Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

К вопросу о понятии международного транспортного права

Современные транспортно-логистические технологии связывают все виды транспорта в единую систему, что обе­спечивает доставку грузов и пассажиров в любую точку ци­вилизованного мира по принципам «от двери до двери» и «точно в срок».

Это достигается путем использования между­народных транспортных коридоров, нескольких видов транс­порта на одном маршруте, а также применения транзитных схем, таможенно-логистических технологий, электронного обмена данными и других компонентов современной транс­портной отрасли.

Развитие международных перевозок и транспортных технологий привело к появлению национально-правовых (внутригосударственных) и международно-правовых норм, регулирующих транспортную сферу. В ХХ в. были разрабо­таны теоретико-правовые концепции внутригосударствен­ных транспортных отраслей и международного транспорт­ного права (далее - МТП).

Остановимся на рассмотрении теоретико-правовых основ МТП. Упорядочивание данных вопросов необходимо не только для учебных и узконаучных целей. Без их решения невозмож­но эффективное правотворчество в сфере транспорта, как на международном, так и на внутригосударственном уровнях. По­пытаемся определить системную принадлежность норм, регу­лирующих международные перевозки и сопутствующие сферы. Указанные нормы содержатся, прежде всего, в основных источ­никах международного права. К ним относятся международные договоры (действующие транспортные конвенции) и, применяе­мые в сфере транспорта, международно-правовые обычаи.

Доктрине международного права известны три ос­новных концепции на правовую природу и место МТП в правовой системе - международно-правовая концепция, частно-правовая и комплексная. Остановимся подробнее на содержании данных концепций.

Международно-правовая (публичная) концепция ука­зывает, что МТП является подотраслью международного эко­номического права. Международное экономическое право, в свою очередь, является отраслью международной правовой системы, то есть международного права (или международ­ного публичного права). Обозначенный подход известен в российской науке международного права. Его придержива­ется К. А. Бекяшев в учебнике «Международное право», Э. Л. Кузьмин в учебном пособии «Международное экономиче­ское право». В этом же ключе рассматривает структуру меж­дународных экономических отношений Г. М. Вельяминов.

Международно-правовую концепцию можно считать традиционной с исторической точки зрения. Так, еще Ф. Ф. Мартенс в фундаментальном труде «Современное междуна­родное право цивилизованных народов» в общую часть 1-го тома включил главу «Государственная территория и пути международных сообщений». Таким образом, указывалось на особый правовой режим территорий, выделяемых для прохождения транспортных маршрутов.

В рамках частноправового (внутригосударственного) подхода отмечается частный характер отношений перевоз­ки. Соответственно, правовой институт «Международные перевозки грузов и пассажиров» или «Вопросы транспорта в международном частном праве», включается в систему меж­дународного частного права (далее - МЧП). Однако МЧП, со­гласно действующего законодательства РФ, относится к сфере национального регулирования. Так, раздел 6 части III ГК РФ носит наименование «Международное частное право». МЧП направлено на разрешение коллизионных вопросов в частно­правовых отношениях с «иностранным элементом». Регули­рование таких вопросов, как режим международных транс­портных коридоров, транспортная безопасность, стандарты для путей сообщения и их инфраструктуры, экологические стандарты и т. п. относится к публично-правовой сфере.

Сторонник комплексного подхода С. А. Гуреев дал сле­дующее определение международного транспортного права: «это комплексная учебная (научная) дисциплина, в которой изучаются и исследуются как отношения между государства­ми и народами по вопросам использования международных транспортных путей, так и отношения между организация­ми и лицами по перевозке пассажиров и грузов различны­ми видами транспорта за пределы государственной границы одной из стран, а также по осуществлению других, связан­ных с нею транспортных операций». Данный подход при­менен С. А. Гуреевым для удобства изучения студентами данной сферы. Вместе с тем, он четко различает публичные и частные аспекты. К частно-правовой сфере относит «кон­венции, направленные на регулирование транспортных от­ношений с «международным элементом» между организа­циями и лицами». В связи с этим необходимо отметить, что любой международный договор, в том числе включающий частно-правовые по содержанию нормы, следует относить к международному праву. Указанные международные до­говоры направлены в первую очередь не на регулирование соответствующих частных отношений, а на унификацию на­ционального частного права государств-участников данных договоров. Унификация, то есть приведение к единообразию права различных государств, относится к публично-правовой области юриспруденции.

В. Н. Гречуха считает МТП комплексной отраслью или «правовым комплексом вторичного порядка», который представлен «нормами международного публичного, меж­дународного частного и международного административного права». В данной теории довольно спорным моментом представляется выделение «международного администра­тивного права» из общего массива норм международного публичного права.

Авторы «Курса международного торгового права» ука­зывают на самостоятельность группы норм, регулирующих международные перевозки, но не указывают системную при­надлежность данной группы норм. О комплексном понима­нии характера международного транспортного права в этом труде позволяет судить особенность рассмотрения авторами транспортных конвенций: «данные международные догово­ры регламентируют как публичные (административные) от­ношения (например, безопасность движения транспортных средств), так и частные (гражданско-правовые) отношения, в частности перевозку. Как уже отмечалось выше, частнопра­вовые по содержанию нормы предназначены не для регла­ментации гражданских отношений, а для унификации норм частного права различных государств. Тем самым создаются единообразные правовые режимы в сфере регулирования транспортных отношений между субъектами частного пра­ва.

Таким образом, международное транспортное право как система норм представляет собой элемент междуна­родного права. Какое место он занимает в международном праве? Отвечая на этот вопрос, следует указать, что для выде­ления отдельного нормативного образования - подотрасли, института и т. д. необходимо наличие как минимум несколь­ких существенных признаков - предмета, объекта, метода, системы, системы источников, круга субъектов и др.

Предметом МТП являются международные обществен­ные отношения в сфере транспорта, касающиеся безопас­ности международных перевозок, унификации требований для путей сообщения и их инфраструктуры, осуществления международных перевозок грузов, пассажиров и багажа и др. Объектом норм, входящих в сферу правового регулиро­вания МТП являются технологические составляющие меж­дународного транспорта - транспортная инфраструктура и транспортные средства.

Метод правового регулирования МТП исходит из мето­дологии международного права в целом и является диспо­зитивным. Или, как принято обозначать его в отечественной доктрине, «согласования воль». Это не означает отсутствия императивных предписаний, например, в сфере безопасно­сти перевозок, но данные нормы должны быть результатом согласования позиций субъектов отношений.

В рамках частно-правовой концепции (МТП как часть МЧП) методы МТП рассматриваются в русле методологии МЧП, как варианты метода преодоления коллизий (проти­воречий) национального транспортного законодательства разных стран. В рамках общего метода преодоления колли­зий выделяют два способа - коллизионно-правовой и мате­риально-правовой. Коллизионно-правовой способ действует в рамках выбора права. Коллизионные нормы отсылают правоприменителя к транспортному законодательству одной из сторон сделки. Например, к праву перевозчика или грузоот­правителя.

Материально-правовой способ действует в рамках про­цесса унификации транспортного права разных государств. Транспортное законодательство разных стран приводится к единообразию в основном путем участия государств в меж­дународных транспортных конвенциях - прямая унифика­ция. Например, Кодекс торгового мореплавания РФ 1999 г. унифицирован (приведен в соответствие) с Правилами Гаага - Висби 1924 -1968 гг.

Возможны варианты косвенной унификации, когда на­циональное транспортное право приводится в соответствие с «мягким правом», то есть юридически необязательными резолюциями международных организаций и деклараци­ями международных конференций. Примерами могут слу­жить Модельный гражданский кодекс стран СНГ 1994 г., Критские резолюции о европейских международных транс­портных коридорах 1994 г. и т. д. Таким образом, действие так называемого «материально-правового способа МЧП» также относится к сфере международного права (междуна­родные договоры, «мягкое право» - резолюции международ­ных организаций). МЧП, по сути, представляет собой только систему национальных коллизионных норм, которые лишь опосредованно, в части выбора права, касаются отношений по гражданско-правовым договорам перевозки.

Система МТП находится в стадии становления. Нормы, входящие в подотрасль можно структурировать по видам транспортной деятельности. На основании указанной клас­сификации выделим следующие институты, входящие в по­дотрасль МТП:

  • безопасность движения на различных видах транспор­та;
  • экологическая безопасность в сфере транспорта;
  • международные транспортные коридоры;
  • пути сообщения и их инфраструктура;
  • контейнерные технологии;
  • таможенно-логистические технологии;
  • международные автомобильные перевозки;
  • международные воздушные перевозки;
  • международные железнодорожные перевозки;
  • международные морские перевозки;
  • международные речные перевозки.

Нормы указанных правовых институтов прямо регули­руют данные транспортные отношения или унифицируют национальное законодательство в указанных сферах.

Круг субъектов МТП совпадает с кругом субъектов международного права. Классический подход называ­ет в качестве основных субъектов международного права государства и международные межправительственные (межгосударственные) организации. В первую очередь следует упомянуть всемирно известные транспортные ор­ганизации. Такие как Международная морская организа­ция (ИМО), Международная организация гражданской авиации (ИКАО), Международная федерация экспедитор­ских ассоциаций (ФИАТА) и др.

Источники МТП также соответствуют кругу источни­ков международного права. Ими являются международ­ные транспортные конвенции и международно-правовые обычаи в сфере международного транспорта. Кроме того, международную транспортную сферу регулируют положе­ния, содержащиеся в решениях (резолюциях, декларациях) многочисленных международных межправительственных транспортных организаций, органов и конференций. Это ре­золюции ИКАО, ИМО, резолюции органов СНГ, ЕАЭС, ЕС, декларации Общеевропейских конференций по транспорту, декларации международных евроазиатских конференций по транспорту и др. Совокупность данных положений получила название «мягкого права» (soft law). Отличительным призна­ком данной группы источников является их рекомендатель­ный характер. Другими словами, с формально-юридической точки зрения, акты «мягкого права» можно рассматривать в качестве вспомогательного источника МТП.

Таким образом, нормы международных транспортных конвенций, международно-правовых обычаев, применяемых в сфере транспорта, представляют собой международное транспортное право. Положения резолюций международ­ных межправительственных организаций, органов и кон­ференций относятся к вспомогательным источникам МТП. Кроме того, к вспомогательным источникам МТП следует отнести резолюции международных неправительственных организаций, решения международных судов.

В каждом государстве, в том числе в РФ, также имеется ряд национально-правовых норм, имеющих отношение к ре­гулированию международного транспорта. В нормативный состав МТП национально-правовые нормы не входят. Вместе с тем, национальные нормативно-правовые акты (например, ФЗ РФ 1998 г. О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации), решения национальных судов (например, по делу «Арктик Санрайз» 2013 г.), заявления и решения официальных должностных лиц и органов государства (например, решение ФСБ РФ о временном закрытии судоходства через Керченский пролив 25.11.2018 г. в связи с действиями украинских ВМС) имеют определенное юридическое значение для МТП. Указанные категории также необходимо отнести к вспомогательным ис­точникам МТП.

Принципами международного транспортного права вы­ступают такие правовые конструкции, как: обеспечение без­опасности движения; стандартизация и унификация транс­портного законодательства разных стран; предотвращение загрязнения окружающей среды при эксплуатации транс­порта; предоставление свободы международного транзита.

Принцип обеспечения безопасности движения являет­ся базовым для транспорта. Безопасное осуществление дви­жения и сопутствующей деятельности (погрузки, выгрузки, ремонта и др.) - это главное условие функционирования транспорта. Международно-правовое закрепление норм о безопасности движения началось с Парижской Конвенции 1909 г. относительно передвижения автомобилей.

