Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Криминализация как инструмент защиты национальной безопасности

В статье рассматриваются современные тенденции уголовной политики в части ужесточения ответственности и криминализации отдельных составов преступлений, в той или иной степени посягающих на интересы национальной безопасности Российской Федерации.

Авторами сделана попытка проанализировать изменение уголовного законодательства за последнее время и рассмотреть вопросы, касающиеся защиты интересов общества и государства через призму криминализации деяний, направленных против интересов национального характера.

Ключевые слова:       криминализация, декриминализация, внутренняя политика, национальная безопасность, преступление, ужесточение уголовной ответственности.

КАПИЦА Вячеслав Станиславович
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия, г. Краснодар

КАПИЦА Татьяна Александровна
кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия, г. Краснодар

KAPITSA Vyacheslav Stanislavovich

Ph.D. in Law, associate professor of Criminal law sub-faculty of the North-Caucasus Russian State

University of Justice, Krasnodar

KAPITSA Tatyana Aleksandrovna

Ph.D. in Law, associate professor of Criminal law sub-faculty of the North-Caucasus Russian State

University of Justice, Krasnodar

CRIMINALIZATION AS A TOOL TO PROTECT NATIONAL SECURITY

The article discusses current trends in criminal policy in terms of toughening responsibility and criminalization of certain elements of crimes, to one degree or another, infringing on the interests of the national security of the Russian Federation. The authors made an attempt to analyze the recent changes in the criminal law and consider issues related to the protection of the interests of society and the state through the prism of the criminalization of acts directed against the interests of a national character.

Keywords: Criminalization, decriminalization, domestic policy, national security, crime, toughening of criminal responsibility.

 

В основе деятельности государства и функционирования его важнейших институтов, заложено формирование и реа­лизация внутренней политики, оказывающей регулятивное воздействие на общество.

Одним из важнейших направлений внутренней полити­ки, по праву считается уголовная политика.

В ходе реализации уголовной политики государство не­избежно сталкивается с необходимостью совершенствования уголовного законодательства с целью его эффективизации. Следует обратить внимание на то, что достижение указанной цели является одним из приоритетных направлений вну­тренней политики.

Достижение указанной цели сопровождается коррек­тировкой внутренней политики государства, одной из со­ставляющих которой является политика уголовная. Исходя из этого, не будет ошибочным мнение о том, что в ходе эво­люции общественных отношений, возникает потребность в регулярном осуществлении криминализации и декримина­лизации как основных способов уголовной политики.

В работе В. П. Кашепова, Н. А. Головановой, А. А. Грави- на и др. «Криминализация и декриминализация как формы преобразования уголовного законодательства» указывается на то, что «Развитие Общей части УК РФ происходит с уче­том социальных условий, необходимости противодействия посягательствам на национальную, общественную безопас­ность и интересы личности и в то же время в соответствии с общей политикой либерализации и гуманизации уголовно­го законодательства» [1. с. 159]. Следует согласиться с мнени­ем авторов по данному вопросу, однако такой тезис вполне применим и к Особенной части Уголовного кодека Россий­ской Федерации.

Так, в целях обеспечения национальной безопасности с недавнего времени Уголовный кодекс Российской Федерации был дополнен нормами, устанавливающими ответственность за публичное распространение заведомо ложной информа­ции об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан (статья 207.1), а так же за публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее тяжкие последствия (статья 207.2) [2. с. 299].

Криминализация указанных деяний обусловлена пре­жде всего сложившейся в период распространения новой короновирусной инфекции Covid-19 (пандемии). В период пандемии самое широкое распространение получили дея­ния направленные на дестабилизацию общества и измене­ния общественного мнения таким образом, чтобы она про­воцировала панику и создавала искаженное представление о мерах, принимаемых государственными органами, направ­ленными на борьбу с распространением инфекции. Пример HTML-страницы

Несколько тяжелее складывается ситуация с распро­странением заведомо ложной информации о проведении Специальной военной операции РФ на территории Украи­ны. В интернете, социальных сетях, средствах массовой ин­формации распространяется заведомо ложная информация о ходе военной операции.

Ранее, нами была сделана попытка указать на опасные тенденции использования информационных технологий в преступных целях. Так в работе авторов Капица В. С., Бушков Д. В. «Киберпреступность: современное состояние и перспек­тивы развития мер противодействия», указывалось на потен­циально-опасные факторы развития киберпреступности, на широкое распространение в последнее время технологий так называемого «дипфейка»[1]. Суть технологии состоит обработке аудиовизуального контента [3], с помощью нейронной сети, на основе ранее загруженных аудио, видео и фотоматериалов, рас­пространяемого через социальные сети или размещаемые на страницах в интернете. Указывалось на то, что, одним из наи­более опасных инструментов данной технологии, является под­мена лица, голоса человека. По сути, с помощью данной техно­логии возможно создание любого заявления от имени любого публичного лица, таких как известные деятели культуры, поли­тики, общественные деятели, спортсмены и т.д. [2. с. 299].

