Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Вопрос о правовой природе протокола о присоединении КНР к Марракешскому соглашению об учреждении ВТО

Протокол о присоединении к Марракешскому согла­шению об учреждении Всемирной торговой организации (далее «Протокол о присоединении») занимает особое место в системе источников права ВТО. Ст. 12 «Марра­кешского соглашения об учреждении Всемирной торго­вой организации» (далее «Соглашение о ВТО» или «Мар­ракешское соглашение») устанавливает общее правило для присоединения к данной организации, но не пред­усматривает соотношения между юридическими доку­ментами о присоединении новых членов с соглашениями ВТО. Соединенные Штаты Америки, Европейский союз и другие страны-члены часто ссылаются на положения Протокола о присоединении Китая к ВТО в качестве ос­нования для судебного иска, и это, несомненно, выдвигает на передний план изучение правовой природы Протоко­ла о присоединении.

Практика урегулирования споров в рамках ВТО по­казывает, что выяснение правовой природы Протокола о присоединении и его взаимосвязи с многосторонним торговым соглашением ВТО имеет решающее значение для определения конкретных прав и обязательств Китая в рамках ВТО и справедливого разрешения споров. Тем более, до сих пор, как экспертная группа, так и апелля­ционный орган, не дали убедительного объяснения по этому вопросу. В статье предпринята попытка изучить природу Протокола о присоединении с помощью срав­нения данного документа с многосторонними торговы­ми соглашениями.

  1. Сравниваем с точки зрения субъектов заключения до­говора и характера соглашения.

Марракешское соглашение является результатом Уруг­вайского раунда и уставным юридическим документом ВТО как международной организации. Как Марракешское согла­шение, так и прилагаемые к нему многосторонние торговые соглашения, являются многосторонними договорами, до­стигнутыми всеми членами ВТО после нескольких раундов переговоров и повторных консультаций.

С момента создания ВТО содержание многосторон­него торгового соглашения не является статичным. Не­который контент перестает применяться по окончании переходного периода, а другие расширяют сферу при­менения со временем: Соглашение ВТО является дина­мичной концепцией. Для новых членов оно включает в себя все действующие многосторонние торговые согла­шения при вступлении. Например, после создания ВТО ГАТТ обозначается как «ГАТТ-1994», а не «ГАТТ-1947». Полагаем, что Соглашение о ВТО дополняется Прото­колом о присоединении и Докладом рабочей группы о присоединении к ВТО (далее «Доклад рабочей группы»): первый (соглашение) является категорией правил, а вто­рой (протокол и доклад) гарантией их выполнения. Вме­сте они составляют единое целое.

Протокол о присоединении является юридически обязывающим международным договором, тесно свя­занным с многосторонними торговыми соглашениями ВТО и в то же время отличается от них. С одной стороны, правовой основой Протокола является ст. 12 Марракеш­ского соглашения, в соответствии с которой новые чле­ны могут присоединиться к настоящему Соглашению на условиях, согласованных с другими членами ВТО, отра­женных в Протоколе о присоединении. В предисловии к Протоколу говорится: «Всемирная торговая организа­ция в соответствии с утверждением конференции Мини­стров ВТО, согласно ст. 12 Марракешского соглашения соглашается с КНР следующим образом...». Итак, Про­токол о присоединении представляет собой любой до­говор, согласованный в рамках международной органи­зации, как указано в ст. 5 «Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными ор­ганизациями или между международными организаци­ями» (далее «Венская конвенция»), принятой Комиссией международного права в 1986 году, и относится к сфере международных договоров, за исключением того, что он основан на Соглашении о ВТО. Сторонами Протокола являются Китайская Народная Республика и Всемирная торговая организация, и обе стороны договора имеют квалификацию субъекта международного права, поэто­му с точки зрения международного права, Протокол о присоединении соответствует общему определению дву­сторонних договоров.

С другой стороны, как многосторонние торговые согла­шения, так и Протокол о присоединении должен был быть принят с помощью специальных процедур. Ст. 12.2 Согла­шения о ВТО гласит: «Конференция министров утвердит условия для одобрения вступления (новых членов) в ВТО большинством в две трети членов ВТО». Данная процедура голосования совпадает с п. 3 ст. 10 «О внесении поправки в многостороннюю торговлю». Кроме того, международные договоры должны соответствовать процедурам утвержде­ния, установленным внутренним законодательством, пре­жде чем станут обязательными для государств-участников. Ст. 7 Венской конвенции предусматривает, что в число лиц, имеющих право заключать договоры от имени государства, входят главы государств, главы правительств, министры ино­странных дел, кураторы, представители международных ор­ганизаций и специальные представители, которые имеют свидетельство о полномочиях, выданное главой государства. На 17-м заседании Постоянного комитета девятого созыва Всекитайского собрания народных представителей, состояв­шемся 25 августа 2000 г., было принято решение о предостав­лении полномочий Госсовету для завершения переговоров о вступлении Китая в ВТО и назначении представителей для подписания Протокола о присоединении Китая к ВТО. Под­писание Китаем Соглашения о ВТО и Протокола о присо­единении полностью соответствует внутренним процедурам о порядке заключения международных договоров. Кроме того, в п. 4 части III Протокола говорится: «данный Протокол будет представлен в Организацию Объединенных Наций для регистрации в соответствии со ст. 102 Устава ООН». Данная процедура также является общепринятым условием многих международных договоров.

В отличие от Протокола о присоединении, Доклад ра­бочей группы по сути не является международным догово­ром. Он не является обязательным условием вступления в ВТО для членов, но представляет собой отчет о содержании переговоров. По характеру он является «дополнительным материалом», указанным в ст. 32 Венской конвенции. В слу­чае, если содержание Протокола о присоединении неясно или необъяснимо, или является необоснованным, Доклад рабочей группы служит в качестве дополнения для толко­вания положений Протокола. Однако пункт 1.2 Протокола содержит отсылочные нормы к пункту 342 Доклада рабочей группы, что делает его частью Соглашения о ВТО.

Кроме того, Орган по разрешению споров ВТО (далее ОРС) регулярно ссылается на положения Протокола о при­соединении при рассмотрении споров, из чего следует, что Протокол о присоединении является частью Марракеш­ского соглашения и приложенных к нему многосторонних торговых соглашений, и, соответственно, обладает характе­ром многосторонних договоров, в связи с чем другие члены ВТО могут обратиться в ОРС против Китая, они не являются участниками Протокола.

  1. Сравниваем аспекты процесса переговоров и содер­жание договоров.

Процесс переговоров для заключения Протокола о при­соединении отличается от процесса заключения многосто­роннего торгового соглашения. Соглашение о ВТО и сопут­ствующие ему многосторонние торговые соглашения были заключены в ходе обширных многосторонних переговоров. Стороны, участвующие в них, имеют различные интересы, что обеспечивает необходимые условия для тщательной раз­работки правил. В процессе формулирования многосторон­них международных договоров они, как правило, уделяют больше внимания текстам и стремятся к тому, чтобы содер­жание было строгим и систематическим. Напротив, перего­воры о вступлении в ВТО идут по двухсторонним и многосто­ронним переговорным процессам, которые многие ученые сравнивают со сделкой, заключение которой позволяет госу­дарству стать частью многосторонней торговой системы. Та­ким образом, при разработке Протокола о присоединении, вопрос, будет ли конкретное положение тщательно составле­но, зависит не только от способностей кандидата на перего­ворах, но и степени юридической профессионализации всей переговорной группы. В связи с этим Протокол о присоеди­нении Китая к ВТО в некоторой степени обладает индиви­дуальными недостатками в формулировке ряда положений.

По структуре многосторонние торговые соглашения являются самостоятельными, их содержание формируется в соответствии с различными предметами регулирования, такими как торговля товарами, торговля услугами, права ин­теллектуальной собственности, связанные с торговлей, урегу­лирование споров и т. д. В то же время многосторонние тор­говые соглашения ВТО единообразно применимы ко всем ее членам, а некоторые специальные правила, например, дифференцированный режим в отношении членов развива­ющихся стран, в целом применимы к любой развивающейся стране, удовлетворяющей требуемым условиям.

Касаемо структуры и содержания Протокола о присо­единении, ст. 12 Марракешского соглашения не накладывает каких-либо ограничений на условия вступления в ВТО, все действующие члены могут вступить в переговоры с кандида­том на согласование условий вступления. Содержание Про­токола пересекает все аспекты многосторонних торговых со­глашений ВТО, но не представляет отличительных системных характеристик. Протокол о присоединении был составлен на основе многосторонних торговых соглашений, правила его просты; универсальные права и обязанности, оговоренные в соглашениях ВТО, не были в нем переформулированы, со­стоит он из более двух десятков статей, где четко утверждены специальные обязательства Китая, однако не может полно­стью отражать права и обязанности Китая в рамках ВТО, поэтому определить права и обязанности страны только на основе самого протокола затруднительно; Протокол должен толковаться и применяться в сочетании с соответствующими правилами соглашений ВТО.

Содержание Протоколов о присоединении позволяет установить объем обязательств нового члена и определить соответствующие его статусу «обязательства ВТО-плюс» и «обязательства ВТО-минус». Содержание индивидуально для каждого присоединяющегося участника, и для присо­единившихся стран оно является императивным, а его на­рушение может стать предметом рассмотрения ОРС ВТО[1]. По мере увеличения количества членов ВТО, «обязательства ВТО-плюс» и «обязательства ВТО-минус» предоставляют специальные правила поведения для каждого нового члена, совместно расширяют содержание соглашений ВТО. По­скольку Протокол о присоединении является неотъемлемой частью Марракешского соглашения и прилагаемых к нему многосторонних торговых соглашений, правила соглашений ВТО демонстрируют тенденцию к фрагментации.

  1. Применение положения об особых обязательствах по Протоколу о присоединении Китая к ВТО и многосторонних торговых соглашений.

Выше отмечено, что ст. 12 Марракешского соглашения предусматривает правила присоединения нового члена, но не устанавливает порядок применения Протокола о присо­единении, Соглашения о ВТО и прилагаемых к нему много­сторонних торговых соглашений. Ст. 1.3 Протокола о присо­единении Китая к ВТО предусматривает, что «если иное не предусмотрено в настоящем Протоколе, Китай должен вы­полнять положения многосторонних торговых соглашений, прилагаемых к Марракешскому соглашению...». Таким об­разом, согласно указанной статье, при определенных усло­виях Протокол о присоединении может иметь приоритет в отношении многосторонних торговых соглашений ВТО.

Статья XVI:3 Марракешского соглашения содержит све­дения о порядке применения его положений и положений «любого из Многосторонних торговых соглашений» при их коллизии. Автор полагает, что данный порядок не распро­страняется на Протокол о присоединении. С одной стороны, протокол о присоединении - это двухсторонний междуна­родный договор. С другой, согласно ст. 2 Соглашения о ВТО, под многосторонним торговым соглашением понимаются соглашения, указанные в Приложениях 1-4. Протоколы о присоединении в них не указаны. Представляется очевид­ным, что сделано это намеренно, поскольку протоколы как инструмент присоединения к ВТО появились отнюдь не по­сле января 1995 г., но были хорошо известны еще в период действия ГАТТ 1947[2]. Из этого следует, что Протокол о при­соединении не является одним из многосторонних торговых соглашений и в некоторых случаях положения Протокола применяются преимущественно в отношении других норм ВТО.

Более того, практика урегулирования споров в ВТО по­казывает, что часто заявитель ссылается на особые обязатель­ства в Протоколе о присоединении в качестве основы для по­дачи иска в ОРС ВТО. Экспертная группа и апелляционный орган также регулярно используют положения Протокола для разъяснения вопроса соответствия применяемых Китаем мер со своими обязательствами, предусмотренными в нем. Практика ОРС показывает, что по отношению к многосто­ронним торговым соглашениям, обязательства из Протокола о присоединении обычно имеет преимущественную силу.

Одним из рассматриваемых ОРС дел, в котором затро­нут вопрос о соотношении положений соглашений ВТО, обязательств Китая и статьи ХХ ГАТТ явилось дело China- Auto Parts. По данному вопросу ОРС ВТО признал оспарива­емые меры Китая необоснованными. Рассуждая о характере обязательств, содержащихся в Докладе рабочей группы, тре­тейская группа указала на следующее: «не вызывает сомне­ния тот факт, что обязательства из Доклада рабочей группы подлежат исполнению», но при этом Китаю вменяется на­рушение положений ст. III ГАТТ. По мнению Апелляцион­ного органа, в данном случае в первую очередь нарушаются положения Протокола о присоединении и Доклада рабочей группы, а не положения соглашений ВТО. Таким образом, Апелляционный орган смоделировал определенную иерар­хию данных норм, поставив на первое место нормы Прото­кола о присоединении и Доклада рабочей группы и только затем положения соглашений ВТО.

В деле «Китай - Сырьевые материалы» ОРС ВТО разгра­ничил случаи в пунктах 5.1 и 11.3 Протокола о присоедине­нии, использовав буквальное и контекстуальное толкование. В пункте 11.3 отсутствует отсылка к Соглашению ВТО, кото­рая имеется в пункте 5.1 Протокола о присоединении. По этой причине ОРС пришел к выводу, что статья XX ГАТТ и исключения, в ней содержащиеся, не применяются к пункту 11.3 Протокола. Это обстоятельство также доказывает пре­имущественную силу Протокола о присоединении в отноше­нии соглашений ВТО.

Таким образом, анализ правовой природы Протокола о присоединении Китая к ВТО и соотношение его с соглаше­ниями ВТО, позволяет сформулировать следующие выводы:

Во-первых, по юридической природе Протокол о при­соединении является двухсторонним международным до­говором между государством и ВТО. Тем более, протокол о присоединении, устанавливая правила присоединения к ВТО, является неотъемлемой частью Соглашения ВТО. Его положения неразрывно связаны с положениями многосто­ронних торговых соглашений и Соглашением о ВТО в целом, поэтому при толковании положений Протокола о присо­единении необходимо учитывать содержание других согла­шений и материалов ВТО.

Во-вторых, из положений международных договоров и практики ОРС следует, что при определенных условиях по­ложения Протокола имеют преимущественную силу в отно­шении других норм ВТО.

ЛИ Сюй
аспирант кафедры международного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.