Принцип стандартизации и унификации транспортно­го законодательства разных стран носит правовой характер. Суть данных процессов заключается в приведении к единоо­бразию транспортных норм разных государств. Это позволит участникам транспортной деятельности легко ориентиро­ваться в правовом поле разных государств ввиду его «одина­ковости». Результатом унификации является преодоление коллизий, то есть противоречий в национальном транспорт­ном праве различных государств. В широком смысле данный термин касается не только унификации транспортного за­конодательства, но и смежных сфер юриспруденции. К тако­вым можно отнести таможенное право (соглашения о еди­нообразии таможенных процедур, порядка прохождения таможенного оформления и контроля), налоговое право (со­глашения об избежании двойного налогообложения), трудо­вое право (конвенции об условиях труда моряков, водителей, пилотов) и др.

Принцип предотвращения загрязнения окружающей среды при эксплуатации транспорта получил особую акту­альность в конце ХХ в. ввиду нарастания масштабов экологи­ческих угроз.

Также специальным принципом МТП необходимо рас­сматривать принцип предоставления свободы международ­ного транзита. В большинстве случаев международные транс­портные коридоры затрагивают территории более чем трех государств. То есть между страной отправления и страной назначения находятся территории транзитных (промежу­точных) государств. Под международным таможенным тран­зитом следует понимать таможенную процедуру (режим), позволяющий свободно и беспошлинно перемещать товары и транспортные средства через таможенные границы тран­зитных государств. Международно-правовое закрепление данного принципа произошло в Барселонской конвенции 1921 г. о свободе транзита. Конвенция носит общий характер для всех видов транспорта. Впоследствии этот принцип был закреплён в различных транспортных и таможенных конвен­циях. Например, упрощению процедуры автомобильного транзита посвящена Таможенная конвенция 1975 г. о между­народной перевозке грузов с применением книжки МДП. В Соглашении о международном транспортном коридоре «Север-Юг» 2000 г. международному транзиту посвящена ст. 4, предусматривающая обязанность государств-участни- ков обеспечить «эффективное содействие международным транзитным перевозкам товаров по территории своих госу­дарств». В частности, это должно выражаться в предоставле­нии права международного транзита (п. 4.1.) и предоставле­нии режима многократных въездных виз для транспортного персонала (п. 4.2.).

На морских участках международных транспортных маршрутов действует аналог принципа свободы транзита - принцип свободы судоходства. Он закреплен в п. 1 ст. 87 Кон­венции ООН по морскому праву 1982 г. как составная часть принципа свободы открытого моря. Вместе с тем как само­стоятельная норма данный принцип может рассматриваться в качестве специального принципа подотрасли МТП.

Вполне возможно выделение иных принципов МТП, их перечень нормативно не определен и носит открытый и дис­куссионный характер.

Таким образом, МТП обладает такими существенными признаками, как предмет, объект, метод правового регули­рования, система (внутренняя структура), специальные юри­дические принципы, круг субъектов и источников. Таким образом, подотрасль МТП имеет все необходимые признаки, позволяющие говорить о возможности и необходимости ее выделения в отдельное нормативное образование в рамках международного экономического права наряду с междуна­родным торговым, международным таможенным, междуна­родным валютным правом и др.

Еще раз следует подчеркнуть, что единой концепции о правовой природе и сущности МТП не существует. Это связано с разнообразием международных транспортных от­ношений. Среди них есть отношения как публичного, так и частного характера. Для учебно-образовательных целей вполне возможно использование комплексного подхода, позволяющего сделать максимально широкий охват изучае­мого материала. Для целей научной классификации более предпочтительна классическая концепция, четко разграни­чивающая частное и публичное право. С данных позиций, как уже было обозначено, МТП понимается подотраслью международного экономического права, то есть элементом международной правовой системы.

СЕМЁНОВ Дмитрий Владимирович
кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Вологодского института права и экономики ФСИН России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.