Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Защита прав строительных подрядчиков по государственному контракту

Строительство и ремонт социально значимых объ­ектов (больниц, школ, детских садов, дворцов культуры, спортивных учреждений и т.д.) необходимы для реа­лизации государственной социальной политики.

Такое строительство осуществляется через систему закупочных процедур, установленных в рамках Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения го­сударственных и муниципальных нужд» (далее - Закон «О контрактной системе») и положений параграфа 5 главы 37 части 2 Гражданского кодекса Российской Федерации. Заключение государственного (муниципального) кон­тракта играет важную роль не только для заказчика, но и для строительного подрядчика. Прежде всего, государ­ственный заказчик считается более надежным и стабиль­ным контрагентом. Кроме того, чаще всего закупки на строительные работы имеют высокую стоимость, что, бес­спорно, привлекает строительные организации. Поэтому сфера государственных (муниципальных) закупок в стро­ительстве всегда вызывала и вызывает особый интерес и у законодателей и контролирующих органов. Прежде всего, это обусловлено тем, что государство является за­казчиком большей части социально значимых объектов.

Государственный (муниципальный) контракт высту­пает как способ взаимодействия подрядчика и заказчика в строительных отношениях. В теории закупок существуют различные классификации государственных контрактов. На­пример, ряд специалистов предлагают выделять такие типы государственных контрактов, как контракт с фиксированной ценой, контракт с оплатой затрат плюс установленное возна­граждение, контракт с оплатой затрат без вознаграждения и контракт с оплатой затрат плюс поощрительное вознаграж­дение [6, с. 547, 548]. Для России характерно применение пер­вого типа контракта. При этом по мнению Т. Р. Григорян, для нашей контрактной системы в строительной сфере можно применить контракт с оплатой затрат плюс поощрительное вознаграждение [3, с. 36]. Исследователь считает, что стиму­лирование подрядчиков на выполнение качественных работ с уменьшением их стоимости может привести к существенной экономии бюджета. По нашему мнению, такая точка зрения вполне обоснованна.

Как отмечает Р. Б. Куличев, подрядные работы для го­сударственных нужд являются частноправовым способом реализации функции государственного управления [5, с. 8]. Именно через механизм закупочных процедур государство совершает сделки и реализует управленческие функции. За­щита прав участников данных отношений также имеет свои особенности.

Так, в рамках статьи 11 Закона «О контрактной системе» правительству РФ предоставляется право установить типо­вые условия контрактов, подлежащие применению заказчи­ками при проведении закупочных процедур.

Считается, что типовые контракты позволяют устано­вить единые правила взаимодействия государственных за­казчиков и подрядчиков, обеспечить прозрачность системы закупок, бюджетную экономию. Особенно практика приме­нения типовых контрактов распространена за рубежом, где разрабатываются целые библиотеки типовых контрактов. Например, в США библиотека типовых контрактов включает более 100 таких контрактов и стандартных спецификаций по основным направлениям федеральных закупок, в том числе по строительству. В базе данных государственных контрак­тов Великобритании содержится более 450 наименований контрактов [7, с. 78]. Наиболее развитая библиотека типовых контрактов представлена в Австралии, где все типовые кон­тракты разделены на обязательные и рекомендательные [1, с. 895].

Применение типового контракта в Российской Феде­рации является обязанностью заказчика в том случае, когда строительная закупка отвечает всем требованиям из инфор­мационной карты типового контракта. Такая информацион­ная карта утверждается вместе с типовым контрактом одним нормативно-правовым актом. В случае, если заказчик не при­меняет типовой контракт там, где он обязательно должен быть применим, у заказчика возникает риск административ­ной ответственности по части 4.2 статьи 7.30 Кодекса Россий­ской Федерации об административных правонарушениях.[3] Также типовой контракт является своего рода страховкой за­казчика в ситуации, когда подрядчик предъявляет ему пре­тензии относительно текста и содержания контракта. В этой ситуации заказчик вправе сослаться на нормативный акт, ко­торым утверждена типовая форма контракта.

То есть типовой контракт - это специальный шаблон, который использует заказчик в установленных законодатель­ством о закупках случаях. Традиционно он включает в себя две части - постоянную и переменную. Переменная часть дает возможность заказчику установить ряд условий кон­тракта по своему усмотрению, включить условия конкретной закупки. Если типовая форма содержит приложения к кон­такту, то у заказчика нет права самостоятельно изменять их перечень и содержание.

В законе «О контрактной системе» не содержится опре­деления типового контракта в строительстве, так же как нет его и в подзаконных актах. В этой связи считаем целесоо­бразным предложить определение типового контракта в строительстве как соглашения, содержащего унифицирован­ные условия, разрабатываемого и утверждаемого в порядке, определенном законодательством о контрактной системе, за­ключаемого от имени Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований в целях удовлетворения госу­дарственных и муниципальных нужд в строительной сфере.

Как справедливо замечает Т. Р. Григорян, в Российской Федерации библиотека типовых контрактов находится пока еще на стадии становления [3, с. 35]. Приказом Минстроя России от 14.01.2020 № 9/пр[4] утверждены Типовые условия контрактов на выполнение работ по строительству (рекон­струкции) объекта капитального строительства и информа­ционной карты типовых условий контракта. Данные условия устанавливают обязанности подрядчика и заказчика при заключении контракта. В разделе 1 Приложения № 1 зако­нодатель установил обязанности подрядчика, в том числе (обязанность по возмещению убытков, ответственность за допущенные отступления от проектной и рабочей докумен­тации). Однако в данном приказе законодателем не пред­усмотрены условия об ответственности заказчика. Пример HTML-страницы

На наш взгляд, необходимо дополнить положения типовых условий положениями об ответственности заказчика за просрочку ис­полнения обязательства. В соответствии с положениями ч. 5 ст. 34 Закона «О контрактной системе» пеня начисляется за каждый день просрочки заказчиком исполнения обязатель­ства, предусмотренного контрактом. Такая пеня устанавлива­ется контрактом в размере одной трехсотой действующей на дату уплаты пеней ключевой ставки Центрального банка РФ от не уплаченной в срок суммы. При этом ответственность исполнителя по контракту значительно больше. Указанное дополнение необходимо для соблюдения баланса интересов сторон закупочных отношений и будет способствовать более эффективному исполнению договорных обязательств сто­рон.

В целях защиты прав заказчиков статьей 104 Закона «О контрактной системе» предусмотрена возможность вклю­чения недобросовестного подрядчика в реестр недобросо­вестных подрядных организаций (далее - РНП). Ежегодно в России расходуются значительные бюджетные средства, за­ключается большое число государственных и муниципаль­ных контрактов и договоров в сфере строительства, поэтому надежность контрагента имеет первостепенное значение. По мнению П. А. Тихомирова, «РНП - это несколько усовершен­ствованный по механизму и основаниям включения так на­зываемый черный список, который довольно давно применя­ется в системах закупок ряда международных организаций и финансовых институтов (Всемирный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Африканский банк разви­тия, МВФ и др.)» [10].

Многие исследователи, изучая правовую природу РНП, указывают на то, что он является источником общедо­ступной информации, позволяющим (наряду, к примеру, с картотекой арбитражных дел, опубликованных в сети све­дениях о банкротствах) сформировать мнение о конкретной компании, оценить ее деловую репутацию, которая, в свою очередь, служит индикатором благонадежности компании в целом [2, с. 51].

В нашем государстве РНП ведет Федеральная антимоно­польная служба и ее территориальные органы. Различается РНП в рамках закона «О контрактной системе» и в рамках Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг от­дельными видами юридических лиц» от 18.07.2011 № 223- ФЗ[5]. В иностранных государствах тоже существуют подобные реестры. Например, в Японии такой реестр ведет саморегу­лируемая организация - Совет по государственным контрак­там [9].

В научной литературе встречаются дискуссии относи­тельно правовой природы РНП. Так, В. Никулина [8] предла­гает рассматривать включение подрядчика в РНП в качестве штрафной административной санкции. Д. А. Чваненко [12] считает данную меру санкцией, обладающей публично-пра­вовым характером. По мнению Я. В. Калачева [4], включение в РНП нужно рассматривать как санкцию, которая должна отвечать требованиям Конституции РФ, соответствовать принципу юридического равенства, быть соразмерной за­щищаемым целям и ценностям. В. А. Тищенко [11] в своей статье указывает на то, что включение в реестр является ме­рой публично-правовой ответственности, обладающей част­ноправовыми чертами.

Основанием включения подрядчика в РНП является не­добросовестное поведение участника закупки. Более деталь­но основания для включения установлены ч. 2 ст. 104 Закона «О контрактной системе».

Если подрядчика включили в такой реестр, то он лиша­ется возможности в течение двух лет участвовать в закупках, что, бесспорно, сказывается на его правовом и экономиче­ском статусе.

На наш взгляд, в целях защиты прав подрядных орга­низаций, целесообразно в статью 104 Закона «О контрактной системе» внести изменение и дополнить ее обязанностью по ведению реестра недобросовестных заказчиков. Подобные реестры действуют в иностранных государствах, например, в США. Такой реестр, прежде всего, необходим для защиты прав подрядных организаций в том случае, когда со стороны

  • Федеральный закон «О закупках товаров, работ, услуг отдельны­ми видами юридических лиц» от 18.07.2011 № 223-ФЗ // Собра­нии законодательства Российской Федерации от 25 июля 2011 г. № 30 (часть I), ст. 4571.

заказчика имеется злоупотребление своим преимуществен­ным положением.

Основанием для включения в реестр недобросовестных заказчиков может быть задержка или неоплата выполненных работ. Часто споры и конфликты между строителями и за­казчиками строительных работ вызваны тем, что последние задерживают оплату или не оплачивают выполненные ра­боты, что подтверждается обширной судебной практикой по данной теме. На практике не редко государственные (му­ниципальные) заказчики ссылаются на недофинансирова­ние или отсутствие денег в бюджете. Поэтому закрепление в законодательстве такого основания создаст для заказчика определенные стимулы к добросовестному поведению, будет способствовать профилактике нарушений прав строитель­ных подрядчиков, что положительно скажется в целом на строительной отрасли.

Также в качестве основания для включения в такой ре­естр может служить возбуждение уголовного дела в отноше­нии должностных лиц заказчика за коррупционные действия в сфере закупок. По оценкам ученых, государственные закуп­ки считаются одной из самых коррупционных сфер. Это свя­зано, прежде всего, с тем, что от имени заказчиков действу­ют должностные лица (государственные и муниципальные служащие). Указанные субъекты часто не заинтересованы в эффективности осуществляемых ими для нужд государ­ства (муниципального образования) закупочных процедур, а иногда имеют и личный интерес в виде улучшения своего материального положения при проведении закупки. Стоит отметить, что при постоянном совершенствовании законода­тельных норм и развитии технических средств, регулирую­щих закупочные процедуры, появляются и новые коррупци­онные схемы. Как показывает российская судебная практика, реальные наказания за коррупционные нарушения чаще все­го несравнимо малы с размером причиненного ущерба. По­этому включение в статью 104 Закона «О контрактной систе­ме» такого основания для внесения в реестр, как возбуждение уголовного дела в отношении должностных лиц заказчика за коррупционные действия в сфере закупок, по нашему мне­нию, положительно скажется и на профилактике коррупци­онных нарушений в данной сфере. Дополнительно, в целях профилактики коррупции в государственных закупках и за­щиты прав строительных организаций, можно также пред­усмотреть возможность ротационной политики назначения специалистов по строительным закупкам на должность. Обя­занность ротации кадров заказчика стоит закрепить в статье 38 Закона «О контрактной системе», и осуществлять каждые 5 лет с момента назначения специалиста на должность.

Включение в статью 104 Закона «О контрактной систе­ме» требования о ведении реестра недобросовестных заказ­чиков будет являться мерой по профилактике нарушений прав подрядных организаций. Кроме того, данная мера по­ложительно отразится на деятельности заказчиков, и будет стимулировать их к более ответственному отношению в рам­ках договорных обязательств с подрядчиками.

Таким образом, можно сделать вывод, что нормы Закона «О контрактной системе» и законодательство о государствен­ных (муниципальных) контрактах нуждаются в реформиро­вании в части защиты прав строительных подрядчиков. Вне­сение дополнений в положения типовых условий контрактов на выполнение работ по строительству (реконструкции) в виде положений об ответственности заказчика за просрочку исполнения обязательства, а также включение в статью 104 Закона «О контрактной системе» требования о ведении ре­естра недобросовестных заказчиков необходимо для соблю­дения баланса интересов сторон закупочных отношений и более эффективного исполнения сторонами взятых на себя обязательств в рамках заключенного контракта.

БЕЛОУСОВА Евгения Владимировна
аспирант кафедры гражданского права Сибирского юридического университета, юрист

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика