Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

ЗНАЧЕНИЕ И СПОСОБЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕР ЦИФРОВОГО КОНТРОЛЯ ДОСУДЕБНОГО ПРОИЗВОДСТВА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НАЗАРОВ Александр Дмитриевич
доктор юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Юридического института Сибирского федерального университета

КОСТЕНКО Дмитрий Сергеевич
магистр права, выпускник магистерской программы «Досудебное производство по уголовным делам» Юридического института Сибирского федерального университета

В статье выполнен анализ роли технических средств контроля по отношению к подозреваемым и обвиняемым при избрании в отношении них отдельных мер пресечения. Отмечены особенности и пробелы законодательного регулирования указанного вопроса в России. С учетом сравнительно-правового анализа работы аналогичных институтов права зарубежных государств сделан вывод о возможностях и способах совершенствования законодательства России.

Ключевые слова: меры пресечения, цифровизация, технические средства контроля, домашний арест, запрет определенных действий.

NAZAROV Aleksandr Dmitrievich
Ph D. in Law, associate professor, Head of Criminal process and criminalistics sub-faculty of the Institute of Law of the Siberian Federal University

KOSTENKO Dmitriy Sergeevich
master of law, postgraduate of master's program «Pre-trial criminal proceedings» of the Institute of Law of the Siberian Federal University

THE SIGNIFICANCE AND METHODS OF IMPROVING DIGITAL CONTROL IN PRE­TRIAL PROCEEDINGS IN THE CONTEXT OF DEVELOPMENT OF AN INSTITUTION OF PREVENTIVE MEASURES IN THE RUSSIAN FEDERATION

This article presents an analysis of significance of using electronic monitoring as a preventive measure referring to accused and suspected persons. Particular qualities and gaps of Russian law were presented. Through comparative legal research of similar institutions of foreign countries, the conclusion about the possibilities and methods to improve the legislation of Russia has been made.

Keywords: preventive measures, digitalization, electronic monitoring, house arrest, prohibition of certain actions.

В качестве одной из устойчивых тенденций современ­ного уголовного процесса можно выделить тенденцию к развитию и совершенствованию института мер пресечения. Будучи встроенной в общее направление по гуманизации уголовно-процессуального законодательства, эта тенденция находит свое выражение особенно ярко в том числе в контек­сте создания новых мер пресечения или идеи формирования института следственных, а также в иных направлениях.

В свою очередь, подобный вектор развития в условиях циф­рового общества накладывает особую специфику, связанную с необходимостью широкого, обоснованного, законодательно за­крепленного применения технических средств контроля. С уче­том реалий современности средства цифрового контроля в уго­ловном процессе следует воспринимать в качестве обстоятельств содействующих реализации целей уголовного судопроизвод­ства, а не в качестве излишних правоограничительных воздей­ствий на отдельных участников уголовного процесса. В рамках рассмотрения данного вопроса некоторыми исследователями были выделены специальные критерии оценки необходимости внедрения цифровых технологий. К ним относятся: объектив­ные характеристики уголовного судопроизводства; возмож­ность формализации отдельных элементов законодательства без ущерба назначению уголовного судопроизводства; возможность обеспечить и усилить гарантии прав человека, вовлекаемого в процессуальную деятельность.

С выделенными критериями можно согласиться, а на их основании сделать выводы о значении применения средств цифрового контроля в уголовном процессе; способах их со­вершенствования, изучив при этом опыт зарубежных госу­дарств с широкой практикой использования мер процессу­ального контроля.

Интересно отметить, что характерной особенностью по­следних этапов эволюции института мер пресечения являет­ся параллельное развитие функционала средств технического контроля за подозреваемым/обвиняемым и совершенствова­ние набора мер пресечения в целом. Таким образом, исследо­ватели этого вопроса выделяют шесть периодов становления института мер пресечения, начиная от их первоначального выражения в Уставе уголовного судопроизводства XIX в., за­канчивая настоящим днем.

Именно в шестой, самый поздний на данный момент пе­риод, который по данной классификации берет отсчет с 2001 г., были добавлены новые меры пресечения. К таковым отно­сятся домашний арест, запрет определенных действий, залог, их реализация при помощи средств технического контроля представляется наиболее эффективной и рациональной.

Применение технических средств контроля при ре­ализации данных мер пресечения в России регулируется постановлением Правительства Российской Федерации от 18.02.2013 г. № 134 (далее - Постановление). Данный доку­мент закрепляет перечень технических средств, использу­емых для контроля подозреваемых и обвиняемых, а также правила их применения. В качестве доступных для приме­нения технических средств отмечены: электронный браслет, стационарное и мобильное контрольные устройства, ретран­слятор, персональный трекер, а также устройства региональ­ных информационных центров.

Следует отметить, что до принятия данного Постанов­ления контроль за исполнением меры пресечения в виде до­машнего ареста осуществлялся через непосредственное по­сещение сотрудником службы исполнения наказания или участковым места жительства подследственного. Таким об­разом, использование технических средств контроля позво­ляют создать дополнительное удостоверение в соблюдении условий запретов меры пресечения. Данное обстоятельство является положительным фактором для лиц, принимающих решение об избрании отдельных мер пресечения; подслед­ственных добросовестно соблюдающих возложенные на них запреты, а также потерпевших, опасающихся угрозы причи­нения по отношению к ним негативного воздействия.

Положительная оценка способности контролировать возложенные запреты для целей уголовного судопроизвод­ства подтверждается ростом частоты применения домашне­го ареста после введения постановления о средствах техни­ческого контроля в 2013 г. Наблюдается устойчивый рост в удовлетворении ходатайств об избрании домашнего ареста. По статистике Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в 2013 г. удовлетворено 2552 таких хо­датайств, в 2014 г. - 3761; в 2015 г. - 5423, в 2016 г. - 6056, в 2017 г. - 6453 ходатайств.

Следует отметить, что мера пресечения в виде запрета определенных действий предусматривает схожее по сущ­ности с домашним арестом ограничение - запрет покидать пределы жилого помещения в определенное время (п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ); а также иное ограничение, контроль за ре­ализацией которого наиболее эффективно осуществлять при помощи технических средств - запреты находиться в опреде­ленных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов (п. 2 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ).

Согласно п.3 Постановления электронный браслет со стационарным устройством, ретранслятором и устройством аудиовизуального контроля применяется при запрете на выход за пределы жилого помещения. В соответствии с п. 4 Постановления контроль за перемещением вне жилого по­мещения, а также дистанции до определенных объектов осуществляется при помощи электронного браслета с мо­бильным контрольным устройством, ретранслятором, пертехнических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде до­машнего ареста, а также за соблюдением возложенных судом за­претов подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в виде меры пресечения избран запрет определенных действий, домашний арест или залог».

Помимо правил применения технических средств дей­ствует регламентированный порядок их применения. Дан­ный порядок предусмотрен совместным приказом Мини­стерства Юстиции РФ, МВД России, Следственного комитета РФ, ФСБ России и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 11.02.2016 № 26/67/13/105/56 (далее - Приказ). Приказом предусмотрен подробный порядок ре­гламентации действий сотрудников правоохранительных органов при контроле домашнего ареста, однако его поло­жения не регламентируют ограничения заперта определен­ных действий. Примечательно, что Министерством Юсти­ции разработан проект совместного приказа для ведомств от 01.10.2018 г., учитывающий запрет определенных действий. На сегодняшний момент проект обновленного приказа про­шел общественные слушания, антикоррупционную экспер­тизу. Однако, согласно информации федерального портала нормативных актов проект приказа находится на стадии завершения разработки и на данный момент не вступил в силу.

Изучив перечень технических средств и порядок их при­менения в России, закономерно разобрать зарубежный опыт применения технических средств при реализации правовых ограничений.

Примечательно, что Шведским советом по предотвра­щению преступлений была проанализирована практика применения средств технического контроля в Европе и США. Шведские исследователи этого вопроса подразделяют все средства контроля на две группы. В первую относят группу средств стационарного мониторинга, осуществляемого по­средством приема радио частот. Наиболее широко применя­емым устройством этой группы является электронный брас­лет, который связан сигналом со станцией, установленной в доме подследственного лица. Предусмотрены также системы двустороннего мониторинга, когда станция приема сигнала установлена в жилище лица, находящегося под защитой. Как правило допустимой для соблюдения дистанцией является расстояние в 150 м.

Особо интересно отметить, что подобные ограничитель­ные средства находили свое применение в Швеции ещё в конце XX в., в 1999 году. Тогда данные ограничения были от­мечены крайне положительно, в том числе из-за возможно­сти автоматического и немедленного уведомления полиции о нарушении условий возложенных запретов.

Во вторую группу средств характеризуют как «отслежи­вающие», технически устройства данной группы передают GPS сигнал через спутники. Данное устройство, передающее GPS сигнал, по размеру не больше сотового телефона. Одна­ко его ношение при себе не отменяет ношение электронного браслета.

При этом исследователи выделяют разные способы об­работки информации в группе устройств GPS. Одним из таких отмечают ретроспективный мониторинг, при котором данные о передвижениях лица передаются на отслеживающую стан­цию единожды в день. Подобный способ наиболее подходит для ситуаций, при которых маловероятно чрезвычайное ре­агирование на действия подследственного. Следующим спо­собом является продолжающийся мониторинг, при котором информация передается постоянно через короткие временные промежутки. Отмечается, что данный способ является наибо­лее ресурсозатратным и требует постоянного нахождения об­ученного персонала для приема и обработки потока информа­ции. Еще одним способом обработки информации является смешанный мониторинг, который совмещает особенности двух предыдущих способов. Этот способ подразумевает выделение так называемых «зон отчуждения» (exclusion zones), посещать которые подследственному запрещено.

Немаловажно привести данные о финансовых затратах государств на осуществление электронного мониторинга. В Соединенных Штатах, согласно статистике, они составляют 10$ США за один день наблюдения. Непрерывный монито­ринг в течение года составляет около 3.650$ США. Характер­но, что в некоторых штатах США бремя по оплате расходов за наблюдение возлагается на самого подследственного.

Системы цифрового контроля подследственных в США посредством визуального наблюдения не прекрати­ли совершенствоваться. В настоящее время в качестве иных средств контроля используется система анализа дыхания (Breathalyzer Monitor). Это устройство устанавливается в жи­лище подследственного и может быть активировано в любой момент для того, чтобы подследственный прошел дыхатель­ный тест и подтвердил свое присутствие в помещении.

На основе анализа дыхания предусмотрена также бло­кировка замка зажигания в автомобиле подследственного (Ignition Interlock). Устройство не позволит запустить двига­тель автомобиля нетрезвому водителю. Подобные средства контроля особенно актуальны в силу наличия в Уголовно­процессуальном законе России запретов на управление транспортных средств (п.6 ч.6 ст.105.1 УПК РФ) и отсутствия конкретных способов их контроля. Помимо этого, суще­ствуют устройства с датчиками на коже подследственного по контролю наличия алкоголя в крови (SCRAM).

Указанные сведения о зарубежном опыте применения технических средств может быть полезной в организации тех­нического контроля и перечня средств по контролю за под­следственными в Российской Федерации. Особенно, учитывая постоянное совершенствование института мер пресечения.

В заключение важно подчеркнуть, что основой соблюде­ния возложенных запретов является воля подследственного лица, его личные подсознательные установки. Таким обра­зом, грамотно назначенная и обоснованная мер пресечения в частности и производство предварительного расследования в целом являются ключевыми элементами контроля, а техни­ческие средства и нововведения являются важным и рацио­нальным вспомогательным элементом.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.