Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Азиатский банк развития и Цели в области устойчивого развития на период до 2030 года

В рамках настоящей научной статьи подвергается анализу роль Азиатского банка развития (АБР) в устойчивом развитии государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Отдельное внимание уделяется проведенной работе АБР по реализации Целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия ООН 2000 г. (Целей развития тысячелетия, ЦРТ), которые заложили крепкую основу для реализации ЦУР с 2015 г.

Одним из объектов критического авторского анализа является принятая в 2018 г. Азиатским банком развития Стратегия 2030, устанавливающая оперативные задачи на основе ЦУР, содействуя и поддерживая государства-члены в достижении их целей. В частности, в нынешней критической ситуации, вызванной пандемией COVID-19, АБР оперативно отреагировал на необходимую поддержку государствам-членам. В статье предлагаются дальнейшие пути совершенствования деятельности АБР и его государств-членов по достижению ЦУР и Стратегии 2030.

Ключевые слова: Азиатский банк развития, Цели развития тысячелетия, Цели в области устойчивого развития, Стратегия 2030, международные организации, интеграция.

TRINH Minh Duyen
postgraduate student of International law sub-faculty of the Institute of Law of the Peoples' Friendship University of Russia

ASIAN DEVELOPMENT BANK AND THE 2030 SUSTAINABLE DEVELOPMENT GOALS

This article analyzes the role of the Asian Development Bank (ADB) in the sustainable development of Asia-Pacific countries. Special attention is given to ADB’s work on the 2000 UN Millennium Development Goals, which have provided a solid foundation for the implementation of the SDGs since 2015. One of the objects of the author’s critical analysis is the Asian Development Bank’s 2018 Strategy 2030, which sets operational objectives based on the SDGs, facilitating and supporting member states in achieving their goals. Particularly in the current critical situation caused by the COVID-19 pandemic, ADB has responded quickly to provide needed support to member states. The article suggests further ways to improve ADB’s and its member states’ efforts to achieve the SDGs and Strategy 2030.

Keywords: Asian Development Bank, Millennium Development Goals, Sustainable Development Goals, Strategy 2030, international organizations, integration.

ЦРТ - это набор из восьми амбициозных междуна­родных целей, направленных на сокращение вдвое бед­ности и повышение благосостояния бедных слоев насе­ления мира к 2015 г. Данные Цели рассматриваются как беспрецедентное обещание мировых лидеров решить проблемы мира, безопасности, развития, прав человека и основных свобод. Цели развития тысячелетия затра­гивали в период своего действия ключевые междуна­родные финансовые организации, такие как Всемирный банк, Международный валютный фонд, Азиатский банк развития и др.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе АБР является одним из важнейших участников инициатив и программ по борьбе с бедностью и его роль заключается в оказании помощи го­сударства-членам в разработке программ макроэкономиче­ской стабилизации, которые могут быть связаны с льготным кредитованием и сокращением внешнего долга. В этой связи Азиатский банк развития получил новые мандаты от госу­дарств-членов, а также право голоса в формировании идей, лежащих в основе этих мандатов.

Для содействия достижению Целей развития тысячеле­тия АБР запустил ряд краткосрочных, среднесрочных и дол­госрочных стратегий, включая Долгосрочные стратегические рамки (2001-2015), Среднесрочную стратегию I (MTS I, 2001­2005) и Среднесрочную стратегию II (MTS П, 2006-2008).

Долгосрочные стратегические рамки АБР на период 2001 - 2015 гг. определили следующие цели развития:

  • Экономический рост и устойчивость;
  • Всестороннее социальное развитие;
  • Эффективное институциональное и политическое управление;
  • Повышение роли частного сектора в развитии;
  • Региональное сотрудничество и интеграция;
  • Экологическая устойчивость.

Долгосрочная стратегия Азиатского банка развития на 2008-2020 гг. (Стратегия 2020) заменила указанную стра­тегию на период 2001-2015 гг. с изменением ориентира на инклюзивный рост. В частности, Стратегия 2020 подтверди­ла поддержку АБР инклюзивного роста через инвестиции в инфраструктуру, которая соединяет бедные слои населения с рынками и расширяет их доступ к основным производ­ственным актива, таким как образование, вода и санитария, и другим экономическим ресурсам. Особый акцент в Стра­тегии 2020 был сделан на гендерное равенство и расширение прав и возможностей женщин, как основополагающий фак­тор достижения инклюзивного роста. В данном случае, не­обходимо отметить важность трех столпов Стратегии АБР по сокращению бедности 1999 г. [1] - устойчивый эконо­мический рост в интересах бедных, социальное развитие и надлежащее управление в соответствии с Целями развития тысячелетия.

