Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд (гражданско-правовой аспект)

Институт изъятия земельных участков для государствен­ных и муниципальных нужд носит комплексный характер, в том числе регламентируется отнюдь не исключительно по­ложениями норм земельного и гражданского законодатель­ства, но и конституционного, административного, муници­пального, градостроительного, жилищного и иных отраслей права.

Вследствие этого на практике появляется несколько вопросов, предопределенных присутствием как недостатков законного регулирования данного института, в частности и существующих противоречий, а также коллизий. К сожале­нию, в функционирующем правовом поле Российской Феде­рации никак не зафиксировано конкретное определение по­нятия «государственные и муниципальные нужды».

Так некоторые авторы рассматривают нужды относящи­еся к государственным или муниципальным, как справедливо образовавшуюся потребность Российской Федерации, субъ­екта Российской Федерации или муниципального образова­ния в использовании участка земли с целью предоставления общественно важных заинтересованностей и потребностей общества в полной их взаимосвязи с осуществлением между­народных обязательств, расположением объектов, которые обладают государственным и муниципальным значением, а также другими обстоятельствами, которые устанавливаются действующим законодательством [1, с. 11].

Другие ученые под государственными нуждами, а также муниципальными нуждами понимают «конкретизирован­ные законодательством справедливо образовавшиеся соци­ально важные потребности, потребность в удовлетворение которых определена интересами обширной области субъ­ектов» и какие реализуются в определенном законодатель­ством режиме публично-правовыми образованиями [2, с. 34].

Помимо всего вышеуказанного, в ст. 35 Конституции нашего государства предусмотрено, что право частной соб­ственности охраняется законом. В ней указывается на то, что ни один гражданин в принципе не может быть лишен своего имущества не иначе как по решению суда, а в случае принудительного лишения права собственности в пользу государства имущество может быть изъято только в случае предварительного равнозначного возмещения его реальной стоимости[1].

Подробный анализ содержания статей Конституции Российской Федерации подводит к умозаключению о том, что право собственности лица на земельный участок сохра­няется за субъектом правоотношений не только по его соб­ственной воле, но и до тех пор, пока не будет принято мо­тивированное решение суда о принудительно проводимой и законной конфискации объектов имущества и прекращении на него права собственности. В ч. 2 ст. 235 Гражданского ко­декса РФ (ГК РФ) приведен ориентированный список при­чин, согласно которому по результатам судебного процесса управомоченный на то орган государственной власти в праве осуществить принудительное отчуждение частного имуще­ства.[2] В данном списке перечислены большинство оснований, которые предусматривают законные причины для принуди­тельного отчуждения прав собственности на земельный уча­сток, которые согласуются с недобросовестным поведением собственника, то есть невыполнением им обязательств, кото­рые закрепляются законодательно или на основании догово­ра.

Уместно подчеркнуть, что согласно данного списка при­нудительное отчуждение (изъятие) имущества допустимо также в тех вариантах, если владелец данной собственности никак не проштрафился, а напротив - поддерживал его, бес­покоился о нем и применял данную территорию надлежа­щим образом. Одно из указанных выше оснований отчуж­дения объектов собственности сводится к принудительному изъятию земли для восполнения потребностей государства или муниципальных образований.

В ряде статей Земельного кодекса Российской Федера­ции (ЗК РФ) зафиксирован процесс отчуждения земли толь­ко с целью удовлетворения муниципальных либо государ­ственных потребностей в ограниченных рамках.

Отчуждение собственности с целью удовлетворения му­ниципальных либо государственных потребностей возможно лишь в конкретных определенно-исключительных случаях, приведенных в ст. 49 ЗК РФ, среди которых отсутствует такое основание, как пользование недрами для добычи полезных ископаемых[3]. Логично умозаключение о том, что использова­ние недр с целью добычи месторождений полезных ископа­емых физически невозможно без использования земельных участков, на территории которых данные месторождения располагаются, в связи с вышеуказанным в ст. 25.1 Закона «О недрах» отдельно отмечен тот факт, что участки земли, кото­рые, помимо всего прочего, находятся в собственности госу­дарства или муниципального образования, а также которые являются необходимыми для разработки полезных ископа­емых и последующего недропользования, могут сдаваться в аренду пользователям недр. Следует отметить, что последнее возможно и без проведения торгов. Необходимо отметить, что список определенных поводов изъятия участков земли для государственных или муниципальных нужд, которые перечисляются в ст. 49 ЗК РФ, не является исчерпывающим и в отдельных конкретных случаях при соблюдении условий других нормативных актов может быть расширен.

