Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Эффективность правовых стимулов и правовых ограничений в гражданско-правовом регулировании

Общеизвестно, что общественные отношения в современ­ном мире развиваются и функционируют не хаотично и раз­розненно, а под влиянием предусмотренных законом механиз­мов регулирования, ведь именно при наличии специального регулирования можно рассчитывать на то, что общественные отношения будут эффективными и поспособствуют полноцен­ному развитию человеческого социума.

Вопросы, касающиеся механизмов регулирования общественных отношений, были актуальными на протяжении всех этапов развития человече­ства. И если в древние времена данные механизмы, как и сами общественные отношения, носили примитивный характер, то в современном мире ситуация кардинальным образом измени­лась. Многообразие различных форм и проявлений современ­ных общественных отношений делает необходимым наличие таких категорий, как правовые стимулы и ограничения, особен­но применительно к гражданско-правовому регулированию, так как именно в этой отрасли права субъекты правоотноше­ний изначально находятся в равном правовом положении.

Вопросы, касающиеся повышения эффективности право­отношений в современном обществе, являются актуальными на протяжении всего исторического этапа развития права. На разных временных промежутках были популярны различные механизмы повышения эффективности правоотношений, каждый из которых, безусловно, имел свой положительный эффект. Однако, по нашему мнению, многое в современных правоотношениях, независимо от конкретной отрасли права, зависит от того, насколько эффективно будут использоваться правовые стимулы и правовые ограничения, процесс разработ­ки которых должен быть постоянным, планомерным и иметь цель - эффективное регулирование общественных отношений [1, с. 39].

Как уже было аргументировано и доказано в рамках дан­ного исследования ранее, и правовые стимулы, и правовые ограничения в современном праве выполняют важную роль. Они гармонизируют общественные отношения, направляют субъектов на совершение правомерных поступков и воздержи­вают их от совершения неправомерных, формируют правиль­ное правосознание у взрослеющих личностей. При этом, чтобы правовые стимулы и ограничения положительным образом влияли на общественные отношения, необходимо, чтобы они сами показывали высокие результаты в эффективности.

Как известно, и правовое регулирование и правовое огра­ничение должно начинаться с постановки цели, затем необхо­димо провести анализ мотивационных ценностей субъектов, на которых необходимо оказать воздействие с помощью права и понять, что именно для них является ценным в данный мо­мент времени, далее следует детально проработать механизм претворения мотивационных направляющих субъектов сквозь призму правовых норм, после чего начать процесс стимули­рования и ограничения, постоянно контролируя ситуацию с целью возможного вмешательства, если будет очевидно, что ис­пользуемые ценностные ориентиры и мотивация не работают и надо вносить изменения.

Соответственно, право в механизме реализации стимулов и ограничений должно выступать в роли главного социального блага, общественной ценности, которая с помощью правового стимулирования создает возможности для удовлетворения по­требностей субъектов, а путем правовых ограничений сдержи­вает возможные незаконные проявления, тем самым уберегая одних лиц от нарушения их прав и наступления иных негатив­ных последствий, а других от привлечения к ответственности. Исходя из этого, нам представляется вполне очевидным тот факт, что правовые стимулы и правовые ограничения только тогда будут признаны эффективными, когда в них самих будет отчетливо прослеживаться ярко выраженная социальная цен­ность.

Стоит разобраться с самим термином «эффективность», который так часто применяется в повседневной жизни приме­нительно к тому или иному явлению. В наиболее общем пони­мании эффективность - это свойство того или иного предмета, позволяющее ему достичь того результата, для которого он и был создан [4, с. 935]. Эффективность в этой связи можно рас­сматривать в качестве показателя производительности труда социальной ценности правовых стимулов и ограничений, кото­рая наглядно демонстрирует их КПД и продуктивность.

Так что же необходимо для того, чтобы сделать правовые стимулы и правовые ограничения наиболее эффективными? Как повысить их социальную ценность? Подобные вопросы уже не раз возникали в юридической науке и на них давались различные ответы. Пример HTML-страницы

Несмотря на разрозненность точек зрения относительно механизмов достижения эффективности право­вых стимулов и ограничений, подавляющее большинство ис­следователей сходится во мнении, что условиями эффективно­сти являются обстоятельства, с одной стороны, способствующие наибольшей реализации ценности права, позволяющей пол­нее удовлетворять интересы людей, а с другой, сопутствующие факторы для действий индивида по достижению этой ценно­сти, по ее использованию. Говоря конкретнее:

  • все применяемые и используемые правовые стимулы и ограничения должны соответствовать мотивации и ценност­ным ориентирам субъектов, в отношении которых они направ­лены;
  • совершенствование законодательства и правопримени­тельной деятельности, так как даже грамотно и продуманно со­ставленные стимулы и ограничения будут показывать низкий уровень эффективности, если они будут нелогично применять­ся в правоприменительной деятельности;
  • высокий уровень правовой культуры общества и от­дельной личности - если уровень правовой культуры низок, то любые стимулы и ограничения будут игнорироваться и прези­раться как отдельным субъектом, так и всем обществом;
  • общий уровень законности и правопорядка в обществе должен быть на высоком уровне, иначе любые усилия по стиму­лированию или ограничению будут сведены к нулю;
  • все применяемые правовые стимулы и ограничения должны быть не разрозненны, а дополнять друг друга, созда­вать единый вектор общеправовой направленности и ни в коем случае не противоречить друг другу.