Указанные три столпа тесно связаны между собой, поэ­тому государствам необходимо было принять политические рамки, которые должны были их укрепить. Вместе с этим, АБР и его государства-члены активно участвовали в разра­ботке конкретных стратегий для каждого столпа в зависимо­сти от потребностей и обстоятельств каждого конкретного государства.

Азиатский банк развития в начале нового тысячелетия был полностью сосредоточен на оказании помощи государ­ствам-членам в достижении ЦРТ. В 2003 г. в Азиатско-Тихо­океанском регионе разразилась эпидемия тяжелого острого респираторного синдрома (SARS), в результате чего было выявлено, что борьба с инфекционными заболеваниями тре­бует эффективного регионального сотрудничества [2]. АБР предпринял действия по оказанию помощи на государствен­ном и региональном уровнях, чтобы помочь государствам бо­лее эффективно реагировать на «птичий грипп» и растущую угрозу распространения ВИЧ/СПИДа.

Отдельно АБР принял меры по реагированию на бес­прецедентные стихийные бедствия с выделением более 850 млн долларов США на восстановление районов Индии, Ин­донезии, Мальдив и Шри-Ланки, пострадавших от цунами в декабре 2004 г. [3]. Кроме этого, АБР была создана линия поддержки в размере 1 млрд долларов США для помощи пострадавшим от землетрясения в Пакистане в октябре 2005 г., а в 2009 г. Совет управляющих Азиатского банка развития принял решение увеличить базу капитала АБР в 3 раза - с 55 до 165 млрд долларов США, что позволило создать дополни­тельные финансовые ресурсы для реагирования на глобаль­ные и региональные кризисы.

К концу 2015 г. стало объективным, что большинство государств не достигло большинства Целей развития ты­сячелетия в виду многочисленных проблем. Глобальный финансовый кризис затронул все государства Азиатско-Ти­хоокеанского региона [4], наиболее сильно отразившись на беднейших государствах [5], что сделало перспективу дости­жения ЦРТ призрачной. Однако, нельзя отрицать усилия и положительные результаты, которые АБР привнес в дости­жение Целей развития тысячелетия:

  • АБР разработал совместные механизмы по реализа­ции ЦРТ;
  • АБР предложил общие стратегии для всего региона и индивидуальные стратегии, разработанные с учетом особен­ностей каждого государства;
  • АБР внес существенный вклад в социальное развитие и развитие человеческого потенциала в регионе - по иско­ренению голода, сокращению бедности, борьбе с болезнями, расширению прав и возможностей женщин.

Вместе с этим, хотя Азиатский банк развития и развитые государства-члены приложили существенные усилия, не все цели были достигнуты по определенным причинам:

  • Предлагаемые стратегии по социальному развитию, развитию человеческого потенциала, искоренению голода и сокращению бедности не включали факторы, которые влия­ют на развитие - экономическое развитие, конфликты, нюан­сы национального управление;
  • Стратегии АБР стали довольно сложными для наиме­нее развитых государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

Генеральная Ассамблея ООН в 2015 г. приняла Повестку дня на период до 2030 г., заменившая собой Цели развития тысячелетия и состоящая из 17 Целей в области устойчиво­го развития и 169 задач по искоренению бедности, борьбе с неравенством и несправедливостью, а также борьбе с из­менением климата к 2030 г. ЦУР явились универсальными целями, призванными положить конец бедности, защитить планету и обеспечить каждому человеку мир и процветание к 2030 г. в каждом государстве-члене ООН [6]. Пример HTML-страницы

Срок выполнения задач, заложенных в ЦУР определен 2030 г. с определенными показателями к 2020 и 2025 гг. В целом, снижение уровня бедности является главной целью ЦУР, однако в сравнении с ЦРТ в них помимо ранее суще­ствующих областей - достоинство, люди, процветание, наша планета - появились еще две - справедливость и процвета­ние.

Все проблемы, поднятые в ЦУР, являются неотложны­ми для Азиатско-Тихоокеанского региона. Достижение этих целей зависит в основном от успеха всего региона, требуя серьезной финансовой поддержки со стороны мира, усилий отдельных государств и международных организаций. Ази­атский банк развития играет важную роль в удовлетворении меняющихся потребностей региона. В частности, очень важ­ной является роль АБР в поддержке и продвижении госу­дарств-членов в развитии инфраструктуры для достижения

ЦУР, которая прописана в Стратегии 2030: Создание процве­тающего, инклюзивного, жизнестойкого и устойчивого Ази­атско-Тихоокеанского региона (Стратегия 2030).

На данном этапе Азиатский банк развития сосредото­чился на 7 ключевых видах деятельности:

  • Решение проблемы хронической бедности и уменьше­ние неравенства;
  • Содействие прогрессу в области гендерного равенства;
  • Борьба с изменением климата и стихийными бедстви­ями, создание климатической устойчивости, экологической устойчивости;
  • Продвижение концепции устойчивых городов более пригодных для жизни;
  • Содействие развитию сельских районов и обеспече­нию продовольственной безопасности;
  • Укрепление управления и институционального потен­циала;
  • Содействие региональному сотрудничеству и интегра­ции.

Как можно справедливо отметить, семь операционных приоритетов Стратегии 2030 тесно связаны со всеми 17 ЦУР. Таким образом, Азиатский банк развития адаптировал свою стратегию к Целям устойчивого развития на период до 2030 г., основываясь на реалиях Азиатско-Тихоокеанского регио­на.

Помимо этого, в целях конкретизации своей деятельно­сти по достижению ЦУР, АБР постоянно прилагает усилия в каждой области в рамках Стратегии 2030:

  • АБР помогает своим государствам-членам прибли­зиться к реализации задач по ЦУР;
  • АБР отслеживает связь между своими проектами и ЦУР, а также контролирует поддержку ЦУР финансируемы­ми АБР проектами;
  • АБР сотрудничает с ООН, международными финан­совыми организациями, гражданским обществом и другими партнерами по ЦУР.

В частности, в области гендерного равенства, неравен­ство в Азиатско-Тихоокеанском регионе формируется под влиянием ряда социальных, экономических, политических и экологических тенденций, включая растущее неравенство доходов, участившиеся стихийные бедствия, изменение де­мографической ситуации, развитие технологий и влияние экстремистских групп. Азиатский банк развития прекрасно понимая это, разработал способы противодействия этим тенденциям и продвижения прогресса в направлении ген­дерного равенства в регионе.

В Пакистане АБР поддержал Верховный суд Лахора, чтобы оспорить нормы о гендерном насилии. АБР органи­зовал судебный тренинг по гендерной чувствительности; для 220 судей был организован курс по гендерному насилию, что­бы расширить доступ женщин к правосудию. В последствии, в Пенджабе был создан первый специализированный суд по вопросам насилия, которые рассматривает дела с учетом ген­дерных особенностей [7].

В Непале проект «Агробизнес и улучшение средств к существованию в высокогорье» (HIMALI) осуществляется при поддержке АБР с целью повышения доходов и заня­тости горного населения путем развития цепочек создания стоимости сельскохозяйственного скота, лекарственных пре­паратов и ароматических растений. Женщины зачастую владеют сельскохозяйственным бизнесом и имеют меньше возможностей для адаптации к изменению климата. Проект АБР поддерживает женщин в управлении малым бизнесом и сельскохозяйственными кооперативами, особенно в части выращивания кардамона и фруктовых деревьев. Данный проект расширяет возможности трудоустройства женщин [8].

Кроме этого, АБР постоянно расширяет сотрудничество с другими международными организациями, помогая своим государствам-членам открывать новые возможности для реа­лизации ЦУР.

Азиатский банк развития и Агентство ООН по гендерно­му равенству и расширению прав и возможностей женщин (ООН Женщины) в июне 2016 г. подписали Меморандум о взаимопонимании, в котором обе организации обязались укреплять связи партнеров и партнерские отношения для продвижения гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В 2018 г. ЮНИСЕФ и АБР подтвердили свои обязатель­ства по борьбе с бедностью и содействию здоровью и бла­гополучию детей и молодежи в Азиатско-Тихоокеанском регионе, подписав в Индонезии Меморандум о взаимопони­мании [9].

В нынешней «стрессовой» ситуации, в условиях, когда пандемия COVID-19 превратилась в беспрецедентный меди­цинский, экономический и политический кризис, более се­рьезной стала проблема гендерного равенства в регионе и за его пределами. Азиатский банк развития предпринял сроч­ные действия, чтобы отреагировать на ситуацию в Азиатско­Тихоокеанском регионе.

К апрелю 2020 г. АБР запустил экономический пакет поддержки в борьбе с пандемией COVID-19 в размере 20 млрд долларов США, чтобы помочь правительствам раз­вивающихся государств-членов преодолеть кризис в рамках цикла, направленного на смягчение последствий пандемии COVID-19, оказание помощи бедным и особо уязвимым сло­ям населения, удовлетворение потребностей государств-чле­нов и частного сектора в медицинском оборудовании [10].

Азиатский банк развития 24 августа 2020 г. утвердил проект «Укрепление системы здравоохранения для реше­ния и ограничения COVID-19» общей стоимостью 125 млн долларов США, в рамках которого выделил 25 млн долларов США на помощь правительству Филиппин в приобретении вакцины против коронавирусной инфекции в 2021 г. АБР также одобрил кредит в размере 250 млн долларов США для помощи правительству Мьянмы в борьбе с коронавирусной инфекцией [11]. Помимо этого, АБР объявил о выделении 3,2 млн долларов США в виде грантов для оказания помощи го­сударствам-членам - Фиджи, Науру и Ниуэ в Тихоокеанском регионе на борьбу с COVID-19 [12].

АБР осуществляется эффективное сотрудничество с другими международными организациями, в том числе со­вместно с ЮНИСЕФ в рамках поддержки в Азиатско-Тихоо­кеанском регионе государств-членов, были выделены гранты на общую сумму 7,9 млн долларов США на борьбу с панде­мией COVID-19 [13].

Также АБР предоставил пакет поддержки развива­ющимся государствам в размере 260 млн долларов США, включая ресурсы софинансирования и техническую помощь, и тесно сотрудничает как в регионе, так и за его пределами по предоставлению своевременной финансовой помощи, поддержке частного сектора, включая кредиты и гарантии, предоставляемые финансовым учреждениям для стимули­рования торговли и цепочек поставок, а также организации тесного сотрудничества в с другими международными орга­низациями.

В нынешних условиях Азиатский банк развития играет важную роль в координации и подготовке действий по вос­становлению в новом контексте, сложившемся после окон­чания пандемии COVID-19, что ставит перед АБР необходи­мость выработки новых подходов в своей работе:

  • Необходимо проявить большую гибкость в расшире­нии доступных финансовых ресурсов и принять более гибкие методы поддержки антикризисных мероприятий, усилив роль в финансировании страховочной сети региона;
  • АБР необходимо продолжить утверждать свою роль для государств-членов, включая финансовые и политические консультации, а также работать с государствами-членами над разработкой стратегий социально-экономического вос­становления постпандемического объединения;
  • АБР необходимо определить операционные приори­теты на предстоящий период в направлении Стратегии 2030 и Целей в области устойчивого развития на период до 2030 г., например, создание мер и систем реагирования на эпидемии и стихийные бедствия, восстановление сильно пострадавших секторов экономики в период COVID-19, таких как туризм.

С момента завершения ЦРТ Азиатский банк развития претерпел очевидные изменения в политике и стратегии де­ятельности. Более того, это изменения подкрепляются тем, что ЦУР лучше согласуются с миссией АБР: так на уровне пяти столпов - люди, процветание, планета, мир и партнер­ство, так и конкретно - в частности, для ЦУР, связанных с со­кращением бедности, уменьшением неравенства, достойной работой, прочным институциональным строительством и изменением климата в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В нынешних условиях для бедных государств важно иметь как можно больше поддержки со стороны международного со­общества для освоения и управления растущими потоками помощи по мере их увеличения. АБР играет важную роль в качестве международного многостороннего финансового уч­реждения для своих государств-членов, что ставит в особый приоритет необходимость оперативной подготовки к кон­кретным действиям в ответ на глобальные изменения и вы­зовы в мире в целом, и в Азии в частности.

ЧИНЬ Минь Зуен
аспирант кафедры международного права Юридического института Российского университета дружбы народов

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика