Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Адольф Гитлер публично объявил доктора Зорге лучшим журналистом Германии

Карл Хаусхофер и Рихард Зорге о роли «Великой Японии» в глобальной политике

Данная статья является продолжением материалов, опубликованных в последние годы в ЕврАзЮж под рубрикой «Евразийская геополитика и международное право».

ФАРХУТДИНОВ Инсур Забирович
доктор юридических наук, главный редактор Евразийского юридического журнала, ведущий научный сотрудник Института государства и права (сектор международно-правовых исследований) Российской академии наук

Рихард Зорге многими считается одним из самых неординарных разведчиков во все времена. В истории спецслужб разных стран есть примеры личной отваги и профессионализма агентов высочайшего класса, которые изменили ход мировой истории. Но Рихард Зорге, пожалуй, до сих пор остается непревзойденным - именно он фактически предотвратил захват Москвы вермахтом, а возможно, и проигрыш Германии во второй мировой войне.

Есть сведения о том, что в принципе Сталин осознанно был уже готов потерять столицу СССР, он не видел иного способа поднять советский народ на священную войну против германских оккупантов. В результате четырехмесячного поражения за поражением львиная часть территорий европейской части СССР оказалась под оккупацией и положение страны, которая уже перешло красную черту, оказалось просто катастрофическим.

О «шпионском творчестве» Рихарда Зорге написано очень много, выпущены фильмы.

Существует масса мифов, связанных с деятельностью токийского резидента. Вот основной из них: «самостоятельная манера поведения, его независимый образ жизни, чрезмерное пристрастие к алкоголю и многочисленные любовные романы, настораживавшие чекистское руководство, привели его деятельность к логическому концу. В 1941 году он был арестован, а в ноябре 1944 года казнен». При этом если упоминается, то скупо, что задолго до провала группы Рамзая, доктор Зорге дружески беседовал, «чаи попивая», с самим Чан Кайши, был общепризнан в токийском землячестве немцев как истинный активист нацистской партии НСДАП, два года официально работал пресс-атташе посольства Третьего рейха в Токио. А в апреле 1941 г. Адольф Гитлер публично объявил доктора Зорге лучшим журналистом Германии: "Mein freund Richard..."

Об этом и остальных более уму непостижимых фактах из биографии разведчика «номер один» всех времен и народов отдельно рассказывается в предлагаемой статье. Во время кровавых репрессий 1937-1938 годов токийского резидента хотели отозвать в Москву, чтобы судить как «двойного агента», если не тройного - вот это новоявленные апологеты Сталина стараются превратить в миф, что признают за правду все объективные мемуаристы. Миф, чтобы навести тень на плетень? Предупреждение Зорге о сроке нападения гитлеровской Германии на СССР было презрительно отвергнуто Сталиным как«дерьмо с дешевыми фабриками и публичными домами в Японии». Сегодня среди профессионалов бытует мнение, что разведчика сдали по большому счету свои, незамысловатым образом.

“Кто Вы, доктор Зорге?”- маловероятно, что выходящий скоро на телеэкран сериал “Зорге" как красочно оформленный шедевр художественного творчества прольет свет в эти тайные страницы.

FARKHUTDINOV Insur Zabirovich
Ph.D. in Law, Editor-in-chief of the Eurasian Law Journalleading researcher of the Institute of State and Law (sector of international legal studies) of the Russian Academy of Sciences

KARL HAUSHOFER AND RICHARD SORGE ON THE ROLE OF “GREAT JAPAN” IN GLOBAL POLITICS (Beginning)

This article is a continuation of the materials published in the last ten years in Eurasian Law Journal under the heading “Eurasian geopolitics and international law”.

Richard Sorge is considered by many to be one of the most extraordinary scouts of all time. In the history of the special services of different countries there are examples of personal courage and professionalism of agents of the highest class who have changed the course of world history. But Richard Sorge, perhaps, still remains unsurpassed - it was he who actually prevented the seizure of Moscow by the Wehrmacht, and possibly the loss of the country in the Second World War. There is information that, in principle, Stalin was con­sciously ready to lose the capital of the USSR, he did not see any other way to raise the Soviet people to a holy war against the German occupiers. As a result of a four-month defeat after defeat, the lion part of the territories of the European part of the USSR was under oc­cupation and the situation of the country, which had already crossed the red line, turned out to be simply catastrophic.

A lot has been written about “spy creativity” by Richard Sorge, films have been released. There are many myths associated with the activities of the Tokyo resident. Here are the main ones: “the independent manner of behavior, his independent lifestyle, excessive alcohol addiction and numerous love stories that put the Cheka leadership on guard, led his activity to a logical end. In 1941 he was arrested, and in November 1944 executed.” Moreover, if it is mentioned, it is stingy that long before the failure of the Ramsay group, Dr. Sorge had a friendly chat, “drinking tea” with Chiang Kai-shek himself, was generally recognized in the Tokyo German affair as a true activist of the Nazi party in the NSDAP Embassy of the Third Reich in Tokyo. And in April 1941 Adolf Hitler publicly announced Dr. Sorge the best journalist in Germany: "Mein freund Richard..“.

This and the rest of the more cleverly incomprehensible facts from the biography of the scout “number one" of all times and peoples is separately described in the proposed article. During the bloody repressions of 1937-1938, the Tokyo resident was to be recalled to Moscow to try as a “double agent”, if not a triple one — this is Stalin’s newly-minted apologists trying to turn into a myth that all objective memoirists admit to be true. Myth to cast a shadow on the fence? Sorge’s warning about the duration of the attack by Hitler’s Germany on the USSR was contemptuously rejected by Stalin as “from shit with cheap factories and public houses in Japan”. Today, among profes­sionals there is a perception that the scout surrendered by and large their simple way.

“Who are you, Dr. Sorge?” — the TV series “Sorge”, which soon appears on TV as a colorfully designed masterpiece of artistic creation, is unlikely to shed light on secret pages.

СКАЧАТЬ В PDF

1. Как доктор Зорге прибыл в «Великую Японию»

6 сентября 1933 года океанский лайнер причалил к порту Йокогама из канадского Ванкувера, преодолев целый океан. С трапа, заметно прихрамывая, сошел крепкий пле­чистый мужчина с небольшим чемоданом. Мужчина был вы­сок, строен, красив и одет со вкусом — всё изобличало в этом весьма галантном пассажире утончённого ценителя женской красоты. У трапа знакомые дамы глазами, как бы нехотя, прощались с истинным европейским джентльменом.

Он, спустившись по трапу с парохода, представился японскому пограничнику немецким журналистом, протянув заграничный паспорт на свое настоящее имя - Рихард Зорге. А в чемодане корреспондента лежало письмо от самого по­сла Японии в Нью-Йорке, которое было лично вручено ему по рекомендации Карла Хаусхофера. Последний, с которым еще несколько недель назад Рихард вел неторопливые бесе­ды в Берлине, был никем иным как основателем и высшим авторитетом германской геополитической школы. К. Хаусхо- фер впервые выразил свои геополитические взгляды именно в книге «Великая Япония», ставшей настольной книгой док­тора Зорге в Токио.

Повсеместно утверждается, что псевдоним Рихарда Зорге «Рамзай» основан на первых буквах резидента - Р.З. Но есть и другая точка зрения, согласно которой это слегка искаженная фамилия основателя шотландского масонства Эндрю Майкла Рамзея (иногда переводят как Рамсей; 1684­1743 гг.) Это одна из уникальнейших фигур в истории ма­сонства первой половины XVIII века. Операция, которую он в свое время провел на масонской стезе, уникальна именно тем, что он длительное время работал как двойной и даже тройной агент, что так и напрашивается относительно на­шего героя.

Акватория порта была заполнена крупнотоннажными судами под японскими флагами, дожидавшимися своей очереди под разгрузку, все портовое хозяйство было осна­щено современной техникой. Чувствовалось, что страна на­ходится на подъеме и строит развитую промышленность, что являлось наглядным примером начала осуществления национальной мечты о «Великой Японии». В Йокогаме, яв­ляющейся морскими геополитическими воротами страны, находилось много иностранцев, архитектуру портовой части города отличали элементы европейского стиля. Отсюда осу­ществлялась вся международная торговля Японии с США и европейскими странами.

Рихард Зорге добирался в Токио через Берлин, как го­ворится, окольными путями. Прибыл он в столицу не отку­да-нибудь, а из самой Москвы. Оттуда Зорге отправился в Германию, чтобы налаживать связи с немецкими периоди­ческими изданиями, которые он должен был представлять в Японии.

В Японию он прибыл, обзаведясь в Германии массой по­лезных знакомств и связей, среди которых дипломаты, воен­ные и видные деятели нацистской партии. Уехал он, тридца­тилетний мужчина, из своей страны в Советский Союз, когда та была совсем другой. Спустя десять лет (если не считать приезд на несколько дней в 1929 г.) вернулся Рихард уже в другую страну - нацистскую Германию. 30 января 1933 года Адольф Гитлер, лидер Национал-социалистической немец­кой рабочей партии (НСДАП), был назначен рейхсканцле­ром Германии. Никому и в голову не приходило, что жизнь в стране всего через несколько месяцев, то есть уже к момен­ту приезда Зорге в мае, изменится кардинально. Германия вступала в эпоху, которая многим миллионам поначалу казалась возрождением фатерланд, но на деле обернулась самой страшной катастрофой для немецкого народа. Пока особо незатронутые нацизмом немцы продолжали жить сво­ей обычной жизнью. Но для мыслящего человека контуры "новой" Германии уже проглядывались. Рихард Зорге своим глазами изо дня в день видел, как везде на улицах развеши­ваются портреты фюрера, в городе чуть ли не каждый день проходят демонстрации и факельные шествия. Как раз в мае 1933 г. на площадях крупнейших университетских городов Германии запылали костры из книг, «подрывающих немец­кий дух».

Массовый психоз на своей родине Рихард, новый член НСДАП, переживал тяжело. Доктор Зорге хорошо понимал, что в основе фашизма лежит ничем и никем необузданная "психология масс". Главный признак фашистского движе­ния он видел в не попрекаемой фанатичной убежденности Гитлера выражать как бы интересы всей нации.

Пребывание в Германии затянулось, вместо запланиро­ванных полутора месяцев он провел в стране уже более трех. Все оправдывало то, что одна удача шла за другой. Он без проблем получил здесь, в стране своего постоянного житель­ства, загранпаспорт. Встреча в Мюнхене с Карлом Хаусхо- фером стала, пожалуй, самой большой удачей Зорге перед отправкой в страну восходящего солнца. Известный ученый издавал и редактировал журнал «Цайтшрифт фюр геополи­тик», специализировавшийся на мировых военно-политиче­ских проблемах. Рихард рассказал ему о своей работе журна­листом в Китае. Известный ученый много лет назад служил военным атташе Германии в стране поднебесья. Сблизило обоих и то, что оба, правда в разных чинах, воевали в кай­зеровской армии на фронтах первой мировой войны. Зорге импонировал отставному генералу и ведущему мировому геополитику, который уже давно не встречался с таким мо­лодым активно мыслящим собеседником, обладающим не только книжными знаниями о Дальнем Востоке, который геополитика по-прежнему живо интересовал.

Не удивительно, что Хаусхофер, особо не раздумывая, предложил Рихарду быть постоянным автором своего дети­ща в Японии и представлять его ведущее научное издание в этой азиатской стране. Профессор прямо при нем и написал Зорге рекомендательное письмо германскому послу в Япо­нии. Но еще более неслыханной фортуной стало его реко­мендательное письмо послу Японии в США, своему личному другу. О такой удаче Рихард мог только мечтать. Несколько забегая вперед, отметим, что по прибытию рекомендатель­ное письмо японского дипломата Дебуси очень помогло ему сходу закрепить свое положение в Японии.

Рихард остановился в гостинице Берлина под своим именем; поступил так, чтобы не вызывать лишнего подозре­ния. Удалось побыть у своей мамы, которая со своими детьми давно переехала в Мюнхен. Виделся у нее со своим братом- бизнесменом, который особо не проникся к его рассказам о том, что, мол, жил в Москве, но вскоре разочаровался в большевиках, увлечение коммунистическими идеями давно осталось в прошлом. Поэтому уехал оттуда в США, а затем в Китай корреспондентом одной из американских газет. Вот теперь вернулся домой из Шанхая, чтобы договориться с гер­манскими газетами представлять их интересы на Дальнем Востоке. Зорге удается не вызвать ни у кого подозрений. Хотя в семье хорошо помнили бурное революционное прошлое Ики, так любя называла сына мама и родные братья и сестры. Между прочим, так примерно разъяснялись многие немцы насчет своих заблуждений, переходя из социал-демократов, а то и коммунистов, в нацистскую партию. Страна была на перепутье.

Рихард Зорге перед отъездом из Берлина совершил по­ездку во Франкфурт на-Майне, где в свое время работал в Институте социологии, и через прежние связи смог подпи­сать соглашение с редакцией газеты «Франкфуртер цайтунг», имеющей мировое значение. Это издание имело большой тираж и пользовалось популярностью не только в Германии, но и за рубежом, в том числе в Японии. Рихард также полу­чил от главного редактора этой газеты, на которого произ­вел благоприятное впечатление, рекомендательное письмо в немецкое посольство в Японии. До этого Зорге удалось за­ручиться поддержкой двух берлинских газет: «Теглихе рунд- шау» и «Берлинер бёрзен-курир», с которыми он заключил так называемые джентльменские соглашения быть их не­официальным корреспондентом в Токио. Ему также удалось договориться с амстердамской газетой «Алхемейн хандел- сблад» присылать для нее статьи из Японии.

Наконец-то, Зорге уладил все свои дела в Германии и на скором поезде Берлин-Париж уехал во Францию. Респекта­бельный журналист без каких-либо проблем прошел грани­цы. Во французской столице Рихард провел несколько дней, в один из которых встретился с курьером из Центра. Тот пе­редал ему секретные данные о членах его группы, которые уже находились в Японии. На борту французского океанско­го судна Рихард пересек Атлантику и прибыл в Нью-Йорк. Сперва Зорге хотел представиться послу Японии в США и направился в Вашингтон. В американской столице он не­сколько дней ожидал согласия главы японского диппредста­вительства на встречу. Решение вопроса ускорило наличие у Рихарда самого драгоценного рекомендательного письма. Оказалось, что его превосходительство Дебуси, так звали японского посла в США, давно знает немецкого геополитика, их связывали, Рихард убедился лично, дружеские отношения "с милым Карлом".

Высокопоставленный японский дипломат, узнав о предстоящей поездке Зорге на его родину, дал ему рекомен­дательное письмо в министерство иностранных дел Японии. Оно имело большой вес, так как Дебуси до назначения в Ва­шингтон занимал высокую должность заместителя министра в своем ведомстве. Следующей точкой маршрута после Нью- Йорка Зорге стал город Чикаго, где в то время проводилась Всемирная выставка. Немецкий журналист внимательно изу­чил экспозицию, делая подробные записи в своем блокноте. При посещении одного из павильонов у Рамзая состоялась новая встреча с курьером из Центра, который передал ему денежные средства и последние указания Яна Берзина по развертыванию нелегальной резидентуры в Токио.

Таким образом, доктор Рихард Зорге как корреспондент трех немецких газет и одного всемирно известного научного журнала, что было указано на пахнущих еще типографски­ми красками визитными карточках, благополучно прибыл в столицу Японии. Как выяснилось здесь, в стране пребывания, рекомендательное письмо главного редактора газеты «Тегли- хе рундшау» на имя своего хорошего друга Ойгена Отта, не­давно направленного в Японию в качестве военного советни­ка, сыграло решающую роль в его главной миссии.

Вскоре по прибытии в Токио на одном из вечеров своих земляков он приметил женщину и узнал в ней свою сокурс­ницу, с которой имел непродолжительный роман. Она тоже своего бывшего красавчика узнала тут же. Хотя со времени разлуки с Хельмой прошло 15 лет.

В октябре 1934 г. военный атташе посольства Герма­нии Отт пригласил Зорге сопровождать его на экскурсию по Маньчжурии. Зорге написал отчет о поездке по просьбе полковника. Была получена самая высокая оценка из Берли­на. Вскоре Зорге стал самым надежным советником Отта по японской геополитике и был своим человеком не только в самом посольстве, но и в доме Отта. Одним из любимых эпи­тетов Отта для Зорге был «der Unwiderstehliche» - «Непре­одолимый». Полковник тоже попал под заклинание Зорге. В 1938 году Отт, который был повышен до генерал-майора, стал послом фюрера в Японии. Это еще больше укрепило положение Зорге. Ойген Отт спрашивал его мнение, прежде чем передать важную депешу в Берлин. Как писал сам Зорге: «Они придут ко мне и скажут: «Мы узнали о таких вещах, вы слышали об этом и что думаете?»[6]. А потом посол назначил друга семьи пресс-атташе, без внимания которого не прохо­дила ни одна тайная переписка с Берлином.

...«Линия жизни Японии» - под таким заголовком уже 18 октября 1936 г. была опубликована в германской газете «Берлинер бёрзен-курир» статья корреспондента Зорге. Ав­тор сразу показал себя как опытный профессионал своего дела и хороший аналитик. А еще через месяц в том же из­дании вышла передовая статья «Национальный кризис Япо­нии», подписанная зарубежным корреспондентом Рихардом Зорге. Обе статьи обратили на себя внимание в журналист­ских кругах Германии и Японии.

2. Как Карл Хаусхофер хотел предотвратить нападе­ние Гитлера на СССР

Карл Хаусхофер просто ликовал, когда ему в тот же день сообщили из рейхсканцелярии о заключение Пакта о нена­падении между СССР и Германией. Советско-германский пакт от 23 августа 1939 г. рассматривался Хаусхофером как историческое достижение, важный шаг к мировому господ­ству "арийской расы". Это было своего рода личным триум­фом геополитика № 1. Здесь самый раз совершить краткий экскурс в биографию отца германской, если не сказать, ми­ровой геополитики, который дал, сам того не ведая, путевку советскому разведчику.

Именно любовь к далекой загадочной Японии, о кото­рой Карл и Рихард проникновенно говорили тогда в 1933 г. в мюнхенской квартире ученого, помогла ему пробраться на научный и политический Олимп. Но кроме этого и то, что будущий геополитик родился в Мюнхене среди книг в про­фессорской семье, в которой был особый пиетет к знаниям и науке. Но почему-то решил стать профессиональным воен­ным и прослужил офицером более двадцати лет. В 1908-1910 гг. он служил в Манчжурии в качестве германского военного атташе, довольно часто посещал Токио. В годы службы Хаус­хофер имел дело с теми силами в Японии, которые принима­ли ответственные решения относительно расширения жиз­ненного пространства. Показательно, что термин "Новый Порядок", который активно использовали нацисты, а в наше время в форме "Новый мировой порядок» - американцы, впервые был употреблен именно в Японии применительно к той геополитической схеме в тихоокеанском регионе, ко­торую предлагали провести в жизнь японские геополитики. Впечатления, полученные Хаусхофером во время пребыва­ния в Японии и Манчжурии, будут часто проявляться в его научных работах.

Карл Хаусхофер посетил семью японского императора и был принят высшей аристократией страны. Хотя и про­шло четверть века, молодого тогда дипломата во дворе еще некоторые помнили и при Зорге. Сам император Хирохито (это имя дано ему при рождении, а тронное имя Сева), а в те годы маленький десятилетний принц, отзывался своей доче­ри весьма положительно о Карле Хаусхофере. Его концепту­альный труд «Великая Япония» еще никто не превзошел, за что особо ценили ученого в стране восходящего солнца. Об этом Рихарду Зорге рассказывала сама принцесса, с которой он установил со временем очень доверительные отношения. Несколько забегая вперед, отметим, что и разведчику Рихар­ду Зорге удалось слыть своим и в императорских кругах. В тамошнем саду под сакурой Рихард вел неторопливые бесе­ды с принцессой, которая очень высоко ценила благородного интеллектуального немца, знающего и искренне уважающе­го ее родину. Говорили они не только о музыке и поэзии, но и политике. Рихард исподволь внушал трепетной принцессе мысль о том, что цель Японии стать морской державой, а это невозможно без разгрома основной военно-морской базы США.

Если исходить из собственноручных показаний Зорге в японской контрразведке, его главное задание в Японии состояло в том, чтобы «отвести угрозу войны между СССР и Японией». Однако такое задание не является сугубо разве­дывательным. Оно выходит далеко за рамки сугубо миссии резидента. Это задание на создание условий для оказания массированного политического влияния в выгодном для СССР направлении. Причем на основе использования пря­мо на месте добытой разведывательной информации. То есть разведывательная миссия Зорге в Японии изначально преследовала цели влияния на политику Японии. Результат это дало только в 1941 г.

Слабое здоровье заставило Хаусхофера в 1911 г. вернут­ся в Германию. Он по следам отца занялся наукой, полу­чив в Мюнхенском университете звание доктора за диссер­тацию «Основные направления географического развития Японской империи, 1854-1919.» В 1912 г. по настоянию своей жены он написал ту самую, ставшей знаменитой книгу «Ве­ликая Япония. Наблюдения о вооруженной силе великой Японии. Положение в мире и будущее», вышедшей в 1913 году и наверняка, как считают специалисты, подтолкнувшей Японию к дальнейшей экспансии. В ней Хаусхофер показы­вает историю становления и географического расположения государств Дальнего Востока, прежде всего Японии, на при­мере которой он пытается продемонстрировать взаимосвязь между пространственным ростом государства и развитием составляющей его этнической общности. Ученого поразил тот факт, что Япония удвоила свою территорию за счет ко­лониальных захватов, но сделала это достаточно незаметно, не вызывая активного сопротивления более могуществен­ных держав. Таким образом, японские политики дали ответ на главный вопрос: как государство может достичь предела «жизненного пространства»? В общем, важным источником формирования геополитических взглядов К. Хаусхофера ста­ла служба в качестве военного атташе на Дальнем Востоке.

Уже в 1913 году во множестве немецких газет и журналов появились благожелательные рецензии на книгу «Великая Япония». Первая научная книга многим сразу же показалась многообещающей. Иные находили, что Хаусхофер весьма обстоятельно рассматривал дух аристократической Японии в контексте борьбы между древней культурой и стремлением к модернизации. Лишь в единичных случаях подчеркивалось, что «Великая Япония» предлагала читателю совершенно не­критический взгляд на страну, то есть была односторонней. Это во многом объяснялось личной антипатией, которую Хаусхофер испытывал в отношении «плутократической вла­сти» Англии и США. Особняком в истории германской гео­политики стоит и фигура Карла Шмитта.

В годы Первой мировой войны начинающий ученый командовал полевой артиллерийской бригадой в ранге ге­нерал-майора. Здесь он участвовал в жестоких боях как на восточном, так и на западном фронте, что сразу облегчило разговор между старшим ученым-геополитиком и молодым доктором Зорге, куда он направлялся по своему замыслу претворять личную глобальную политику на Дальнем Вос­токе. Хаусхофер принадлежал к той породе офицеров, в ком тяжёлые испытания пробуждают скрытые в мирное время достоинства: храбрость, дух фронтового братства. И в этом два вояки нашли общее.

Карьеру ученого Хаусхофер начал в 1919 г. в Мюнхен­ском университете в качестве преподавателя географии. В 1921 г. ему уже было присвоено звание профессора. С этого времени Хаусхофер регулярно публикует книги, посвящен­ные геополитике, в частности геополитике тихоокеанского региона. За годы своей научной деятельности К. Хаусхофер написал более 400 книг, в которых сформулировал и раз­вил свои геополитические идеи. К концу 1923 г. вокруг К. Хаусхофера сформировалась группа единомышленников, ставшая основой немецкой школы классической геополи­тики. Им казалось, что, опираясь на эту новую науку, они смогут сформулировать обоснованные рекомендации не­мецким политикам по выводу Германии из того глубокого кризиса, в котором она оказалась по итогам Первой миро­вой войны. В течение 20 лет, начиная с 1924 г., Хаусхофер из­давал журнал, имевший огромное международное значение — «Geopolitik», позднее переименованный в «Zeitschrift fur Geopolitik» («Журнал геополитики»). Журнал традиционно уделял внимание истории становления и географического распространения государств Дальнего Востока, прежде всего Японии. Как раз он и доверил Рихарду Зорге представлять свое периодическое издание в Токио, чем он к месту умело козырял.

Книги знатного геополитика Рихардом тщательно были проштудированы. Доктор Зорге любил в своих разговорах с нужными людьми в Японии ссылаться на мнение Хаусхофе- ра, в частности, о том, что возрождения Германии можно до­стигнуть при условии, если «люди с улицы научатся геополи­тически мыслить, а вожди — геополитически действовать.» Японский резидент гордо повторял слова Хаусхофера, выда­вая их за свои, что горькие для Германии итоги первой миро­вой войны в период геополитического устройства и нового раздела власти над пространством не только не закончился с Первой мировой войной, а только начался.

Через Гесса Хаусхофер в самом начале нацистского дви­жения имел контакт с Гитлером, с которым он лично по­знакомился в 1922 г. После провала мюнхенского «пивного путча» в 1923 г, Хаусхофер временно предоставил Рудольфу Гессу убежище в своем поместье в Баварских Альпах. Ког­да Гесс и Гитлер находились в Ландсбергской тюрьме, Ха- усхофер посетил их. Среди книг, которые он тогда принес Гитлеру и Гессу, была «Политическая география» Ратцеля. Существуют неподтвержденные историками сведения, что Хаусхофер принимал участие в написании «Майн Кампф» в местах, посвященных некоторым геополитическим категори­ям. Во всяком случае, в «Майн Кампф» Гитлер провозгласил геополитику наряду с фашистской расовой теорией офици­альной доктриной нацистов.

Аналитические советы Хаусхофера приводили к успеху во внешней политике. Германия довольно быстро сконструи­ровала систему геополитических осей, вовлекла в сферу свое­го политического влияния государства Центральной и Север­ной Европы, вела активную политику в Северной Африке, Азии, Южной Америке. Геостратегическая деятельность Ха­усхофера была направлена к одной цели - образовать единый блок государств против Великобритании. В Великобритании он видел основного врага, а в России основного союзника. Ге­ополитик был неугомонен: «русско-германское сотрудниче­ство сделает возможным формирование внутренней органи­зации и координации евразийского континента от Рейна до Амура и Янцзы». Это сделало бы возможным формирование евразийского блока, под руководством Германии, способ­ного разбить Британскую империю. Предложенной транс­континентальной геополитической конфигурации он дал название «внутренняя линия». Особенно проникновенно слу­шатели воспринимали цитаты из уст доктора Зорге, что Гер­мания занимает такое же геополитическое положение, как человек, оставленный в посудном магазине в полной темно­те. Он знает, что каждое его движение может разбить посуду. Поэтому единственное, что он может сделать, это выжидать благоприятный момент. Формирование евразийского блока представлялось едва ли не единственной возможностью вы­хода к океанам для Германии.

А между тем, Рамзай продолжал мастерски водить за нос и нацистов, и японцев, да и британцев тоже. Несмотря на то, что некоторые его донесения были перехвачены японски­ми спецслужбами, они никакими силами не смогли их де­шифровать или хотя бы установить местонахождение пере­дающей станции, действующей в пригороде Токио.

В ноябре 1939 года Гесс сообщил Хаусхоферу, что Гитлер намерен напасть на Россию. Геополитик предпринимает от­чаянные попытки предотвратить гибельные последствия та­кого шага. И когда для него стало ясно, что нападение на Рос­сию неизбежно, он попытался, по крайней мере, избежать войны на два фронта. Это совсем не значит, что Карл Хаусхофер питал какие либо особые симпатии к России. Дело в том, что значительную часть европейской территории России он включал в зону арийского влияния. Но, с другой стороны, он признавал важность стратегического положения России с точки зрения теории Макиндера о материковой сердцевине. Особое положение территории России заключалось в том, что она является связующим звеном между Европой и Тихо­океанским побережьем. Он принимает деятельное участие в организации полета Р. Гесса в Лондон 10 мая 1940 года. По­сле одиночного перелета Гесса в Англию в мае 1939 г. Хаус- хофер впал в немилость. Участие в этом мероприятии было крушением целей жизни для обоих. Вторжение в Россию 22 июня 1941 года привело к крушению третьего рейха. Мрач­ные предсказания о гибельности конфликта с Россией под­твердились в полной мере. О том, что нападение Гитлера на СССР приведет к катастрофе, ученый высказался еще 1933 г. в своем мюнхенском доме Рихарду Зорге.

Попытки Хаусхофера повлиять на политику фюрера завершились для его семьи печально. Его старший сын Аль­брехт участвовал в покушении на А. Гитлера 20 июля 1944 г., вместе с сыном профессор был арестован и оба отправлены в концлагерь, где его сын Альбрехт погиб.

Геополитик был освобожден из концлагеря союзными войсками весной 1945 г. Но вскоре был арестован как «вид­ный нацист» в американской зоне оккупации Германии. До­просить его было поручено одному из основателей амери­канской геополитики — директору дипломатической школы Джорджтаунского университета, иезуитскому священнику профессору Эдмунду Уолшу. Хаусхофер изложил точку зре­ния, согласно которой нацизм использовал геополитику, не­зависимо от геополитиков, вульгаризируя и извращая осно­воположения этой дисциплины. Уолш убедил Хаусхофера обосновать данную позицию теоретически и написать про­изведение, в котором бы давалось «правильное толкование» его учения. Впереди замаячил новый арест по линии Нюрн­бергского трибунала, 10 марта 1946 г. Карл Хаусхофер и его жена Марта, вечная муза его научных трудов, совершили са­моубийство.

3. О Рихарде Зорге - человеке и памятнике

В биографии великого разведчика до сих пор имеются белые пятна. Но неопровержимым фактом является то, что Рихард Зорге родился 4 октября 1895 в Сабунчи, Бакинско­го уезда, Бакинской губернии Российской империи в семье Густава Вильгельма Рихарда Зорге, немецкого технолога. "Я родился на Южном Кавказе... и вообще я могу вполне считать себя азербайджанцем. Только вот беда: ни слова по- азербайджански я не знаю", говорил Рихард Зорге в Москве за несколько лет до отъезда в Маньчжурию со специальным заданием.

Сегодня в Баку, в столице Республики Азербайджан стоит установленный по инициативе Гейдара Алиева ме­мориальный памятник, открытый торжественно 9 мая 1981 г. в специальной аллее парка, который назван в честь леген­дарного разведчика. В местности, где рядом родился и жил маленький Рихард. Общее впечатление таково, что откуда на него не посмотри, он смотрит на тебя и смотрит он так прон­зительно, как будто и в душу любого заглядывает. И столько в этом взгляде тоски и осуждения, что, кажется, он говорит: «я же предупреждал, чего же вы меня не послушались?». Уни­кальный памятник имеет искусственные пулевые отверстия и прорезанные насквозь «зеркала души» разведчика. Этот со­средоточенный и изучающий взгляд словно пронизывает че­ловека, и особенно вызывает мурашки ночью, когда вся ком­позиция подсвечивается. Созданный советским скульптором Владимиром Цигалем, бакинский монумент положил нача­ло тенденции к возведению памятников Зорге в 16 городах Советского Союза.

Биография предков Рихарда содержит некоторые про­тиворечия. Стоит поверить Мадеру, немецкому мемуаристу, который провел скрупулезное исследование его детства и юности[11]. Итак, согласно его версии, отца Зорге звали Густав Вильгельм Рихард, и происходил он из старинной прусской семьи. Его отец был хирургом, более дальние предки торго­вали лекарствами.

Исследователи обычно ведут родословную семьи Зорге от лютеранского пастора Георга Вильгельма Зорге из местеч­ка Бетау под Торгау, который в 1824 г. женился на Хэдвиг Клотильде Ланге. У них было трое сыновей: Готтхольд Виль­гельм (1825 г.), Герман Генрих (1826 г.) и Фридрих Адольф (1828 г.). Готтхольд Вильгельм, отец Густава Вильгельма Ри­харда, дед легендарного разведчика, работал хирургом в г. Шильдау (Schilda), а затем в г. Веттине (Wettin), Пруссия. В Веттине 6 апреля 1852 г. у него родился сын Густав Вильгельм Рихард, будущий отец знаменитого Рихарда. Нам не извест­ны сведения о связях между семьями этих трех братьев. По утверждениям Рихарда Зорге, их семья была несколько чуж­дой для клана Зорге.

Сведения о детских и юношеских годах старшего Зорге скупы. В Веттине имелась каменноугольная шахта. Рихард, став подростком, всерьез заинтересовался горнодобываю­щим делом. Он внимательно изучал технические условия добычи угля. Библиотека управления по горному делу Вет- тина была источником его знакомства с различными дета­лями этой работы. Библиотека управления по горному делу Веттина была источником его знакомства с различными де­талями этой работы. В общем, прусский юноша всерьез за­интересовался горнодобывающим делом. Таким образом, в отличие от своих предков Густав Рихард поступил в Берлин­скую Королевскую промышленную академию и стал горным инженером. В его молодые годы произошли значительные события на его родине, которые резко изменили ход исто­рии. 18 января 1871 года Королевство Пруссия прекратило существование (1701-1871). После объединения более двух десятков монархических государств образовалась Герман­ская Империя (Deutsches Reich). Это привело к большим изменениям в политической жизни, способствовало эконо­мическому росту и создало основу для национального и го­сударственного единства. Позже Рихард в японской тюрьме вспоминал: "Отец на всю жизнь остался под впечатлением своей юности, когда только и разговоров было о силе и мо­гуществе Великой Империи Германии. Он был ярым наци­оналистом и империалистом. Взгляды моего отца были диа­метрально противоположны взглядам деда.»

Дальше начинаются разночтения о Зорге-старшем. В большинстве книг утверждается, что для изучения техники нефтедобычи молодой немец отправляется в Соединенные Штаты Америки. Изучая нефтедобычу, молодой человек не­сколько лет проработал в США и ко времени приезда в Рос­сию, был уже признанным специалистом по глубокому бу­рению. Но в бакинском журнале "Нефтяное дело" в № 12 за 1908 год, утверждается другое. В 1875 году Густав Вильгельм, после успешного окончания Берлинской промышленной академии поступил в технический отдел Харьковско-Нико­лаевской железной дороги. Слух о богатстве бакинских не­фтяных источников быстро распространялся по всему миру. Хлынули туда в этот знойный и пыльный город из Западной Европы предприимчивые европейцы (немцы, финны, поля­ки, евреи). Среди них был и Густав Вильгельм Рихард Зорге. Оказавшись в 1877 году в Баку, он везде представлялся, как Рихард Васильевич, а в документах обязательно добавлялось: "он же, Вильгельмович". Мотивы, побудившие Рихарда Ва­сильевича переехать из Харькова в Баку, очевидны. Возмож­но, кто-то из его близких друзей или родственников уже ра­ботал в этом нефтяном Клондайке.

Баку на двадцать лет стал для Рихарда Васильевича, и мы назовем его так с позволения читателя, местом его рабо­ты. Инженер Зорге начал работать нефтяным мастером в ме­ханических мастерских Отто Ленца, которые располагались в Сабунчах, промышленном пригороде Баку. Там он и прожи­вал. Ленц был уже человеком известным в промышленных кругах города. Ленцу принадлежит целый ряд работ, в том числе и совместно с Зорге. До сих пор нефтяникам известен расширитель Ленца-Зорге. Прославился Ленц и как устро­итель нефтяного отопления в жилых домах. Зорге и Ленца связывала не только общая работа. Они были близки в чисто человеческих отношениях. Густав Зорге вскоре стал признан­ным специалистом по глубокому бурению. По этой причине он пользовался авторитетом не только в Кавказской нефтя­ной компании Нобелей, но и на других скважинах.

Известно только, что он приехал в Баку с женой и до­черьми - Натали и Анной. Здесь, видимо, во время холерной эпидемии умирает его жена. Новой женой, родной матерью Рихарда, становится Нина Семеновна Кобелева (1867-1952) из бедной рабочей семьи. Ее отец - рабочий на железной до­роге, мать - фабричная работница. В семье росло 5 дочерей, которым, особо заметим, после замужества Нины Семенов­ны материально помогает семейство Зорге.

Тридцатилетний Рихард Васильевич был молод, красив, свободен и... тороплив. Ведь Нине только 20 апреля 1883 года исполнилось 16 лет. Это тот возраст, когда по закону Россий­ской Империи женщина могла вступить в законный брак. 4 октября 1895 г. в семье Густава Вильгельма Рихарда Зорге, и Нины Семеновны Кобелевой родился последний ребенок - Рихард, ставший впоследствии знаменитым разведчиком. На старой семейной бакинской фотографии присутствуют пяте­ро детей.

Документально подтверждается, что Рихард, подобно старшему брату Вильгельму, был крещен в евангелическо­лютеранской церкви. Крещение ребенка могло проходить на дому, но запись об этом обязательно заносилась в церковную книгу пастором. Ведь на то время эта запись была равноцен­на метрическому свидетельству. Лютеранское общество в Баку к тому времени уже стабильно работало.

В 1898 г. здоровье старшего Рихарда Зорге ухудшается, и он, после долгих странствий, принимает решение вернуть­ся с семьей в Германию. Большая семья Зорге поселилась на вилле в пригороде Берлина, где стала жить типичной жиз­нью немецких буржуа в империалистической Германии... Он собирался заняться научной работой, но, когда один из столичных банков, заинтересованный в его знаниях положе­ния дел в России, частности, в Баку, и его языковых знаниях (английский, русский), предложил ему стать директором, он согласился - это обеспечивало семье безбедное существова­ние. Зорге-старший очень гордился и своим состоянием, и социальным положением, достигнутым им благодаря работе в России. Когда он умер, что случилось вскоре после переезда в Германию, у семьи его не было никаких финансовых забот.

Составляя в тюрьме свои показания, Зорге вспоминал этот комфортабельный период своей жизни: «Вплоть до на­чала войны мое детство проходило в сравнительно спокой­ном окружении обеспеченной буржуазной германской се­мьи. В нашем доме не слыхали о финансовых трудностях».

Юный Рихард - или Ика, как звали его мать, братья и се­стры - плохо вписывался в обстановку прусской школы вре­мен кайзеровской Германии с ее почти военными муштрой и дисциплиной. Зорге был слишком большим индивидуали­стом, и его неприятие школьных порядков проявляло себя в упрямстве, своенравии и склонности отказываться отвечать учителям. Будучи ребенком, Рихард Зорге проявляет боль­шой интерес к естественным наукам. Этот интерес, впослед­ствии, побуждает его вступить в реальное училище, основной упор в котором делался на естественнонаучные дисциплины. В планах молодого Рихарда - стать ученым.

В подростковом возрасте у Зорге появилась страсть к немецкой классике. «По истории, литературе, философии и, конечно же, по гимнастике, а также по уровню политиче­ских знаний я намного превосходил других учеников. Зато по другим предметам мои успехи были ниже среднего уров­ня. В пятнадцать лет я начал запоем читать Гёте, Шиллера, Лессинга, Клопштока, Данте и других "трудных" авторов. Однако все мои попытки постичь историю философии и учение Канта оказались тщетными. Моими любимыми те­мами по истории были Французская революция, наполео­новские войны и эпоха Бисмарка. В социальных и политиче­ских проблемах Германии я разбирался лучше большинства взрослых. Год за годом я внимательно следил за развитием политических событий. Поэтому в училище меня прозвали "премьер-министром"». Тогда же он принялся штудировать Иммануила Канта, интерес к которому, возможно, отражал его растущее восхищение деятельностью своего деда.

В 1902 году Рихарда отдали в повышенное реальное училище. С самого начала мальчик «прославился» тем, что все время нарушал дисциплину. «Я был трудным учеником, - впоследствии охарактеризовал он сам себя, - нарушал школь­ные порядки, своевольничал и был крайне несдержан на язык». Впрочем, не только на язык. Если его что-либо не устраивало, он был просто не способен молчать, чуть что, пускал в ход кулаки - тот еще скандалист. Что касается упрямства, по­вышенной разговорчивости, своеволия - таким он оставался и потом, уже став взрослым.

Этот необычный молодой человек с бунтарским харак­тером, врожденным чувством справедливости и неисправи­мым идеализмом, а временами и пофигизмом, мог стать кем угодно: анархист, коммунист, социалист, нацист. Он побывал во всех этих ипостасях. В итоге стал профессиональным раз­ведчиком.

Густав Вильгельм Рихард Зорге 1 декабря 1907 года вне­запно умирает. До 1917 г. подобно многим буржуа, семья Зорге пытается свести концы с концами. Однако бешеная инфляция съела все отцовское состояние. И, наконец, Нина Зорге была вынуждена оставить комфортабельный дом в Ланквице и переехать в съемную квартиру в менее благопо­лучном берлинском районе.

4. Рихард Зорге - кавалер Железного Креста и про­фессиональный революционер

В октябре 1914 года Рихард, не окончив реального учи­лища, добровольцем вступил в кайзеровскую армию. После шести недель подготовки их, юных артиллеристов, отправи­ли на войну на западный фронт. Воевал отчаянно, не щадя живота своего, как у нас говорят. Был трижды ранен, впервые - летом 1915 года в боях на германо-бельгийском фронте под Ипром. Там в берлинском лазарете у оставшихся в живых не было общего языка с теми мальчиками с горящими глазами, которые еще полгода назад распевали патриотические пес­ни, а также с теми, кто, сидя в тылу, пел их сейчас. Здесь те, кто не погиб в первые дни, навсегда излечились от романти­ки.

Во время лечения Рихард умудрился сдать экзамен на аттестат зрелости в своей столичной школе. Получив звание ефрейтора, был направлен на Восток — в составе части для поддержки в Галиции австро-венгерских войск в боях против русской армии. После второго ранения молодого ефрейтора перевели на западный фронт. Теперь он, как и его товарищи на больничной койке, смотрел на войну - как бессмысленную бойню, а на место романтического подъема пришла безыс­ходность обреченных, чей единственный жизненный лозунг: «Быть может, я еще уцелею».

Там на бойне под Верденом в марте 1916 выжил чудом. Осколки перебили ему ноги, один из них попал по пальцам руки, и он, не в состоянии двинуться, трое суток провисел на колючей проволоке в нейтральной полосе. В лазарете Кениг­сберга одну ногу хотели ампутировать, но опытный хирург спас положение. Правда, после операции Зорге всю жизнь прихрамывал: его левая нога стала на пару сантиметров короче.

В госпитале Рихард сблизился с левыми социалистами и принял учение Маркса. Рихард осознал, что больше не верит в идеалы пангерманизма, приведшие к бессмысленной гибели миллионов людей на бойне между империалистами. И судьбе было угодно, чтобы медсестра, ухаживавшая за раненым, ока­залась социалисткой. Благодаря ей он приобрел новых друзей, увлеченных идеями марксизма. Она и ее отец, врач и марксист, представили Зорге радикальные идеи. Следующие несколько лет он изучал экономику и политологию, а также марксист­скую идеологию. Успех большевистской революции в октябре 1917 года оказал глубокое влияние на развитие его левых взглядов. «Мировая война... оказала глубочайшее влияние на всю мою жизнь, — писал он в тюремном дневнике. — Думаю, что какое бы влияние я ни испытал со стороны других различных факторов, только из-за этой войны я стал коммунистом».

После госпиталя отважного артиллериста произвели в унтер-офицеры, наградили Железным крестом и в январе 1918 года комиссовали. Впереди его ждала бурная революци­онная деятельность. В ноябре 1918 года в Киле, куда он пере­ехал из Берлина, Зорге участвовал в матросском бунте. Был членом Кильского Совета рабочих и матросов, который во­оружил население, попытался помочь революции в Берлине. Рихард опять едва не погиб. Был выслан властями обратно в Киль, оттуда перебрался в Гамбург. Здесь, в одном из отря­дов, произошла его встреча с будущим лидером Коммуни­стической партии Германии Эрнстом Тельманом.

Далее он участвует во всех провалившихся путчах и не­удачных революциях в Германии начала 20-х годов. Кида­ется спасать Розу Люксембург и Карла Либкнехта в Берли­не. Попадается сторонникам «кровавой собаки Носке» под расстрел без суда и следствия. И опять чудо, отпускается за отсутствием при себе оружия, эту роль совсем не похожий на общую массу вооруженных рабочих аристократического вида двадцатидвухлетний мужчина сыграл блестяще.

Вскоре под крылом Эрнста Тельмана, становится чле­ном Независимой социал-демократической, а потом и ком­мунистической партии, автором и редактором коммуни­стических изданий в Аахене, Золингене. Успел поработать шахтёром в Франкфурте-на-Майне, призывая коллег прямо в подземелье к пролетарскому бунту.

Еще с 1919 г. Зорге выполнял секретные задания в воен­ной организации германской компартии. Эта нелегальная работа происходила в контакте с московскими сотрудника­ми, которые были посланы в Германию для подготовки рево­люционного восстания в 1923 г. Все эти активисты были взяты на учет и в Разведывательном управлении Красной армии. Когда на подпольный съезд германской компартии в 1924 г. приехала советская партийная делегация во главе с Дмитри­ем Мануильским, члены делегации сделали все возможное, чтобы отобрать для советской разведки наиболее перспек­тивных сотрудников с целью их дальнейшего использования уже для Советского Союза.

Вскоре после запрета деятельности германской компар­тии в 1924 году Зорге по приглашению Коминтерна вместе с женой Кристиной переезжают в Москву. И начинает рабо­тать в Исполнительном комитете Коминтерна, дружит с его руководителями Куусиненом, Пятницким и Лозовским, со­трудничает с Бухариным, выполняет ответственные поруче­ния Коминтерна в Скандинавии и Великобритании,

В течение следующих двух лет Зорге работал под нача­лом Куусинена, расширяя всемирную шпионскую сеть ком­мунистического движения и изучая основные правила про­ведения тайных операций. Тогда он познакомился с «Соней», впоследствии они работали вместе в Маньчжурии. Урсула Бертон (урожденная Кучински, литературный псевдоним Рут Вернер) была единственной советской разведчицей, ко­торая долгое время находилась на нелегальной работе вместе со своими тремя детьми, хотя прекрасно знала, как может сложиться их судьба в случае ее провала. Зорге свободно владел английским, немного французским. У него были эле­ментарные навыки разговорного голландского и норвежско­го. Уже в Токио он говорил на бытовом японском языке.

В 1927 году Зорге получил свое первое заграничное за­дание отправиться в Скандинавию, где он помог местным коммунистическим партиям в создании шпионской сети. За этим последовала поездка в Англию, где Зорге попал в поле зрения особого отдела Скотленд-Ярда. И впоследствии, уже находясь в Токио, Зорге всегда говорил, что англичане - ве­личайшие в мире мастера шпионажа и контршпионажа. До того, как отправиться в Японию, он работал в Китае, и тогда английской контрразведкой был собран большой компроме­тирующий материал на него. Но он не был реализован - шан­хайская резидентура провалилась только через два года по­сле отъезда Зорге. Но в Москве обо всем этом знали. Справки на Зорге составлялись каждый год в ноябре месяце, и во всех этих справках указывалось, что в Шанхае он был на краю про­вала - и почему-то не провалился. Стало быть, наверняка ра­ботает на английскую, немецкую и японскую разведку!

В 1929 году по рекомендации нанимается к Берзину, поступает на службу в Разведывательное управление штаба Красной армии. Так он спасается от подозрения в «правом уклоне» и зачистки неугодных Сталину кадров Коминтерна.

Зорге по всем параметрам был человеком выдающим­ся. Доктор философии с высокоразвитым интеллектом, он говорил на разных языках и становился специалистом по каждой стране, в которой ему доводилось работать. Он мог достигнуть выдающихся результатов в любой области. Но он действительно стал великим шпионом - и он знал это.

Храбрость не ведет к смерти, а трусость не спасает - благо­даря этому своему принципу, и Рихард стал отчаянно храбрым. Это соответствовало его характеру и его юношеским мечтам.

(Продолжение следует)


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.