Помимо вышеизложенного, особо подчеркнем, что и правовые стимулы, и правовые ограничения, должны быть по­няты и конкретны в своих формулировках, так как и те и дру­гие выступает носителем юридической информации, посред­ством которой осуществляется воздействие на правосознание субъектов [3, с. 137]. Именно поэтому они должны содержать в себе максимум конкретики, отсутствие расплывчивости и явно показывать субъекту мотивационную составляющую его дей- ствий/бездействия.

Рассмотрев наиболее общие условия эффективности правовых стимулов и правовых ограничений, необходимо за­острить внимание и на тех факторах, которые могут оказать от­рицательное влияние на данный процесс. В частности, негатив­ным образом на степени эффективности правовых стимулов и правовых ограничений может сказываться наличие различного рода препятствий, которые снижают ее, увеличивая затраты в разных сферах социальной деятельности. Кроме того, допол­нительное освещение указанных препятствий может поспо­собствовать раскрытию сущности и содержания имеющихся проблемных моментов, что укажет направления возможного совершенствования имеющихся упущений и преобразования их в преимущества.

Говоря о препятствиях при реализации правовых сти­мулов и правовых ограничений, следует помнить, что они представляют собой некие барьеры объективной реальности, которые ввиду своей объемности и распространенности ме­шают реализации правовых стимулов и ограничений, что не­гативным образом сказывается на их эффективности [2, с. 87]. В качестве одного из основных препятствий на пути эффектив­ной реализации правовых стимулов и правовых ограничений выступает недостаточность нормативно-правового регулиро­вания. Зачастую на практике складывается ситуация, при ко­торой тот или иной стимул или ограничение не могут найти должного отклика ввиду того, что для них не подготовлена нор­мативно-правовая основа, а та, что уже действует, не способна отвечать потребностям и принципам, заложенным в стимуле или ограничении. В этой связи недостаточность нормативно­правового регулирования выступает в роли антистимула, когда все упирается в то, что законы просто не успевают за развитием мотивационной составляющей стимулов и ограничений.

Также процесс эффективной реализации правовых сти­мулов и правовых ограничений затрудняет неправильно вы­бранная правовая политика законодателя, который может сконструировать некоторые правовые нормы таким образом, что стимул сделать одно действие будет противоречить стиму­лу совершить другое. Подобная недоработка часто встречается на практике, когда речь заходит о соотношении разнородных отраслей права. Следствием этого является возникновение кол­лизий, юридических конфликтов, при которых говорить об эф­фективности крайне затруднительно.

Не стоит забывать и о наличии препятствий в виде корруп­ционных факторов. Так, например, в практике нередки случаи, когда некоторые правовые стимулы не работают лишь потому, что субъекты, на которых они направлены, уверены в том, что у них не получится извлечь из этого выгоду ввиду того, что долж­ностные лица, участвующие в данном процессе, будут удовлет­ворять личные интересы и склонять граждан к даче взятки или иного материального поощрения. В этом отношении также не­обходимо проводить слаженную работу.

Препятствия, затрудняющие эффективность реализации правовых стимулов и правовых ограничений весьма много­гранным, и встречаются на самых различных уровнях. В этом отношении существенным подспорьем может стать внедрение процесса оптимизации. Оптимизировать процессы правового стимулирования и правового ограничения — значит макси­мально повысить их эффективность при данных условиях и су­ществующих препятствиях. Поэтому оптимальность является своеобразной кульминационной точкой (апогеем) эффектив­ности правовых стимулов и правовых ограничений.

Следовательно, между эффективностью правовых стиму­лов и правовых ограничений и их дефектностью существует тонкая грань, которая проявляется при столкновении интере­сов различных субъектов. В частности, далеко не каждый субъ­ект правоотношения заинтересован в их гармоничном функ­ционировании. Многие из субъектов преследует лишь личную выгоду, что тоже говорит об их низкой правовой культуре, на которую достаточно проблематично повлиять. Необходимо постоянно подстраиваться под изменения общественных от­ношений, чтобы уследить за тем, в чем проявляется мотивация субъектов, какого их ценностные ориентиры и потребности, на чем следует делать акцент законодателю и правоприменителю, учитывая тот факт, что в настоящий момент индивидуальные ценности явно преобладают над коллективными. Кроме того, следует бороться с имеющимися препятствиями, которые за­трудняют реализацию правовых стимулов и правовых ограни­чений. Как показало проведенное исследование, они встреча­ются достаточно часто и проявляются в различных формах, что свидетельствует о необходимости проведения разноплановых мер противодействия.

КУРБАТОВА Галина Васильевна
кандидат юридических наук, доцент, старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса Института подготовки государственных и муниципальных служащих Академи и ФСИН России

АНАНЬЕВА Екатерина Олеговна
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского права и процесса Института подготовки государственных и муниципальных служащих Академии ФСИН России

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика