Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Особенности государственно-правового регулирования товарно-сырьевых бирж по торговле нефтью и нефтепродуктами в условиях санкционной политики

В настоящей статье дается оценка некоторых особенностей государственно-правового регулирования деятельности основных мировых площадок по торговле нефтью и нефтепродуктами в условиях санкционной политики, в том числе проводимой и в отношении России.

Автор делает акцент на том, что деятельность таких учреждений, соответственно и в вопросе ценообразования на нефть, обусловлена двумя основными факторами - исключительно экономическим и геополитическим. Важность реализации указанных факторов зависит от выбранной Россией позиции, а также комплекса мер, направленных на стабилизацию нефтяного рынка, в том числе и путем использования средств правовой регуляции.

Ключевые слова: экономика, рынок, нефть, правовое регулирование, санкции.

ШАКЕРОВ Рустам Равилевич
старший преподаватель Российского университета транспорта, г. Москва

SHAKEROV Rustam Ravilevich

senior lecturer of the Russian University of Transport, Moscow

FEATURES OF STATE-LEGAL REGULATION OF COMMODITY EXCHANGES FOR TRADING IN OIL AND OIL PRODUCTS IN THE CONTEXT OF SANCTIONS POLICY

This article assesses some of the features of the state-legal regulation of the activities of the world’s main trading platforms for oil and petroleum products in the context of the sanctions policy, including those pursued against Russia. The author emphasizes that the activities of such institutions, respectively, in the issue of oil pricing, are due to two main factors - purely economic and geopolitical. The importance of implementing these factors depends on the position chosen by Russia, as well as a set of measures aimed at stabilizing the oil market, including through the use of legal regulation.

Keywords: economy, market, oil, legal regulation, sanctions.

Нефтегазовый сектор, в силу прежде всего его роли в современной коммерциализации финансовых отношений и влияния на общие мировые экономические площадки, представляет из себя отдельный аспект социально-правового регулирования, направление развития которого зависит от большого количества факторов и условий.

Как справедливо отмечается исследователями в обла­сти изучения вопросов оценки состояния рынка нефти, па­раметров образования её стоимости на внешних торговых площадках, а также необходимости использования для его защиты различных правовых механизмов, социальная ко­ординация указанного сектора не всегда вписывается в стан­дартное представление о том, что такое «объект правового регулирования», и какими именно нормами права необхо­димо руководствоваться, чтобы избежать негативных послед­ствий [1, с. 104].

В частности, автор диссертационного исследования «Экосистема бенчмарков в развитии мирового рынка нефти» А.О. Масленников, сопоставляя влияние нефтяного рынка на основы экономического устройства с влиянием со стороны иных форм инвестирования и аккумуляции денежных ресур­сов в современном мире, отмечает, что с самого начала про­изводства нефти и её последующего потребления со стороны крупных мировых держав экономическое представление от­носительно того, каким именно будет данный рынок, пре­терпело существенные изменения. Правовое сопровождение процессов формирования ценовой политики в сырьевом сек­торе не дает гарантий в том, что любое государство обладает стопроцентной защитой от нарушения принципов ликвид­ности нефти, а также иных нефтепродуктов [2, с. 39]. При этом постоянно нарастающая необходимость установления границ в использовании такого ресурса, как нефть, изменила представление о его правовой коррекции, попутно сподвиг- нув некоторые страны к созданию собственных правил ука­занного регулирования. Так, Россия в целях самостоятельного определения цены на нефть и нефтепродукта сформировала свои собственные площадки. В частности, такими площад­ками являются Московская биржа и Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа. Деятельность ука­занных бирж опосредована специальными актами и необхо­дима, прежде всего, для стабилизации и контроля внутрен­них цен на бензин и дизельное топливо [3, с. 144]. Пример HTML-страницы

В свою очередь, нефть стала представлять из себя не про­сто сырье, а обособленный финансовый эквивалент, котиро­вание которого и до настоящего времени может повлечь за собой непредсказуемые преобразования как в странах-экс- портерах, так и в государствах, активно её импортирующих.

В этой связи нефть, а точнее рыночные отношения при торговле указанным ресурсом, стали объектом правового воздействия не только в странах, которые поставляют её, но и в тех державах, чье социальное-экономическое (прежде всего производственное) состояние зависит от установленной на неё цены и условий, которые влияют (или могут повлиять) на текущее положение вопроса ценообразования. Нужно ли говорить о том, что нефть, а именно те финансовые инстру­менты, которые сформировались на почве её использования, стали одними из самых мощных в общеэкономической конъ­юнктуре, а также указывать, к каким последствиям могут приводить так называемые «нефтяные войны», если вдруг вопрос её добычи становится краеугольным камнем в меж­дународных отношениях. Отдельно стоит указать на то, что данный инструмент не раз становился объектом санкций со стороны стран-потребителей, если вдруг отношения между контрагентами становились напряженными.

В контексте рассматриваемого вопроса, прежде всего по причине оценки общего состояния механизмов легитимно­го влияния на состояние нефтяных котировок, стоит сказать, что у нефти есть два направления развития её экономическо­го потенциала. В одном из таких направлений нефть призна­ется продуктом потребления, предназначенным для исполь­зования в качестве природного топлива, которое в конечном итоге рассматривается как предмет соглашения. Здесь право­вой формат её культивации целиком и полностью зависит от тех отношений, которые возникают на почве договорной ло­гики. Соответственно, фундамент таких отношений опреде­ляется не только наличием составленных юридических актов (договоров), но и стабильностью политической конструкции (или конкуренции) между двумя государствами (поставщи­ком и потребителем). В частности, в свое время между на­шим государством и ОПЕК (организация стран-экспортеров нефти) действовало соглашение, в соответствии с условиями которого государства-участники могут предпринимать со­гласованные действия, направленные на стабилизацию цен на нефть, в том числе и путем снижения объемов её добычи [4, с. 5].

Стоит сказать, что исследователи признают такой вари­ант развития событий чисто экономическим форматом вли­яния, где основной аспект предпринимаемых мер стабилиза­ции цен на указанный ресурс построен не на правовой основе, а на давно уже испробованном механизме экономической стабилизации, учитывающем уровень спроса и потребления [5, с. 3272]. В данном случае конъюнктура образования цен не может быть стабильной, и условия заключенных соглашений как бы отходят на задний план. Их действие становится при­творным, но не утрачивает свою силу по части возможности включения механизма правовой коррекции, правоопределя­ющей, например, объемы добычи нефтепродукта. Отдельное внимание в этом вопросе следует уделить влиянию санкций, вводимых в отношении стран-экспортеров, а также послед­ствиям, которые возникают у партнеров-поставщиков, когда такими санкциями упомянутые договоренности нарушают­ся.

Так, еще в 2014 году падение цен на нефть чрезмерно не­гативно сказалось на российской экономике, следствием чего правительством были предприняты меры, направленные на стабилизацию энергетического рынка путем введения определенных ограничительных мер [6, с. 139]. В тот пери­од основной причиной снижения курса нефти стало падение спроса со стороны главных потребителей - Европы, Китая и США [7, с. 774]. Дополнительным фактором невозможности удержания цены на нужном уровне послужило уже сниже­ние цен по экспортным контрактам с Ираном и Саудовской Аравией (с 105,2 до 36,2 долл./бар.). В результате, учитывая, что ожидание повышения цен может привести к серьезным преобразованиям в социальной среде, Россия и ОПЕК скор­ректировали действующее соглашение путем внесения до­полнительных указаний по поводу временного ограничения добычи. Это стало причиной того, что уже в четвертом квар­тале 2016 г. цена на фондовых площадках пошла вверх, а к ок­тябрю 2018 года нефтяные котировки достигли отметки в 81,0 долл./бар. Однако по причине введения санкций со стороны США в отношении Ирана, а также из-за сланцевой добычи, в том числе и со стороны стран, которые к такому соглашению не присоединились, цена на указанный продукт опять упала [8, р. 480].

Учитывая это, можно заключить, что сам по себе фактор правовой регламентации поставок нефти и других нефте­продуктов не всегда может оказывать стабилизирующее воз­действие на состояние их цены. Из этого и вытекает другое направление для определения цены на внешнем рынке - гео­политическое влияние.

Указанный фактор в русле оценки отношений между двумя или нескольким странами рассматривается не только с точки зрения того, что между ними действуют определен­ные договоренности, поскольку процессы, которые, с одной стороны, называются взаимными, только от части могут при­знаваться таковыми, пока между государствами отсутствует вероятность политических разногласий. Стоит отметить, что в данном случае дестабилизация цены может скорректиро- ваться и в меньшую сторону, поэтому допустимые геопо­литические риски не фиксируются в договорах на поставку нефти, и уж тем более не фигурируют в них как средство правового воздействия на соответствующее ценообразование в качестве обстоятельства форс-мажорного значения при об­щей оценке рисков [9, с. 45].

Наглядным примером такого развития событий явля­ется современная ситуация, когда Россия проводит военную операцию на Украине. С начала такой операции цена не нефть повысилась до отметки в 125 долл./ барр. Вместе с тем, несмотря на то что в отношении нашего государства введены серьезные экономические санкции, часть инвесторов не про­сто приостановили свою деятельность, а просто-напросто покинули внутренний рынок, и при этом рубль теряет свои позиции по отношению к остальным валютам, цена на нефть ведет себя разнонаправленно.

Указанный фактор некоторыми исследователями опре­деляется как неправовой в силу прежде всего того, что кон­вертирование международных отношений в газо- и нефте­добывающей сфере, с учетом постоянности экономических претензий со стороны одних государства к другим, а также нестабильности геополитической обстановки в мире в целом, дает основания исключить любые соглашения, даже если их условия будут максимально учитывающими интересы сто­рон [10, с. 267].

Таким образом, мы можем видеть, что для сохранения той или иной тенденции на современном нефтяном рынке России мало создавать свои собственные институты, которые пусть и отчасти, но все же смогут обеспечивать стабильность цен на нефтепродукты. Кроме этого, также недостаточно учитывать действующие соглашения, которые определяют порядок торговли нефтью на международных площадках. Следует, прежде всего, взвешивать геополитические риски, способные наиболее существенно поражать нефтяной сек­тор, в особенности если такие меры сопровождаются приме­нением специальных санкций.

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика