Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Конституционно-правовые механизмы защиты прав человека в Бразилии: может ли уникальный опыт быть полезен России?

Общепризнано, что права и свободы человека и гражда­нина, начиная с принятия в 1948 г. первого универсального международного документа, систематизировавшего основ­ные права и свободы человека (Всеобщей декларация прав человека), стали детерминантом развития современных госу­дарств и мирового сообщества в целом.

Права человека, как неотъемлемый элемент правовой системы государства, кор­релируют с закономерностями и национальными особен­ностями развития правовой системы в целом. Динамично развивающийся кластер международных стандартов прав че­ловека не унифицирует многообразия внутригосударствен­ных механизмов защиты прав человека.

В сравнительных конституционно-правовых исследова­ниях Бразилия упоминается весьма редко и традиционно не рассматривается как положительный пример конституцион­но-правовой защиты прав человека. За 30 лет, прошедших с момента перехода от диктатуры к демократии, Бразилия стала самой развитой страной Латинской Америки (по рей­тингу МВФ 2018 г. - восьмой экономикой мира), ее опыт как государства-члена БРИКС и партнера России может быть ин­тересен для нашей страны.

В отношении конституционного закрепления института прав и свобод человека необходимо отметить, что Федератив­ная Республика Бразилия, провозгласив себя демократиче­скими правовым государством, посвятила правам и обязан­ностям человека отдельные главы основного закона страны, содержание которых, наряду со своей спецификой, в целом имеет много общего с конституциями развитых и развиваю­щихся правовых демократий.

Бразильская социокультурная специфика в вопросе по­нимания достоинства человеческой личности напрямую от­ражена в ст. 3 п. I Конституции Бразилии, провозглашающей одной из основных целей республики построение свободно­го, справедливого и солидарного общества, осуществление социальных и личных прав. Взаимосвязи личных и коллек­тивных прав и обязанностей отведена целая глава Раздела II «Основные права и гарантии», в которой императивно закре­плена социальная ценность труда и свободного предприни­мательства, социальная функция собственности, социальные права. Специальный раздел (VIII) закрепляет нормы соци­ального порядка, включая социальную индивидуальную и коллективную безопасность.

Конституция Бразилии, следуя латиноамериканской правовой доктрине, включает и «оригинальные» статьи, тра­диционно не включаемые в конституционные тексты. Напри­мер, о политических правах (в вопросе избирательного права ст. 14 п. 1 гласит: «голосование является: обязательным для лиц старше 18 лет; опционным (необязательным) для: негра­мотных; граждан старше 70 лет; граждан старше шестнад­цати и моложе восемнадцати лет), о правах политической оппозиции, представители которой должны быть включены в совещательные органы, учреждаемые при высших долж­ностных лицах государства; о социальной безопасности (ст. 201 § 6. Рождественский бонус для пенсионеров основывается на стоимости прожиточного минимума за декабрь каждого года).

Сложная бразильская судебная система соединяет цен­трализованную и децентрализованную (ст. 106 п. 3 Конститу­ции Бразилии) формы судебной власти, что, с одной сторо­ны, не всегда обеспечивает единое толкование всеми судами вопросов, затрагивающих права человека. С другой, право­вой механизм «приостановления в целях безопасности» (suspensao de seguranga), позволяет председателю суда более высокой инстанции приостанавливать действие решений суда первой инстанции. Весьма распространенной является специфическая практика коллективного процессуального механизма для защиты прав отсутствующих представителей сторон спора. Весь комплекс конституционных мер защиты прав человека обеспечивается не только в рамках судебной системы с использованием специфических мер, но и в Кон­грессе при посредничестве депутата (группы депутатов). Статья 5 п. LXXI предусматривает уникальную процедуру - судебный запрет (mandato de injuncao), который выдается, когда отсутствие нормативного регулирования делает невоз­можным осуществление конституционных прав и свобод и прерогатив, неотделимых от национальности, суверенитета и гражданства. Специфическая процедура habeas corpus в расширенной бразильской трактовке (ст. 5 п. LXVni) предо­ставляется всякий раз, когда лицо подвергается насилию или ему угрожают насилием или принуждением в отношении его свободы передвижения, незаконным путем или злоупо­треблением властью. Судебный приказ - ордер о безопас­ности (mandado de seguranga) тоже является специфичной процедурой защиты от ненадлежащего администрирования и злоупотребления властью.

В помощь судам (с дорогостоящими пошлинами) в со­ответствии со ст. 103-Б п. 6 § 7 Конституции Бразилии «Союз, в том числе в Федеральном округе и на территориях, создает омбудсменов, компетентных принимать жалобы и обвине­ния от любой заинтересованной стороны против членов или органов судебной власти или против его вспомогательных служб, непосредственно представляющих Национальный трибунал правосудия». Конституцией (ст. 134) предусмотре­но создание Офисов Народного защитника, необходимых для выполнения юрисдикционной функции государства, которые уполномочены осуществлять правовое руководство, содействие и защиту прав человека, судебные и внесудебные, индивидуальные и коллективные права, в неотъемлемой и безвозмездной форме, для тех, кто в них нуждается; им за­прещается адвокатская практика вне институциональных атрибутов.

В целом анализ положений Конституции Бразилии позволяет говорить об ее ярко выраженном социальном ха­рактере, при этом приоритет социальных прав не означает принижения значимости личных и политических прав, и развитых правозащитных механизмах. Также можно отме­тить уникальность многих процессуальных правозащитных процедур и внесудебных механизмов защиты конституци­онных прав граждан, деятельность которых координирует созданное в 2017 г. Министерство по правам человека (вместо ранее функционировавших специальных секретариатов при президенте Республики). В структуру Министерства по пра­вам человека входят органы прямой и непосредственной по­мощи государственному Министру по правам человека: ап­парат управления государственного министра; специальные советники министра; Национальный омбудсмен по правам человека; юридический отдел; исполнительный секретариат. Специализированные органы: Национальный секретариат по гражданству; Национальный секретариат по правам инва­лидов; Национальный секретариат по политике поощрения расового равенства др.

Коллегиальные органы (консультативного характера): Национальный совет по содействию расовому равенству; На­циональный совет по правам человека; Национальный со­вет по борьбе с дискриминацией; Национальный совет по правам детей и подростков; Национальный совет по правам инвалидов; Национальный совет по правам пожилых людей; Национальный комитет по предупреждению пыток и борь­бе с ними; Национальный механизм по предупреждению пыток и борьбе с ними; Национальный совет традиционных народов и общин; Национальный совет по правам женщин. Такая интегрированная структура Министерства по правам человека является отражением множества существующих актуальных проблем с реализацией конституционных прав граждан.

Традиционно «осуществление государственного управ­ления реализуется с использованием общих методов убежде­ния, поощрения и принуждения». В обязанности аппарата управления государственного министра по правам человека входит контроль и координация деятельности всех структур Министерства по правам человека, в том числе Националь­ного омбудсмена по правам человека по принятию мер адек­ватного рассмотрения случаев нарушений прав человека, что, несомненно, подрывает его автономность.

Бразилия является участницей шестнадцати из восем­надцати основных международных договоров по правам человека, систематически оценивает соответствие нацио­нального законодательства и практики международным стандартам в области прав человека, критически относится как к заимствованию зарубежного опыта, так и применению норм международного права. В частности, сначала Нацио­нальный Конгресс в соответствии с пунктом 3 ст. 5 Консти­туции законодательно утверждает тексты международных договоров, например, Марракешского договора от 28 июня 2013 г., только затем на основании Указа президента он всту­пает в силу.

Бразилия, как и другие государства, постоянно балан­сирует между принципами соблюдения прав человека и необходимостью обеспечения экономического роста и наци­ональной безопасности. Несмотря на прилагаемые усилия по содействию правам человека и их защите, в Бразилии по- прежнему имеются серьезные проблемы с торговлей людь­ми, неграмотностью и недоеданием населения, с эпидемией ВИЧ/СПИДа, и др. Сохраняется очень высокий уровень на­силия по различным основаниям, которые можно отнести к пережиткам прошлого. Расовое насилие в отношении лиц африканского происхождения (в том числе на почве испове­дания африканских религий) и коренных народов, включая практикуемое полицией расовое профилирование, зачастую заканчивающееся с распространенной формулировкой - «смертью в результате оказания сопротивления полиции»; в отношении детей, которые живут или работают на улице, особенно детей, живущих в фавелах (трущобах), где прак­тически не действуют законы и развивается так называемая «экономика наркотиков»; и др. Одним из новых и самых высоких является уровень насилия в отношении лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов, объясняемый противоречиями между конституционно закрепленной секуляризацией (хотя в преамбуле Конститу­ции говорится, что она находится под защитой Бога) и тра­диционными религиозными (католическими) ценностями.

Изучение бразильской конституционно-правовой ин­терпретации траектории движения к общественному согла­сию и справедливости, своего рода «белый» PR «хорошего» - принцип справедливости и социальная функция собствен­ности в Бразилии подняты на конституционный уровень, что открывает возможности творческого осмысления ее положи­тельного опыта для Российской Федерации.

ЧУКСИНА Валентина Валерьевна
доктор юридических наук, доцент, заведующая кафедрой правового обеспечения национальной безопасности Байкальского государственного университета


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.