Кроме прочего, указывалась потенциальная возмож­ность использования данного метода в экстремистских, тер­рористических целях [2. с. 299].

В связи с последними событиями на Украине широкое распространение получили случае использования указанных технологий в экстремистских целях.

Беспокойство вызывает отсутствие в уголовном кодексе персонализированной ответственности за создание такого рода материала. По нашему мнению, данным противоправ­ным деяниям должна быть дана уголовно-правовая оценка, влекущая за собой криминализацию указанных действий.

Необходимо заметить, что в свете недавних событий, на рассмотрении Государственной Думы Российской Федерации находится законопроект об ответственности за распростране­ние фейков, ложной информации. Целью данного законопро­екта является обеспечение национальной безопасности и при­влечение к уголовной ответственности лиц за распространение заведомо ложной информации о Вооруженных силах Россий­ской Федерации. Данный факт, без сомнения вызывает одобре­ние, так как масштаб деструктивного воздействия на граждан со стороны злоумышленников достаточно велик.

Помимо указанных, следует затронуть также ряд измене­ний УК РФ, которые в той или иной мере направлены на защи­ту национальной безопасности как путем ужесточения ответ­ственности за совершаемое уголовно - наказуемое деяние, так и ужесточения ответственности за совершаемые преступления.

Так, Федеральным законом от 01.07.2021 № 281-ФЗ уже­сточено наказание за незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку, пересылку или ношение огнестрельно­го оружия и взрывчатки. Санкция ч. 1 ст. 222 УК РФ предусма­тривает ответственность за совершенное деяние в виде огра­ничения свободы на срок до трех лет, либо принудительные работы на срок до четырех лет, либо арест на срок до шести месяцев, либо лишение свободы на срок от трех до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо без такового [4].

В свою очередь санкция ч. 1 ст. 222.1 предусматривает ответственность в виде лишения свободы на срок от шести до восьми лет со штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев [4].

Таким образом, законодатель ужесточил ответствен­ность за совершение преступлений по указанным преступле­ниям увеличив максимальное наказание с четырех лет лише­ния свободы до пяти лет лишения свободы за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ, с пяти лет лишения сво­боды до восьми за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 222.1 УК РФ соответственно.

Также, Федеральным законом от 01.07.2021 N 292-ФЗ были внесены изменения в ст.ст. 284.1. УК РФ «Осуществле­ние деятельности иностранной или международной непра­вительственной организации, в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Рос­сийской Федерации ее деятельности», в части ужесточения ответственности за организацию ее деятельности, а так же была введена ответственность за участие в деятельности не­желательной организации для лиц, совершивших аналогич­ное административное правонарушение или имеющих суди­мость за такое преступление и ее финансовую поддержку.

Несколько ранее Федеральным законом от 05.04.2021 N 59-ФЗ были внесены изменения в ст. 354.1 УК РФ «Реабили­тация нацизма», в части наступления уголовной ответствен­ности за публичное распространение заведомо ложных све­дений о ветеранах ВОВ, унижение их чести и достоинства, публичное оскорбление памяти защитников Отечества, а так же ужесточена ответственность за реабилитацию нацизма и введены новые квалифицирующие признаки, например, со­вершение преступления в интернете.

Федеральным законом от 24.02.2021 N 16-ФЗ внесены из­менения в примечания ст. 201 и ст. 285 УК РФ. В частности, к должностным лицам, которые могут выступать субъектами преступлений, предусмотренных гл. 30 УК РФ, отнесены ра­ботники государственных внебюджетных фондов и публич­но-правовых компаний, а также расширены критерии хозяй­ственных обществ с госучастием, работники которых могут выступать субъектами указанных преступлений.

В заключении необходимо обратить внимание на факт того, что реализация государственной политики осущест­вляется через восстановление приоритета национальной без­опасности и национальных интересов в целом. Согласны с мнением о том, что «обоснованность и интенсивность крими­нализации и декриминализации общественно опасных дея­ний, внесение изменений и дополнений в уголовное законо­дательство во многом зависит от происходящих в обществе эволюционных, социально значимых процессов» [1, с. 199].

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика