Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Иранская ядерная программа: контроль за ее реализацией

Как известно, недопущение распространения ядерного оружия - одна из самых приоритетных задач для мирового сообщества, поскольку его распространение представляет со­бой всеохватывающую опасность.

В 1957 году в целях содействия мирному использованию атомной энергии и предотвращению использования ядер­ного оружия первым шагом стало установление нового по­рядка в отношении ядерной деятельности стран, что стало результатом после смертоносного использования атомной бомбы США во время Второй мировой войны.

Первоначально ставились три основные задачи: поощ­рение и содействие исследованиям и разработкам научных исследований по атомной энергии в мирных целях; предо­ставление предложений и возможностей для применения атомной энергии для мира и процветания человека; предо­ставление информации о научно-технических изменениях мирного использования атома.

В 1968 году к вышеупомянутым задачам была добав­лена четвертая - надзор за ядерной деятельностью членов государств. Поставленная задача, которая была сформули­рована в Договоре о нераспространении ядерного оружия (далее - ДНЯО3), подразумевала проведение различных инспектирований в рамках системы гарантий государств- членов. ДНЯО с целью контроля стран-участников данного Договора на соответствие выполнения своих обязательств, является механизмом правового надзора ядерной деятельно­сти стран, обладающих потенциалом к разработке ядерного оружия. В соответствии с ДНЯО ядерная деятельность стран - членов контролируется и открыто проверяется. Дополнительный протокол к соглашению о всеобъемлющих гаран­тиях Международного агентства по атомной энергии (далее - МАГАТЭ) стал важным документом на пути обеспечения эффективности гарантий. В свою очередь, ДНЯО наделил МАГАТЭ правами и предоставил ей больше полномочий для проведения всеобъемлющего надзора.

Обладателем уникальной ядерной программы, един­ственной в своем роде, стала Исламская Республика Иран (далее-Иран), находящаяся под специальным механизмом наблюдения, представляющим собой постоянный присталь­ный контроль, отличающейся от обычного мониторинга.

Как складывалась ядерная программа Ирана? Она нача­ла осуществляться в 1950-е гг. при содействии США в рамках программы «Атомы для мира» (Atoms for peace). В 1967 году был создан Тегеранский центр ядерных исследований (Tehran nuclear research center). Его работой руководила Организа­ция атомной энергии Ирана (Atomic Energy Organization of Iran). Центр вступил в строй в 1967 г. В качестве топлива ис­пользовался уран высокой степени обогащения. Год спустя Иран присоединился к ДНЯО и уже в 1974 г. подписал с МА-

ГАТЭ соглашение о гарантиях применительно ко всей про­водимой на его территории мирной деятельности в ядерной области, известное как документ «214 INFICIRC/214/Add.1» (International Atomic Energy Agency Information Circular - в переводе с английского «Информационный циркуляр МАГАТЭ»).

В результате переговоров между Ираном и тремя стра­нами (Францией, Англией и Германией) в начале 2000-х го­дов Иран согласился на добровольное временное осущест­вление Дополнительного протокола с правом возобновления ядерной деятельности в 2005 году. Дополнительный прото­кол, как известно, был разработан как правовая гарантия Со­вместного всеобъемлющего плана действий (далее - СВПД). В протоколе к Договору подробно рассматриваются между­народная система мониторинга и функции международного центра данных, инспекции на месте, вопросы о назначении инспекторов, их помощников, виды и методы инспекцион­ной деятельности, после инспекционные процедуры. Позже реализация Дополнительного протокола была прекращена.

Первым звеном ядерной программы Ирана стало за­ключение соглашения о гарантиях безопасности ядерных материалов по осуществлению контроля и инспектирования своей ядерной деятельности со стороны МАГАТЭ.

Вторым звеном явилось подписание Дополнительного протокола, предусматривающего набор дополнительных организационных и технических мер контроля мирной ядер­ной деятельности государств — участников ДНЯО, предус­матривающий более высокий уровень контроля за ядерной деятельностью Ирана.

В ходе ядерных переговоров Иран заявил о готовности к повышенному контролю со стороны МАГАТЭ согласно сво­им обязательствам, что является третьим звеном в цикле по осуществлению контроля над ядерной деятельностью Ирана.

Для рассмотрения правового механизма мониторинга ядерной деятельности Ирана необходимо обратиться к пра­вовым и политическим основам ядерной деятельности Ира­на, к взаимосвязи между правовой и политической основой мониторинга с точки зрения первичности.

Особое внимание следует уделить СВПД. 16 января 2016 г. началась его практическая реализация по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы, согласован­ного 14 июля 2015 г. в Вене министрами иностранных дел шести государств: России, США, Китая, Англии, Франции, Германии и Ирана при участии Высокого представителя ЕС Ф. Могерини. СВПД призван обеспечить комплексное и окончательное решение этой проблемы. Помимо основной части Соглашения СВПД содержит пять развернутых тех­нических приложений: обязательства Тегерана в рамках его ядерной программы, порядок отмены антииранских санк­ций СБ ООН и односторонних рестрикций США и ЕС, пере­чень сфер возможного сотрудничества с Ираном в области мирного использования атомной энергии, эффективность функционирования Совместной комиссии шести государств и Ирана, последовательность взаимных шагов шести госу­дарств и Ирана.

В свою очередь, подписание Ираном ДНЯО ознаменова­ло собой реализацию системы гарантий по мирному исполь­зованию непереходной ядерной деятельности и ядерных ма­териалов стран, включающую двусторонние соглашения на основе трех моделей: механизм двух обычных проверок и специальный механизм тщательной проверки (повышенно­го контроля). Задача наблюдения за ядерной деятельностью Ирана была возложена на МАГАТЭ.

Совет управляющих МАГАТЭ в 1999 году утвердил 46 дополнительных протоколов с охватом 41 государства, обла­дающих ядерным оружием, где уже начало действовать или ожидает ратификации соглашение о всеобъемлющих гаран­тиях в соответствии с документом INFCIRC / 66 (предпола­гает заключение с новыми членами двустороннего соглаше­ния для инспектирования и добровольного декларирования результатов в соответствии с дополнительным протоколом к ДНЯО) и документа INFCIRC / 153 (предполагает создание системы для мониторинга, контроля и подсчета ядерного материала в соответствии с системой гарантий МАГАТЭ с помощью таких методов, как расчет количества материала, уплотнений и установки камеры видеонаблюдения).

Типовой дополнительный протокол к соглашению (ям) между государством (ами) и МАГАТЭ INFCIRC /540 рас­сматривает инспекции, выходящие за рамки стандартных проверок 153 и 166, в то время как, согласно Стандартам со­глашений о гарантиях, Агентство (ст. 5 Дополнительного протокола) несет исключительную ответственность за про­верку отчетов, представленных странами в соответствии с Дополнительным протоколом. В свою очередь страна-участ­ница (ст. 5 Дополнительного протокола) обязана по просьбе Агентства предоставить возможность для проверок каждого отдела или места, указанного проверяемой организацией. Дополнительный протокол реализует свою систему монито­ринга и контроля двумя способами: предоставление инфор­мации и доступ к ее помещениям.

В контексте предоставления информации страна долж­на предоставлять сведения о ядерном топливном цикле и со­ответствующих исследованиях и разработках, переработке ядерного топлива с урановых рудников на ядерные отходы и деятельности, связанной с производством и экспортом ядер­ного оборудования. В контексте установления доступа страна имеет как минимум 2 и максимум 24 часа, чтобы обеспечить возможность для постоянных резидентов-инспекторов агент­ства к любому ядерному объекту или любому другому месту, связанному с ядерной деятельностью.

Проверки Международного агентства по атомной энер­гии можно классифицировать следующим образом:

  • Временное инспектирование (AdhocInspection) - но­мер документа INFCIRC/153 - в соответствии с которым МА­ГАТЭ в рамках договора проверяет и тестирует необходимый материал;
  • Обычное инспектирование (RoutineInspection) - но­мер документа INFCIRC/153 и INFCIRC/66 - в соответствии с которым МАГАТЭ обязано предупредить как минимум за 1 неделю проверяемую страну о намерении организовать мо­ниторинг;
  • Специальное инспектирование (SpecialInspection) - номер документа INFCIRC /153 и INFCIRC /66 - в соответствии с которым особенная проверка будет именно в то вре­мя, когда инспектора МАГАТЭ, рассмотрев отчет, придут к выводу, что информация не является полной или достовер­ной. Инспекция вправе реализовывать свои полномочия так­же в соответствии со ст. 81 ДНЯО и без разрешения и пред­упреждения проверяемого государства;
  • Специальная проверка - номер документа INFCIRC/540 - в соответствии с которым МАГАТЭ в любое время без согласования с Советом управляющих МАГАТЭ может про­верить любой объект государства по своему усмотрению.

Согласно документу, INFCIRC / 214 между Ираном и МАГАТЭ материалы, упомянутые в гарантиях, периодиче­ские доклады Ирана подлежат проверке. Также у Ирана есть обязательство по выполнению запроса МАГАТЭ по демон­стрированию любых объектов, которые МАГАТЭ укажет как объект исследования.

В рамках иранской ядерной программы, имеющей уни­кальный характер, обязательства Ирана можно подразде­лить на пять категорий: на временной основе на срок от 8 до 10 лет; на временной основе на срок до 15 лет; на временной основе на срок до 20 лет; на временной основе на срок до 25 лет; постоянные обязательства.

Подробнее рассмотрим эти обязательства.

Обязательства сроком от 8 до 10 лет. В соответствии с со­глашением, Иран обязался не использовать передовые цен­трифуги в течение 8-10 лет для исследования и разработки своей технологии для производства более продвинутых цен­трифуг, а также увеличения количества активных центрифуг на площадке «Натанз» в течение 10 лет.

Обязательства сроком до 15 лет. 15-летние обязательства включают ограничение по обогащению урана на 3,67 %; огра­ничение на хранение урана до 300 килограмм; отказ от обога­щения урана на площадке «Фордо», отказ от новых установок по обогащению, отказ от строительства нового реактора.

Обязательства сроком до 20 лет. В соответствии с СВПД Иран впустил на свою территорию представителей МАГАТЭ для контроля за процессом производства центрифуг в стране в течение 20 лет после окончания восьмилетнего и пятнадца­тилетнего срока.

Обязательства в течение 25 лет. В течение этого периода МАГАТЭ будут иметь доступ ко всем предприятиям по до­быче и переработке урана.

Постоянные обязательства. В рамках соглашений на постоянной основе предусматривается выполнение мони­торинга со стороны МАГАТЭ в соответствии с документом INFCIRC /540 и Дополнительным протоколом к нему.

После окончания обязательств сроком 25 лет Иран бу­дет исполнять обязательства в соответствии с документом INFCIRC /540 и дополнительным протоколом.

В соответствии с обязательствами Ирана МАГАТЭ раз­работала уникальный механизм мониторинга и проверки ядерной деятельности Ирана. МАГАТЭ отвечает за проверку заявленных иранских объектов и ведет наблюдение за выпол­нением обязательств Ирана. Данная проверка представляет собой более тщательную и детальную проверку. Основное внимание по мониторингу Ирана со стороны МАГАТЭ в сфе­ре ядерной деятельности заключается в создании особого ре­жима отчетности.

Та уникальная программа, которую МАГАТЭ создал для мониторинга ядерной деятельности Ирана, отличается от мониторинга ядерной деятельности других стран.

Иран согласно принятым обязательствам находится в зоне повышенного контроля и надзора. Так, по первому эта­пу системы гарантий периодом от 8 до 10 лет Иран должен был отказаться от использования новых центрифуг; запре­тить проведение исследований в сфере развития ядерных технологий для производства новых центрифуг; ограничить добавление активных центрифуг в АЭС «Натанз». По вто­рому этапу системы гарантий на протяжении 15 лет Иран обязан ограничить обработку урана выше 3.67%, ограничить использование современных центрифуг; ограничить коли­чество сохраненного обработанного урана до 300 кг; остано­вить обработку урана в АЭС «Фордо»; остановить создание новых АЭС; остановить создание реактора с использованием тяжелой воды. По третьему этапу системы гарантий на про­тяжении 20 лет МАГАТЭ осуществляет проверку процесса производства центрифуг в Иране. По четвертому этапу на протяжении 25 лет МАГАТЭ обеспечивается доступ ко всем шахтам и заводам, имеющим отношение к обработке урана. По пятому этапу системы гарантий МАГАТЭ Иран бессроч­но выполняет обязательство по предоставлению доступа к заводам, имеющий любое отношение к урану в соответствии с документом INFCIRC /540 и дополнительным протоколом к нему.

МАЛМИР Эльмира Навилевна
аспирант кафедры международного и европейского права Казанского (Приволжского) федерального университета, магистр юриспруденции


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.