать соответствующее консультативное совещание экспертов.

Консультативное совещание экспертов по маркировке орудий лова состоялось в Канаде 14-19 июля 1991 г. На данном Совещании были разработан проект Рекомендаций по мар­кировке орудий промысла, которые были представлены на рассмотрение 20-й сессии КОФИ ФАО в марте 1993 г. Однако ряд членов КОФИ сочли, что введение единой системы марки­ровки орудий лова может повлечь за собой дополнительную административную нагрузку. В связи с этим, Комитет поручил продолжить пересмотр проекта Рекомендаций по маркиров­ке орудий лова.

В 1994 г. в повестку дня Совещания экспертов Кодекса ве­дения ответственного рыболовства был включен пункт о мар­кировке орудий лова. Эксперты среди прочего отметили, что: а) национальные управляющие органы необходимо уведом­лять обо всех случаях утраты орудий лова, включая их коли­чество и место утраты; б) рыбопромысловая отрасль и прави­тельственные органы должны продумать порядок и средства поиска и извлечения ОУБОЛ; и в) все орудия лова подлежат маркировке, обеспечивающей установление собственников таких оружий лова. В Статье 8.2.4 Кодекса ведения ответствен­ного рыболовства 1995 г. указывается, что орудия лова должны быть маркированы в соответствии c национальным законо­дательством, c тем чтобы можно было определить владельца этих орудий лова, и что требования к маркировке орудий лова должны учитывать единообразные и общепринятые в между­народной практике системы маркировки орудий лова.

Следует отметить, что требования к маркировке орудий лова содержаться в ряде международных универсальных до­говоров.

В частности, в Соглашении ООН о трансграничных рыб­ных запасах и запасах далеко мигрирующих видов рыб 1995 г. маркировка рыболовецких судов и орудий лова в целях их идентификации с использованием единых и общепринятых в международной практике систем маркировки судов и орудий лова указывается в качестве одной из обязанностей государ­ства-флага.

В соответствии с Приложением V МАРПОЛ 73/78 утили­зация изготовленных из синтетических материалов орудий лова в море запрещается. В 1990 г. Комитет по защите морской среды Международной морской организации (КЗМС ИМО) принял Руководство по выполнению положений Приложе­ния 5 (73/78) к МАРПОЛ 73/78, в котором, среди прочего, было указано, что любые случайно утерянные или незаконно сбро­шенные орудия лова могут оказать существенное негативное воздействие на состояние морской среды. В связи с этим, в це­лях обеспечения выполнения целей МАРПОЛ 73/78 и ее поло­жений о сотрудничестве в области обнаружения нарушений ее указаний, Руководство предписывало отдельным лицам, органам власти, иным структурам, ответственным за управле­ние рыболовством, использовать систему идентификации ры­боловных орудий, предназначенную для установления наиме­нования, регистрационного номера и национальности судна, а также призывало правительства к разработке технологий, предназначенных для возможно более точного определения местоположения орудия в морском пространстве. Особая роль Руководства для формирования системы маркировки со­стояла в том, что оно признавало необходимость маркировки всех промысловых орудий, вне зависимости от способа орга­низации лова, т.к. в контексте МАРПОЛ 73/78 орудия лова рас­сматриваются исключительно как техногенный загрязнитель морской среды.

В соответствии с Приложением B к Соглашению ФАО о мерах государства порта по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемо­го промысла 2009 г. инспекторы обязаны проверять орудия промысла на предмет соответствия их маркировки условиям разрешения на промысел. Цель данной процедуры - помочь выявлять орудия лова, используемые для ННН промысла.

Кроме международных договоров, требования о марки­ровке орудий лова предусмотрены в ряде актов рекоменда­тельного характера.

В частности, в Международном плане действий по борьбе с ННН промыслом 2001 г. среди действий государств, которые могли бы способствовать повышению эффективности мер по противодействию ННН промыслу, предусмотрено примене­ние государствами системы маркировки орудий лова, соответ­ствующей международным стандартам.

В Международных руководящих принципах регулирова­ния прилова и уменьшения выбросов 2011 г. государствам и региональным организациям и механизмам по управлению рыболовством предлагается рассмотреть меры по устранению последствий от потерянных орудий лова для живых морских ресурсов, включая меры по установлению собственников та­ких орудий лова.

В своей Резолюции по обеспечению устойчивого рыбо­ловства (A/RES/60/31, пп. 77-81) Генеральная Ассамблея ООН призвала принять меры по решению проблемы утерянных или брошенных орудий лова, в том числе за счет сбора данных об утерянных орудиях, экономических издержках, анализа причин утери орудий лова и возможностей по их устранению, а также разработки совместных программ по профилактике данной проблемы, поиску и извлечению оставленных орудий лова. Во вступительной части Резолюции по устойчивому ры­боловству (A/RES/71/123) Генеральная Ассамблея ООН при­знала, что оставленные, утерянные или иным образом бро­шенные орудия лова выступают все более распространенной и разрушительной формой морского мусора, которая пагубно воздействует на рыбные запасы, морскую жизнь и морскую среду, и что необходимо срочно принять превентивные меры, а также предпринять действия по изъятию мусора. В поста­новляющей части данной Резолюции подтверждается важ­ность пп. 77-81 Резолюции A/RES/60/31 и указывается на не­обходимость ускорить их выполнение. В п. 198 приветствуется работа, проводимая в этой связи в рамках ФАО в целях даль­нейшей разработки руководящих принципов, касающихся маркировки орудий лова, на основе технических консультаций и содержится рекомендация ФАО провести эксперименталь­ные проекты по предупреждению лова на потерянные орудия путем извлечения ОУБОЛ и по маркировке орудий лова в раз­вивающихся странах в целях содействия осуществлению этих руководящих принципов. Также в п. 196 Резолюции отмеча­ются рекомендации из представленного в 2009 г. совместного Доклада ЮНЕП и ФАО по проблеме ОУБОЛ.

На 31-й сессии КОФИ ФАО в 2014 г. участники вновь вы­сказали обеспокоенность по поводу проблемы ОУБОЛ, отме­тив, что государствам и РФМО следует уделять больше внима­ния минимизации ущерба от ОУБОЛ, и что уже существуют экономически эффективные технические средства и методы.

Ассамблея Организации Объединенных Наций по окру­жающей среде (ЮНЕА) в своих резолюциях также неодно­кратно обращала внимание на проблему морского мусора, в том числе настоятельно призывала принять конкретные меры по устранению проблемы мусора, связанного с рыбным про­мыслом. В п. 15 Резолюции 2/11 ЮНЕА по лому и микроча­стицам пластмасс в морской среде подчеркивается необхо­димость обмена знаниями и опытом в области наилучших имеющихся методов и видов природоохранной деятельности для сокращения замусоривания от рыболовства и аквакульту­ры и осуществления в случае целесообразности эксперимен­тальных проектов, в том числе, в отношении депозитных схем, добровольных соглашений и восстановления, в частности пу­тем предупреждения и сокращения, повторного использова­ния и рециркуляции.

Принимая во внимание упомянутые выше проблемы, ФАО созвала Консультативное совещание экспертов по мар­кировке орудий лова, которое состоялось 4-7 апреля 2016 г. в штаб-квартире ФАО в г. Риме. Участники данного Совещания подготовили проект Руководящих принципов по маркировке орудий лова, а также доклад, содержащий иные сопутству­ющие рекомендации. Участники Консультативного совеща­ния экспертов высказались за продолжение работы над про­ектом Руководящих принципов по маркировке и призвали ФАО проработать порядок эффективного внедрения системы маркировки орудий лова, в том числе путем развития необ­ходимого потенциала изучения практического опыта, а также указали, что ФАО следует взаимодействовать с соответствую­щими международными универсальными и региональными организациями в целях повышения информированности, со­вершенствования коммуникационной работы и развития по­тенциала, необходимого для внедрения эффективных систем маркировки орудий лова, включая устройства концентрации рыбы (УКР).

На 32-й сессии КОФИ ФАО в июле 2016 г. был рассмотрен Доклад о работе Консультативного совещания экспертов. Ко­митет одобрил рекомендации Совещания и, в частности, вы­соко оценил результаты работы ФАО по решению проблемы ОУБОЛ, отметив, что подобная маркировка может сыграть важнейшую роль в сокращении масштабов проблемы ОУБОЛ и ННН промысла. КОФИ ФАО поддержал предложение про­вести техническое консультативное совещание по продолже­нию разработки рекомендаций по маркировке орудий лова.

Во исполнение этого решения КОФИ ФАО Департамент рыболовства и аквакультуры ФАО принял решение о проведе­нии Технического консультативного совещания по маркиров­ке орудий лова, которые состоялись в период с 05 по 09 февра­ля 2018 г. в штаб-квартире ФАО в г. Риме.

Вначале Совещания со вступительной речью выступил помощник Генерального директора ФАО, руководитель Де­партамента рыболовства и аквакультуры Арни М. Матиесен. Он передал приветствие участникам Технического консуль­тативного совещания от Генерального директора ФАО Жозе Грациану да Силвы и подчеркнул роль маркировки орудий лова в качестве одного из средств предотвращения появления и сокращения количества ОУБОЛ, а также в качестве одного из средств, способствующих предупреждению и обнаружению ННН промысла. А.М. Матиесен остановился на негативных последствиях ОУБОЛ, в том числе для морской среды и для устойчивого рыбного промысла в связи с попаданием рыбы и других морских живых ресурсов в ОУБОЛ. Он также обратил внимание на то, что проблема морского мусора в настоящее время широко обсуждается на мировой арене, особенно в кон­тексте Повестки дня ООН в области устойчивого развития до 2030 года и Цели 14.1, в которой сформулирован настоятель­ный призыв значительно снизить все виды загрязнения мор­ской среды к 2025 г.

Департамент рыболовства и аквакультуры ФАО предста­вил проект Руководящих принципов по маркировке орудий лова и сообщил, что он разработан с учетом консультаций с участниками Консультативного совещания экспертов по мар­кировке орудий лова (4-7 апреля 2016 г.), с представителями рыболовецкой отрасли и специалистами.

Вначале обсуждения был поставлен вопрос о названии разрабатываемого документа. Все делегации сошлись во мне­нии, что документ должен называться «Добровольные руково­дящие принципы по маркировке орудий лова» по примеру разработанных раннее в рамках ФАО аналогичных актов.

Оживленную дискуссию вызвал п. 1 Раздела «Цель». В представленном проекте сфера применения документа рас­пространялась не только на морские пространства, но и на пресные водоемы. Ряд делегаций (Сенегал, Аргентина, Китай) указывали на необходимость того, чтобы документ распро­странялся только на морские воды, поскольку именно в них существуют наибольшие проблемы, связанные со значитель­ным сокращением запасов живых ресурсов. В результате об­суждения было принято решение оставить упоминание толь­ко о морской среде.

Длительное обсуждение вызвал Раздел «Определения» проекта документа. Некоторые делегации предложили изме­нить ряд используемых терминов.

В частности, делегация Российской Федерации выступила с инициативой корректировки термина «Средство маркиров­ки». В представленном проекте этот термин означал «любой идентификатор, позволяющий соответствующему компетент­ному органу определить сторону, несущую конечную ответ­ственность за установку орудий лова». По мнению делегации нашей страны, слова «ответственность за установку» следует заменить на слова «ответственность за использование». Другие участники Технического консультативного совещания согла­сились с этим.

Также были серьезные дискуссии относительно терминов «оставленные орудия лова», «утерянные орудия лова» и «бро­шенные орудия лова». Особенно в части оставленных орудий лова, поскольку, по мнению некоторых делегаций, следует учитывать роль форс-мажорных обстоятельств, вынуждаемых оставлять такие орудия лова в море.

Говоря о контроле за соблюдением требований по при­менению системы маркировки орудий лова (Раздел 8 проек­та документа), делегация Пакистана заявила, что не стоит де­лить такие требования на промышленное и маломасштабное рыболовство. Они должны быть для всех видов рыболовства. Государство должно само определять, как применять систему маркировки орудий лова к промышленному и маломасштаб­ному рыболовству. С этой позицией согласилась делегация Российской Федерации и ряд других государств.

Помимо перечисленного, дискуссию вызвал Раздел «Устройства концентрации рыбы». В частности, среди деле­гаций не было единого мнения, относятся ли УКР к орудиям лова или нет. В итоге, было принято решение не относить УКР к орудиям лова, однако оставить в тексте проекта документа рекомендации государствам и региональным организациям по управлению рыболовством о необходимости разработки соответствующей системы маркировки УКР, а также о мерах, которые им следует предпринимать в случае оставления, уте­ри или бросания УКР в море.

По другим положениям проекта Добровольных руково­дящих принципов по маркировке орудий лова каких-либо серьезных и сложных дискуссий не было. Делегациями госу­дарств были сделаны редакционные замечания и дополнения в текст проекта документа, которые не вызвали возражений, а также принято решение об исключении ряда положений. Таким образом, текст документа был согласован участниками Технического консультативного совещания.

Участники Технического консультативного совещания приняли решение просить Департамент рыболовства и ак­вакультуры ФАО доработать техническую документацию, касающуюся видов средств маркировки орудий лова для вы­явления их владельцев; разработать предложения о местах размещения средств маркировки для разных видов орудий; подготовить рекомендации по маркировке орудий лова та­ким образом, чтобы можно было определить их положение и обозначить их положение в водной толще; а также обозначить любые другие темы, связанные с реализацией систем марки­ровки орудий лова. Было решено взять за основу этих доку­ментов технические приложения, составленные в ходе Кон­сультативного совещания экспертов в 2016 г.

Помимо этого, делегации согласовали текст приложения к проекту Добровольных руководящих принципов, в котором изложен основанный на анализе рисков подход, что должно помочь соответствующим органам в определении уместности реализации системы маркировки орудий лова.

Участники Совещания приняли решение рекомендовать государствам рассмотреть вопрос о разработке и реализации национальных планов действий, направленных на решение проблемы ОУБОЛ.

По завершении работы Технического консультативного совещания было рекомендовано одобрить Добровольные ру­ководящие принципы по маркировке орудий лова на 33-й сес­сии КОФИ ФАО в июле 2018 г. С учетом важности проблемы, нет никаких сомнений, что данный проект будет одобрен.

Оценивая итоги Технического консультативного совеща­ния необходимо отметить единодушное понимание всех деле­гаций важности данного документа в части защиты морской среды, предотвращения сокращения запасов морских живых ресурсов, предупреждения, сдерживания, и ликвидации ННН промысла, безопасности мореплавания и человеческой жизни на море.

При рассмотрении проекта документа участники сове­щания отметили, что Добровольные руководящие принципы станут одним из средств, призванных содействовать устойчи­вому рыболовству и улучшению состояния морской среды по­средством борьбы с ОУБОЛ, упрощению поиска, идентифи­кации и подъема таких орудий лова. Также разработанный документ содержит ряд важных положений, связанных с мар­кировкой орудий лова, включая повышение уровня безопас­ности на море и содействие выявлению ННН промысла.

Вызывает интерес практика закрепления требований об обязательной маркировке орудий лова в актах Европейского со­юза, где существует развитая и действенная система.

Создание эффективной и единообразной системы мар­кировки орудий лова, предназначенной для быстрого уста­новления их принадлежности и точного определения их местоположения в морском пространстве, является важным направлением в организационно-правовой деятельности ЕС в течение длительного времени.

Первым шагом к разработке единых европейских стан­дартов маркировки орудий лова стало согласование в 1882 г. между заинтересованными сторонами, представляющими рыболовецкие сообщества и судовладельческие компании основных на тот исторический период рыбопромысловых держав Европы (Великобритании, Германии, Дании, Гол­ландии, Бельгии и Франции) Добровольного свода правил рыболовства в Северной Атлантике. Этот документ являлся прообразом современной системы маркировки орудий лова, принятой в ЕС. Положения Свода, которые касались марки­ровки, распространялись только на пассивные орудия лова. В установлении таких правил, были заинтересованы, прежде всего, рыбаки и судовладельцы, так как отсутствие возможно­сти установить точное место постановки орудий лова (чужих или своих) приводило к их потере, запутыванию, становилось причиной морских аварий, приводило к поломкам судов (и не только рыболовных), что, в конечном итоге, крайне неблаго­приятно сказывалось на экономической составляющей рыбо­ловной деятельности.

Стоит отметить, что к середине 1960-х годов, когда раз­витие науки и технологий позволило значительно повысить интенсивность использования ресурсного потенциала Миро­вого океана (транспортного, энергетического, промыслового и пр.), необходимость и важность международно-правовой регламентации и стандартизации правил по маркировке ору­дий лова была признана на государственном уровне и стала предметом международных переговоров между европейски­ми государствами (СССР, Великобритания, Франция, Норве­гия, Дания, Исландия и др.) и США.

Результатом таких переговоров стало принятие в 1967 г. Конвенции об осуществлении рыболовной деятельности в Се­верной Атлантике. Примечательно, что многие из основных положений Конвенции были заимствованы разработчиками из статей вышеупомянутого Добровольного свода правил ры­боловства в Северной Атлантике 1882 г.

В Конвенции, в том числе, содержались нормы:

  • обязывающие Стороны вести реестр рыболовных судов, осуществляющих промысел в Северной Атлантике и требова­ния о нанесении бортовых опознавательных знаков; техниче­ские требования к сигнальным огням;
  • рекомендовавшие Сторонам обязать капитанов рыбо­ловных судов передавать их соответствующим компетентным органам сведения о месте и времени проведения промысловых операций с последующей передачей необходимой информа­ции другим заинтересованным Сторонам;
  • требования и стандарты по маркировке всех элементов оборудования, находящихся на борту;
  • требование к наличию и стандарты нанесения марки­ровки на все пассивные и ставные орудия лова, а также тре­бования по обозначению их местонахождения в море (такие орудия должны были снабжаться либо флагом, находящимся над поверхностью воды, либо радио-буем, и световым опозна­вательным знаком).

Правила маркировки, установленные данной Конвенци­ей, хотя они и касались только пассивных орудий лова, стали отправной точкой и фактической основой для всей последую­щей международной деятельности по повышению эффектив­ности системы маркировки и идентификации орудий лова и ее стандартизации, проводимой на универсальном и на регио­нальном уровнях управления.

Важно отметить, что по мере своего организационно-пра­вого оформления, система маркировки орудий лова, приня­тая в ЕС, приобретала новые, ранее ей не свойственные функ­ции. Изначально маркировка была, прежде всего, средством поиска поставленных орудий лова и избегания морских ава­рий. К настоящему времени функционал системы значитель­но расширился. Маркировка стала также инструментом: обе­спечения соблюдения судами норм по охране окружающей морской среды и правил рыболовства; содействия проведе­нию мониторинга и контроля за соблюдением таких правил; повышения оперативности выявления и пресечения случаев ведения ННН промысла, а также установления лиц, как непо­средственно ведущих такой промысел, так и способствующих ему; обеспечения доказательной базы для привлечения к от­ветственности соответствующих физических лиц, либо адми­нистрации судна.

В законодательство ЕС стандарты и правила по мар­кировке орудий лова были включены в 1987 г. в самом обобщенном виде. Они содержались в ст. 2 Постановления Европейской комиссии (ЕЕС) № 1381/87, и предусматрива­ли, что все буи и иные подобные объекты, находящиеся на водной поверхности и предназначенные для сигнализации о местонахождении орудия лова, должны иметь маркиров­ку, соответствующую бортовому номеру судна. Однако не­посредственно правил о маркировке орудий лова в указан­ном Постановлении не содержалось. Эти простые правила действовали до 2005 г., когда во исполнение положений Кодекса ведения ответственного рыболовства 1995 г. и по­ложений Приложения 5 к МАРПОЛ 73/78 в Европейском союзе было принято отдельное Постановление № 365/2005 о маркировке и идентификации пассивных орудий лова и донных тралов.

Данное Постановление стало прогрессивным инструмен­том мониторинга рыболовной деятельности и обеспечения безопасности мореплавания. Оно установило общий запрет на нахождение на борту или использования соответствующих не­маркированных орудий лова. Постановление подробно опре­делило содержание и характеристики маркировки орудий и сигнальных поплавков (буев), а также технические правила по конструкции буев и их размещению на оставленном орудии лова и требования к световой сигнализации в ночное время. Новеллой стало требование о применении промежуточных буев, оборудованных радиолокационными отражателями, и размещаемых на орудиях лова, при постановке которых ши­рина перекрываемого морского пространства составляет одну или более морских миль. При применении нескольких таких буев расстояние между ними не должно превышать одну мор­скую милю.

Однако данное Постановление имело и ряд существенных недостатков, среди которых можно выделить следующие:

  • правила маркировки распространялись только на пас­сивные орудия лова и донные тралы;
  • постановление действовало только в пределах европей­ских вод, исключая воды, находящиеся в пределах 12 мильной зоны прибрежного государства - члена, и не распространя­лось на европейские суда, ведущие промысел в открытом море, либо в национальных водах государств не членов ЕС;
  • не обеспечивало единство стандартов маркировки;
  • требования к размерам и способам постановки сигналь­ных буев не учитывали ни размеры судов, ни орудий лова, в связи с чем, их постановка создавала значительную угрозу жизни и здоровью моряков, в особенности, тех из них, которые работали на небольших рыболовных судах;
  • привидение орудий лова и иного оборудования в состо­яние, соответствующее требованиям Постановления, требова­ло от рыбаков несопоставимо больших финансовых затрат.

Несмотря на свой прогрессивный характер, в связи с ука­занными недостатками, Постановление подверглось жесткой критике, причем как со стороны рыболовецкого сообщества, так и со стороны различных контролирующих органов.

Данная критика привела к первому пересмотру Поста­новления уже в год его принятия, в него были внесены неко­торые поправки, связанные с требованиями по размещению и конструкции промежуточных буев, однако, основные пробле­мы, связанные со сферой применения его положений (про­странственной и предметной), так и не были решены. Тем не менее, Постановление оставалось действующим достаточно долгое время, вплоть до 2011 г., когда произошедшие в евро­пейской и международной рыболовной политике изменения, связанные с необходимостью наращивания потенциала, в том числе, в сфере противодействия ННН промыслу, заставили ЕС обновить законодательство в области маркировки и иден­тификации орудий лова.

С 2011 г. правила маркировки и идентификации стали рассматриваться как элемент общей европейской системы контроля за соблюдением положений Общей европейской политики в области рыболовства и были включены в виде от­дельного подраздела в Постановление Европейской комиссии «О применение положений Регламента Совета № 1224/2009 об осуществлении контроля за соблюдением норм Общей европейской политики в области рыболовства» № 404/2011 от 08.04.2011 г. Данное постановление является действующей правовой основой общей европейской системы маркиров­ки и идентификации орудий лова. Положения, касающиеся маркировки и идентификации, вошедшие в него, в основном, повторяют нормы Постановления 2005 г. Наиболее существен­ными стали изменения, связанные с расширением сферы при­менения стандартов маркировки и идентификации. В соответ­ствии с положениями Секции 2 Главы III Постановления № 404/2011 пределы действия норм, устанавливающих правила маркировки и идентификации, были определены следующим образом:

  • требование о нанесении внешней маркировки (нанесе­ние знаков, соответствующих буквам и цифрам судна, на кото­ром орудия размещены и/или которое ими пользуется) были распространены на любые устройства, приспособленные для промысла рыбы, без привязки к способу организации лова;
  • правила внешней маркировки орудий лова, как это ука­зано выше, были распространены на все европейские промыс­ловые суда, вне зависимости от того, в каком районе Мирового океана они ведут промысел;
  • особые правила маркировки пассивных орудий лова и донных тралов были распространены на все европейские про­мысловые суда, ведущие промысел в европейских водах, вклю­чая воды, находящиеся в пределах 12 мильной зоны прибреж­ного государства - члена;
  • правила идентификации местоположения пассивных орудий лова в морском пространстве сохранили свое действие в тех пределах, как они были определены в предыдущем По­становлении.

В целом европейская система по маркировке и иденти­фикации орудий лова отвечает международным требованиям и стандартам такой маркировки и идентификации.

Однако рассматриваемое Постановление принято уже достаточно давно и не учитывает современные технологиче­ские возможности по маркировке и идентификации орудий лова и наилучшую современную практику такой маркировки и идентификации, которые, в свою очередь, отражены в кон­центрированном виде в разрабатываемых в рамках ФАО Ру­ководящих принципах по маркировке орудий лова. В связи с этим в Европейском союзе уже начата работа по пересмотру и модификации соответствующих норм.

Рекомендации по совершенствованию законодатель­ства Российской Федерации в целях решения проблемы ОУБОЛ.

В законодательстве Российской Федерации требования о маркировке орудий лова предусмотрены в Федеральном зако­не от 17 декабря 1998 г. № 191-ФЗ «Об исключительной эконо­мической зоне Российской Федерации» и в Федеральном зако­не от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации». В соответствии с этими документами лица, осуществляющие рыболовство в исключительной эко­номической зоне Российской Федерации и на континенталь­ном шельфе Российской Федерации, обязаны маркировать ставные орудия добычи (вылова) водных биоресурсов с обоих концов с указанием названия судна (для иностранного судна - страны судовладельца), номера разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов и порядкового номера орудия добычи (вылова) водных биоресурсов.

С учетом важности и актуальности проблемы ОУБОЛ представляется целесообразным:

  • Минсельхозу России рассмотреть вопрос о возможно­сти внедрения соответствующих положений Добровольных руководящих принципов по маркировке орудий лова в пра­вила рыболовства, принятые в отношении рыбохозяйствен­ных бассейнов;
  • Минсельхозу России начать работу по разработке про­екта национального плана действий, направленного на реше­ние проблемы ОУБОЛ.

Проект Добровольных руководящих принципов марки­ровки орудий лова предусматривает тесное сотрудничество между государствами, региональными организациями по управлению рыболовством по обмену передовыми техно­логиями, разработками, информацией, направленными на решение проблемы ОУБОЛ. В связи с этим Росрыболовству целесообразно было бы разработать механизмы такого со­трудничества на двустороннем уровне и в рамках региональ­ных организаций по управлению рыболовством.

БЕКЯШЕВ Дамир Камильевич
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры международного права МГИМО МИД России

ШУВАЛОВА Татьяна Викторовна
старший научный сотрудник отдела международного рыболовного права ФГБНУ «ВНИРО»


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.