В подпункте 3 указанной статьи содержится отсылка к другим смежным федеральным законам. Так, исходя из ст. 25.2 Закона «О недрах», становится ясно, что конфискация земли для подобных нужд, в том числе лесных территорий, допускается только в случае, если данные участки земли яв­ляются категорически необходимыми для проведения работ, направленных на использование недр[4].

Буквальное толкование изложенной выше правовой нормы позволяет говорить о том, что она не является импе­ративной, а, следовательно, при ее применении могут воз­никать споры, связанные с обязательностью отчуждения объ­екта собственности, а именно участка земли. Данный факт служит обоснованием нашего предложения о включении в статью 49 ЗК РФ нормы, предусматривающей принудитель­ное изъятие земельного участка, необходимого для пользова­ния недрами в целях добычи полезных ископаемых. Пример HTML-страницы

Представляется, что указанное основание, отчуждение участка земли, будет иметь исключительный характер, как и другие существующие положения в этой статье. Несомнен­но, это будет являться в полной мере гарантией прав недро­пользователей на земельный участок.

Помимо предложенного, в значительной степени, не последней по значимости выступает ситуация, при кото­рой возникает заметная необходимость разделения участка земли для последующего недропользования. Рассматривая споры, которые возникают в процессе принятия решения о разделении земли, суды либо отказывают в удовлетворении требований истца о разделении, защищая интересы право­обладателей земельных участков, либо же удовлетворяют интересы недропользователей в силу исключительного ха­рактера их деятельности [3, с. 99].

Наглядным примером является вполне обоснованное решение арбитражного суда ЗСО от 16.07.2018 г. по делу № А45-40495/2017, где общество обратилось к Росимуществу с иском о разделе исходного участка земли, предоставленного департаментом лесного хозяйства в аренду истцу, с выделе­нием участка, который необходим для недропользования, а именно с целью последующего образования на его терри­тории участка санитарно-защитной зоны в рамках проекта горного отвода.

Заинтересованная сторона Территориальное управле­ние Федерального агентства по управлению государственным имуществом не предпринимала никаких активных действий для удовлетворения иска общества, в результате чего между последними возник спор касательно земельного участка. По итогам продолжительного судебного разбирательства было определено, что оспариваемый участок земли являлся соб­ственностью Российской Федерации, но при этом отнесен к категории земель сельскохозяйственного назначения, поми­мо вышеуказанного отсутствуют притязания третьих лиц на данную территорию. В процессе проведения ряда судебных заседаний было принято законное решение о разделе земли, так как оснований для отказа в разделе оспариваемой терри­тории суд не установил[5].

Исследуя перечень способов, используемых органами государственной власти для отчуждения права собственно­сти на земельные участки, мы считаем необходимым отме­тить национализацию, реквизицию, конфискацию, выкуп и изъятие участка земли у его собственника по причине его не­надлежащего, либо противозаконного использования, одна­ко уместно отметить, что наиболее лояльный способ изъятия земель является выкуп участка. Указанная мера государствен­ного отчуждения права собственности на объект осуществля­ется на основании норм законодательства, указанных в ст. 279-283 ГК РФ, а также на основании ст. 45, 46, 49, 55, 63 ЗК РФ. В своей сущности выкуп земли - это конкретные законо­дательно регламентированные действия уполномоченных на муниципальных или государственных органов и служащих, направленных на прекращение права собственности у част­ного либо юридического лица на определённый земельный участок, а также других недвижимых объектов, которые рас­положены на нём, для удовлетворения публичных интере­сов государства, муниципального образования и общества в целом.

Одним из существенных условий выступает цена земли, определение которой производится путем заключения до­говоренности между собственником земли и публичным об­разованием в рамках ст. 281 ГК РФ. Отношения касательно выкупа участка земли могут развиваться в двух диаметрально противоположных направлениях: в одном случае при нали­чии полного согласия собственника стороны максимально оперативно и эффективно приходят к соглашению, в резуль­тате чего оформляется договор купли-продажи либо мены. В другом случае при несогласии собственника земельного участка процесс разрешения спора становится гораздо доль­ше и сложнее, как правило это может произойти в том слу­чае, когда невозможно достигнуть взаимовыгодных условиях соглашения о цене, либо иных условиях приобретения земли [4, с. 55].

Важно, однако, заметить, что даже в случае полного и категорического несогласия собственника участка земли со­гласно ст. 282 ГК РФ орган государственной власти либо должностное лицо органа государственной, либо орган мест­ного самоуправления в праве предъявить иск о намерении осуществления выкупа права собственности на земельный участок по прошествии трех лет, с момента уведомления пра­вообладателя об отчуждении права собственности на участок и объекты недвижимости, которые располагаются на нём. В результате судебного решения изъятие такого земельного участка может быть произведено и против воли собственни­ка. По данной причине в основной массе ситуации у владель­ца имеется 2 выхода: выразить согласие на порекомендован­ные иные земельные участки, оптимальные по масштабам и удобству расположения, или выразить согласие на валютную оплату согласно рыночной стоимости участка.

В случае наличия несогласия собственника участок с вы­сокой долей вероятности будет изъят из его собственности по решению суда.

Таким образом, подводя итог вышеизложенному, мож­но сделать вывод, о том, что на стадии развития отечествен­ного законодательства у владельца имеется не столь большое количество способов, направленных на правовую защиту собственного имущества. В частности, у государства имеет­ся довольно большое количество рычагов давления с целью свершения собственных интересов, касательно отчуждения и использования земельных участков. Такой расхождение в сто­рону удовлетворения государственных интересов в земель­ном законодательстве, в определенной степени, оказывает негативное воздействие на желание и стремление граждан в приобретении земли в свою личную собственность с целью последующего использования с учетом личных интересов.

На наш взгляд, институт изъятия земли для удовлет­ворения нужд государства и муниципальных образований регулируется с помощью различных по своему характеру и правовой силе нормативных актов, что существенно затруд­няет работу органов государственной власти, государствен­ных служащих и судов.

На данный момент назрела необходимость и потреб­ность привести действующее законодательство к общему «знаменателю». Логичнее в целом допустить то, что таким единым нормативным актом должен быть только Земельный кодекс РФ. Но при этом необходимо отметить, что зачастую суды признают акты органов государственной исполнитель­ной власти и органов местного самоуправления незаконны­ми, если изъятие земельных участков идет в разрез с прин­ципом исключительности, заложенному в ст. 49 ЗК РФ, и не подпадающая под основания изъятия земельного участка, указанные в ней.

В результате такого подхода, предлагается в статье 49 ЗК РФ пользование недрами для добычи полезных ископаемых зафиксировать как основу изъятия участков для удовлетворе­ния государственных и муниципальных нужд. В соответствии с этими факторами считаем оправданным увеличить и спи­сок объектов государственного и муниципального значения, дополнив его объектами разработки месторождений полез­ных ископаемых.

В результате приведенного выше подхода, становится очевидным, что разрешение отмеченных вопросов в про­цессе законного регулирования процедуры конфискации зе­мель будет предотвращать и значительно уменьшит множе­ственные дискуссии и споры о правомерности прекращения права собственности на земельные участки.

КОВАЛЬ Михаил Иванович
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права и процесса Института подготовки государственных и муниципальных служащих Академии ФСИН России

ВЕСЕЛОВА Дарья Владимировна
студент Института подготовки государственных и муниципальных служащих Академии ФСИН России

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика