Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Принудительные работы и ресоциализация осужденных: проблемы и перспективы

Принудительные работы, регулируемые статьей 53.1 УК РФ, на сегодняшний день являются самым «молодым» видом наказания.

Закрепленные в кодексе ещё в 2011 году, принуди­тельные работы начали исполняться только в 2017, соответ­ственно уже имеется пятилетний опыт их применения. На момент введения этого наказания в действие было создано всего 4 исправительных центра для его отбывания. Вместе с тем, необходимо отметить, что государством постоянно про­водится работа по расширению мест для исполнения этого наказания. Исправительные центры функционируют в Иши­ме Тюменской области (создан на базе исправительной ко­лонии № 6 на 100 мест), Георгиевске в Ставропольском крае (создан на базе воспитательной колонии на 144 места), в п. Зеленый Тамбовской области (создан на базе ик3 на 70 мест), Уссурийске Приморского края (создан на базе колонии по­селения на 150 мест). Для осужденных организованы рабочие места в производственной и строительной сферах деятель­ности. Например, в Новосибирске осужденные работают на Мебельной фабрике, инструментальном заводе, в строитель­ной организации. В Кемерово рабочие места для отбывания принудительных работ предоставляет завод железобетонных конструкций, а в Приморском крае осужденные трудятся на рыбоперерабатывающем предприятии. Кроме того, как рассказала начальник уголовно исполнительной инспекции по Новосибирской области Е. В. Ревенко в интервью Радио России «Новосибирск», осужденным предоставляют рабочие места и частные компании, например, жилищно-эксплуата­ционные участки и клининговые компании. И хотя отбыва­ние принудительных работ так проходит под контролем го­сударства в лице администрации исправительных центров, все же возникают сомнения в правомерности задействования негосударственных организаций для исполнения наказания. Ведь из смысла статьи 43 УК РФ следует, что, поскольку на­казание является мерой государственного принуждения, ис­полняться оно должно только государственными органами. Важным представляется обратить внимание на тот факт, что государство оказывает помощь организациям, предостав­ляющим рабочие места осужденным к принудительным работам, которая выражается в возращении им части нало­гов. Осужденные получают зарплату за свой труд, которая расходуется ими на выплату удержаний по приговору суда, иные выплаты по исполнительным листам, а также на само­обеспечение. Осужденные оплачивают свои расходы на еду, одежду, транспорт, коммунальные платежи. Со своей сторо­ны исправительные центры предоставляют им возможность проживания в благоустроенных общежитиях, обеспечивают постельным бельем, кухонными принадлежностями, телеви­дением, библиотекой.

Осужденные, которые ещё не устрои­лись на работу, живут и питаются за счет государства. Они могут без ограничений пользоваться телефонами, а также при наличии личным автотранспортом. Администрация исправительного центра проводит с осужденными воспита­тельную работу, включая беседы, организацию спортивных мероприятий, походы в театры и музеи. После отбытия од­ной трети назначенного срока отбывания принудительных работ осужденный может проживать с семьей за пределами исправительного центра. Все это свидетельствует о том, что наказание в виде принудительных работ имеет мощный по­тенциал ресоциализации осужденного. Считаем, что в слу­чае назначения наказания в виде лишения свободы на срок свыше пяти лет, а тем более на длительные сроки наказания, целесообразно при наличии к тому оснований, предусмо­тренных кодексом, заменять неотбытую часть наказания в со­ответствии со ст. 80 УК РФ на принудительные работы. Это позволит лицу, долгое время бывшему оторванному от со­циума, влиться в повседневную трудовую, общественную и личную жизнь общества. При отбывании принудительных работ осужденный с одной стороны находится под надзором государства, получает от него определенную помощь в трудоустройстве и жизнеобеспечении, с другой стороны, он приобретает возможность жить в обществе и по его законам.

Осужденный трудится на производстве вместе с обычными законопослушными гражданами, он не ограничен в возмож­ности передвижения по населенному пункту, в котором на­ходится исправительный центр в свободное от работы время, может посещать те же магазины, парки, кафе, культурные центры, что и обычные граждане. Вместе с тем, он находится под надзором государства, ограничен режимом, обязан до­бросовестно трудиться и соблюдать правила распорядка. В случае же уклонения от отбывания принудительных работ или нарушения порядка их отбывания осужденный может отправиться в места лишения свободы (п. 6 ст. 53.1 УК РФ). Таким образом, осужденный, которому лишение свободы заменено принудительными работами, может постепенно приучаться к жизни в социуме по мере ослабления огра­ничений и расширения возможностей жизни как обычный гражданин, вплоть до возможности жить за пределами ис­правительного центра вместе с семьей (ст. 60.4 УИК РФ). Ис­править осужденного (ресоциализировать), значит, вернуть его к жизни в обществе с нормализованными социальными представлениями и ожиданиями. Как справедливо отмечает Е. Г. Багреева, в результате успешной социализации «у инди­вида должны возникнуть субъективное ощущение единства с социальным окружением, осознание своей роли в нем» [1]. Пример HTML-страницы

Важнейшее значение для ресоциализации осужденных имеет их трудоустроенность, приобретение квалификации на этом рабочем месте и заработная плата. С трудовой заня­тостью лиц, осужденных за преступление, возникает ряд про­блем. Среди основных отметим отвыкание от работы осуж­денных на длительные сроки лишения свободы, а также факт наличия судимости. К сожалению, сложилось так, что суди­мость - это клеймо, которое преследует человека и после ее погашения или снятия, всю дальнейшую жизнь. В частности, наличие судимости зачастую мешает устроиться на работу. Поэтому, значительная часть осужденных к принудитель­ным работам, привыкнув к труду на определенном им ме­сте работы, получив квалификацию, зачастую остаются или планируют остаться работать там и дальше, после отбытия наказания. Таким образом, трудовая занятость осужденных из средства воспитательного и исправительного воздействия превращается в средство самореализации осужденного, даю­щее ему возможность обеспечить полноценный образ жизни в обществе. Об этом потенциале ресоциализации осужден­ного говорилось в юридической литературе. «Если государ­ство обеспечит исправительные центры достаточным объе­мом работы, гарантирует осужденным получение достойной заработной платы, пусть даже и с удержаниями, труд может стать желанным для осужденных, следовательно, мера с ка­рательным элементом трансформируется в эффективный инструмент ресоциализации осужденного» [2].

Принудительные работы могут быть назначены в трех случаях:

  1. По приговору суда за совершенное преступление в со­ответствии со статьей 53.1 УК РФ
  2. В случае замены лишения свободы более мягким на­казанием в соответствии со статьей 80 УК РФ.
  3. В случае замены наказания вследствие злостного укло­нения от его исполнения в соответствии со статьями 49, 50 УК РФ.

В первом случае принудительные работы назначаются за преступления небольшой и средней тяжести либо тяжкие преступления, совершенные впервые, при замене наказания в виде лишения свободы, назначенного на срок не свыше пяти лет. В соответствии с уголовным законодательством суд не может сразу назначить осужденному принудительные ра­боты. В совещательной комнате при постановлении пригово­ра судья должен сначала назначить виновному лицу наказа­ние в виде лишения свободы на срок не свыше 5 лет, а затем при наличии оснований заменить это наказание на прину­дительные работы. В любом случае вопрос о наличии или отсутствии возможности замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами в порядке, установ­ленном ст. 53.1 УК РФ должен быть отражен в приговоре, в противном случае приговор может быть отменён[1]. О неудоб­стве в применении этой громоздкой законодательной кон­струкции не раз отмечалось в юридической литературе» [3]. Особенно целесообразность такого решения законодателя вызывает сомнения в случаях назначения наказания за пре­ступления небольшой и средней тяжести, санкции которых предусматривают возможность назначения наказания в виде лишения свободы максимально до 5 лет.

Например, ст.109 УК РФ предусматривает в санкции назначение лишения сво­боды до трех лет. То есть какой бы срок лишения свободы судья не назначил, возможность замены этого наказания на принудительные работы все равно останется. Представляется более логичным установить в уголовном законе для принуди­тельных работ такой же порядок назначения, как и для дру­гих основных видов наказания. По данным судебного депар­тамента про Верховном суде РФ доля принудительных работ в общем числе назначаемых судами основных наказаний не велика. Так в 2018 году из 698291 общего количества осужден­ных принудительные работы были назначены 1030 осужден­ным, что составляет 0,15 % от общего числа осужденных. В 2019 году анализируемый вид наказания был назначен 1406 осужденным (0,23 %), в 2020 году - 947 осужденных (0,17 %), в первом полугодии 2021 года - 527 (0,22 %). Полагаем, что столь незначительное количество случаев применения при­нудительных работ объясняется, в том числе и сложностью механизма их назначения. Чаще всего это наказание назнача­ется за злостное уклонение от уплаты алиментов (ст. 157 УК РФ), преступления против собственности (ст. 158-168), нару­шение правил дорожного движения лицом, подвергнутым административному взысканию (ст. 264.1 УК РФ)[2].

Большинству осужденных к принудительным работам это наказание назначалось в порядке замены лишения сво­боды на более мягкий вид наказания в соответствии со ст.80 УК РФ. Так, только в 2020 году такая замена была произве­дена в отношении 7741 осужденных. В этом случае прину­дительные работы могут отбывать и осужденные за тяжкие преступления. Представляется, что замена принудительны­ми работами лишения свободы, особенно при его назначе­нии на длительные сроки, является важным шагом на пути к ресоциализации осужденного. На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным министр юстиции РФ Константин Чуйченко отметил, что применение принудительных работ планируется расширить. Если сейчас в России действует 15 тыс. мест для исполнения наказания в виде принудительных работ, то концу 2024 года Минюстом запланировано созда­ние порядка 100 тыс. таких мест[3]. Таким образом, по отноше­нию к осужденным к моменту окончания срока отбывания наказания будет в основном выполнена программа адапта­ции к жизни в свободном обществе.

ОСАДЧАЯ Наталья Георгиевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Ростовского филиала Российского государственного университета правосудия

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика