Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Анализ поступательного реформирования нормативно-правового регулирования правоотношений в сфере государственных (муниципальных) закупок

Продолжающееся поступательное реформирование си­стемы государственных (муниципальных) закупок в России, принятие, так называемых, «оптимизационных поправок» нормативной базы регулирования с 1 января 2022 года, так или иначе подтверждает сложность и комплексность данно­го правового явления.

Многие научные труды [1] сформиро­ваны в попытке анализа и исследования этого особого пра­вового механизма, сочетающего в себе административные, предпринимательские признаки в рамках традиционных гражданских правоотношений по поставке товара, оказания услуг и выполнения работ. Правоприменитель же со своей позиции старается существовать в данных реалиях, повы­шать эффективность собственной предпринимательской деятельности, увеличивать получение прибыли с одной сто­роны, и приобретать по наиболее выгодным условиям ка­чественный предмет госконтракта с экономией бюджетных средств, с другой.

В настоящем исследовании предпримем попытку ана­лиза последних изменений законодательства в указанной об­ласти, а также оценки эффективности их введения.

Итак, вступление в законную силу Федерального закона от 02.07.2021 № 360-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [2] (далее - закон 44-ФЗ), а также издание в его реализацию подзаконных нормативных правовых актов, ознаменовало несколько зна­чительных нововведений.

В первую очередь, на наш взгляд, стоит обратить вни­мание на предоставление преимуществ субъектам малого предпринимательства и социально ориентированным не­коммерческим организациям. В целом, новая система госу­дарственных (муниципальных) закупок ориентирована на обеспечение здоровой конкуренции и достижения равенства между поставщиками товаров (работ, услуг), что подтверж­дает строгая система контроля независимого проведения торгов, а также включение принципа обеспечения конкурен­ции в качестве одной из концептуальных идей основополага­ющего в данной сфере Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, ра­бот, услуг для обеспечения государственных и муниципаль­ных нужд» [3]. Указанный принцип провозглашает необхо­димость создания и обеспечения равных условий для всех участников закупок. Вместе с тем, законодатель отдает явные преимущества и льготные условия для таких категорий по­ставщиков (подрядчиков, исполнителей) как учреждения и предприятия уголовно-исполнительной системы, социаль­но ориентированные некоммерческие организации, малое и среднее предпринимательство. Проанализировав данные преимущества, приходим к выводу, что рассматриваемые привилегии являются не противоречием или исключением принципа обеспечения конкуренции, а частью социально­экономической политики государства и защиты более сла­бых участников правоотношений.

Вместе с тем, законодатель идет по пути увеличения пре­ференций для указанной категории поставщиков (подрядчи­ков, исполнителей). В том числе возложение на государствен­ного (муниципального) заказчика обязанности заключения четверти, от общего числа контрактов, с субъектами малого бизнеса, вместо порогового значения в 15%, существовавшего ранее. Кроме того, по новому законодательству предусмотре­но императивное сокращение сроков оплаты по контрактам, контрагентами по которым являются социальные некоммер­ческие учреждения и субъекты малого и среднего предпри­нимательства. Таким образом, обязательная оплата по выше­указанным государственным (муниципальным) контрактам должна быть произведена в срок до 10 дней, если извещение о проведении закупки размещено в Единой информационной системе в сфере закупок в течение 2022 года, а после 1 января 2023 года - до 7 дней.

Следующим весомым дополнением существующей правовой системы представляется дальнейшая легитими­зация типовых контрактов и типовых условий. Разработан­ные изначально как добровольное подспорье обеих сторон сделки, в настоящее время представляют собой готовые со­глашения, которые госзаказчики обязаны использовать для разработки проекта госконтракта в конкурентных процеду­рах и в закупках у единственного поставщика. Однако право­вая коллизия состоит в том, что данные типовые соглашения не успевают подстраиваться под стремительно меняющееся законодательство и условия экономической среды. Таким образом, эти документы сохраняют свою силу и должны ис­пользоваться заказчиками до утверждения правительством РФ новых типовых условий, что в некоторых случаях приво­дит к противоречиям действующему законодательству. При этом Министерство финансов Российской Федерации в сво­ем разъяснении [4] по этому поводу допускает возможность возникновения противоречий условий типовых контрактов законодательству о контрактной системе, например, в разде­ле согласования сроков заключения и исполнения контракта. В подобных случаях Министерство советует заказчикам кор­ректировать типовые контракты и типовые условия в соот­ветствии с нормами закона 44-ФЗ, что, по нашему мнению, нивелирует значение такого правового механизма, как типо­вой государственный (муниципальный) контракт. Пример HTML-страницы

Так или иначе обязанность заказчика использовать ти­повые условия или топовые контракты, а также навязывание законодателем определенного контрагента по контракту, а именно 25 % соглашений с малым предпринимательством, социально ориентированными организациями и иными субъектами всё больше приводит и без того императивно урегулированные отношения в полностью подконтрольные государству. Духа цивильного законодательства и его прин­ципов регулирования в данных правоотношениях становится всё меньше. Мы не оцениваем это с точки зрения негативных последствий, но и развития капиталистической, саморегули­руемой экономики в данной сфере не наблюдаем.

По-настоящему оптимизационными, на наш взгляд, яв­ляются поправки связанные с сокращением числа видов за­купочных процедур, сроков их проведения, электронизацию и автоматизацию различных этапов проведения государ­ственных (муниципальных) закупок.

В результате, в настоящее время госзаказчик имеет воз­можность проводить закупочные процедуры тремя конку­рентными способами, вместо существовавших ранее один­надцати процедур. Речь идет о конкурсе, аукционе и запросе котировок, и при этом их проведение предусмотрено только в электронной форме. Если обратиться к данным официаль­ной статистики [5], то напрашивается вывод об упразднении таких закупочных процедур как запрос предложения в связи с их невостребованностью. Так, исходя из приведенных дан­ных, в 2021 году наиболее распространенными способами определения поставщика (подрядчика, исполнителя) явля­ются:

  • электронный аукцион - 89% в количественном и 66% в стоимостном выражении;
  • запрос котировок в электронной форме - 4,5% в коли­чественном и 0,2% в стоимостном выражении;
  • открытый конкурс в электронной форме - 2,1% в коли­чественном и 25% в стоимостном выражении.

Сущность функционирующих в настоящее время кон­курентных способов определения поставщика заключается в том, что информация о закупаемых товарах, работах или ус­лугах, то есть потребности государственного (муниципально­го) заказчика сообщается неограниченному кругу лиц путем размещения в единой информационной системе извещения о проведении данного вида закупки, с оглашением основных условий будущего контракта.

В связи с этим, рассматриваемая новелла, предусматри­вающая укрупнение и уменьшение количества способов про­ведения закупок, отказ от архаических и невостребованных правовых механизмов представляется наиболее удачным.

В числе прочих законодательных нововведений отметим актуальное, на наш взгляд, формирование обязательной сто­имостной предквалификации поставщиков (подрядчиков, исполнителей). Речь идет о дополнительном защитном меха­низме государственных и муниципальных органов и учреж­дений от недобросовестных контрагентов. Так, с начала 2022 года при проведении любого конкурентного способа опреде­ления поставщика с начальной ценой контракта не менее 20 миллионов рублей заказчик вправе требовать от поставщика (подрядчика, исполнителя) подтверждения успешного опы­та реализации госконтрактов в течение трех предыдущих лет. При этом общая сумма исполненных контрактов долж­на составлять не менее 20% от цены проводимой закупки.

Представляется, что данное положение, с одной сторо­ны, приведет к ещё большему ограничению конкуренции и возможному отстранению от участия в закупке добросо­вестного поставщика с наиболее оптимальным соотноше­нием цены и качества товара (работы, услуги). Но вместе с тем, дополнительная защита заказчика позволит уменьшить количество нереализованных контрактов, теневых мошенни­ческих схем, и как следствие приведет к наиболее рациональ­ному использование бюджетных средств.

Подводя итог, необходимо отметить, что рассматрива­емый проект оптимизационных поправок был подготовлен к началу 2020 года в связи с назревшей необходимостью ре­формирования системы государственных (муниципальных) закупок, однако в силу известных объективных причин, был полностью реализован только к началу 2022 года. Проведен­ный анализ позволяет сделать вывод о его частичной рента­бельности и положительной динамики правоприменения. Вместе с тем, ретроспективный взгляд на становление право­вой регламентации правоотношений в сфере удовлетворе­ния государственных (муниципальных) нужд в товарах, рабо­тах и услугах, начиная с постсоветского периода, приводит к заключению о необходимости дальнейшего поступательного реформирования данной нормативно-правовой базы.

ФЕДИНА Любовь Михайловна
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры организации правоохранительной деятельности Северо-Кавказского института повышения квалификации (филиала) Краснодарского университета МВД России, майор полиции

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика