Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Политический процесс по делу «Волжской контрреволюционной организации «Трудовой крестьянской партии»» в контексте новых архивных материалов и подходов

В 30-е годы ХХ века в СССР ряд деятелей были обвинены по делу Трудовой Крестьянской партии (ТКП) и репрессирова­ны.

При этом, согласно следственным делам, выстраивалась структура единой весьма разветвленной организации: За­граничная ТКП - ЦК ТКП в Москве - Краевые организации (Волжская организация ТКП, Дальневосточный комитет ТКП и другие комитеты) - местные организации. Органи­заторами и идеологами ТКП в СССР объявлялись Н. П. Макаров, А. В. Тейтель, А. В. Чаянов и Н. Д. Кондратьев. Политический процесс по делу ЦК ТКП уже получил до­статочное освещение в исторической литературе. Немало публикаций было написано историками и экономистами о лидерах этой организации А. В. Чаянове и Н. Д. Кон­дратьеве. Однако до сих пор почти нет сведений о поли­тических процессах над краевыми организациями ТКП, отсутствуют работы и о Заграничной ТКП. Эти материалы лишь косвенно затрагивались нами в предыдущих работах [2], [3]. Целью настоящей публикации является освещение на основе новых архивных материалов политического про­цесса по делу одной из крупнейшей (согласно материалам следствия) краевой организации ТКП - Волжской органи­зации ТКП, выявление имен тех людей, которые прохо­дили по этому процессу, чьи судьбы были перечеркнуты этим процессом.

Источниковую базу исследования составили доку­менты ТКП в составе Пражского архива, хранящиеся в настоящее время в Государственном архиве Российской Федерации; материалы следственного дела «Волжская кон­трреволюционная организация «Трудовой крестьянской партии» в составе Архива ФСБ по Самарской области; эмигрантская пери­одика; переписка и мемуары политических деятелей. Эти источ­ники существенно различаются по степени своей достоверности.

  • существовании «разветвленной ТКП в СССР» мы знаем лишь из протоколов допросов обвиняемых по делу ТКП и, конечно, можем предполагать, что это дело было сфа­бриковано на Лубянке. В существовании же заграничных групп Трудовой крестьянской партии «Крестьянская Рос­сия» сомнения быть не может, так как об их деятельности свидетельствуют весьма разноплановые документы самой организации: «Информационные бюллетени» Централь­ного бюро заграничных групп Трудовой Крестьянской партии «Крестьянская Россия» и Центрального комите­та этой партии, устав и программа ТКП, переписка чле­нов партии, сообщения Информационного бюро партии «Крестьянская Россия», протоколы заседаний Совета пар­тии «Крестьянская Россия» и др.[1] Пример HTML-страницы
    Кроме того, неопубли­кованные ранее переписка и мемуары некоторых полити­ческих деятелей, публикации в различных эмигрантских изданиях (то есть, те документы, которые не могли быть сфабрикованы) содержат упоминания о «Крестьянской России»[2]. Изученные нами документы ТКП, хранящиеся в составе Пражского архива, показывают, что эта организа­ция имела свою агентурную цепь в СССР. За границу по­стоянно поступали сообщения из разных регионов СССР[3]. Официальные документы ТКП «Крестьянская Россия» по­казывают, что членом ЦК ТКП был известный экономист организационно-производственного направления Чели- щев, близкий к Чаянову[4].

Трудовая крестьянская партия «Крестьянская Россия» была образована в эмиграции в 1921 году с целью организации русско­го крестьянства для борьбы за его политические и экономические интересы. Лидерами партии являлись известные эмигрантские деятели С. С. Маслов, А. А. Аргунов, Д И. Иванцов. Партия вхо­дила в «Республиканско-демократическое объединение». Она издавала журналы «Вестник крестьянской России» (Прага, 1925­1933) и «Знамя России» (Прага, 1933-1939), сборник «Крестьянская Россия» (Прага, 1922-1924). Партия действовала до начала второй мировой войны[5]. Народные социалисты поддерживали тесные контакты с Трудовой крестьянской партией. При непосредствен­ном участии народных социалистов в конце 1923 года в Праге со­стоялся съезд республиканско-демократических организаций, на котором было достигнуто соглашение об образовании «Союза» для объединенных политических действий между «Крестьянской Россией» и демократическими группами партии «Народной свободы»[6].

ТКП поддерживала связи с Россией: переправляла туда сбор­ники «Крестьянская Россия», оказывала материальную помощь[7].

Дело Волжской контрреволюционной организации «Тру­довой крестьянской партии» было крупнейшим политическим процессом в Среднем Поволжье, в результате которого была фак­тически разгромлена аграрная наука[8]. Это дело велось параллель­но с делом А. В. Чаянова и Н. Д. Кондратьева в Москве. По всей стране по делу «Трудовой крестьянской партии» было арестовано около 1300 человек [1, с. 646]. В том числе десятки подозреваемых подверглись аресту в Среднем Поволжье. По профессиональной принадлежности члены организации являлись в большинстве своем научными работниками в области сельского хозяйства. Из научных учреждений наиболее пострадали Безенчукская опыт­ная станция, Самарский сельскохозяйственный институт и Са­марский планово-экономический институт, которые являлись крупнейшими научными центрами в области сельского хозяйства в Среднем Поволжье. На Безенчукской опытной станции было привлечено по этому делу большинство ведущих научных работ­ников, многие из которых были «старыми беспартийными специ­алистами, начавшими свою трудовую деятельность на станции еще до революции: С. М. Тулайков, К. Ю. Чехович, Г. В. Иванов, Д. М. Щукин, М. И. Ожарко, Д. А. Бомбин, И. И. Ишаков, В. Н. Харчиков, С. А. Добровидов[9]. В сельскохозяйственном институте пострадали многие преподаватели, в том числе профессор Г. А. Студенский. В планово-экономическом институте - профессор Г. И. Баскин. Многие из членов данной организации принимали ак­тивное участие в политической жизни страны еще до революции. Так, известный экономист профессор Г. И. Баскин и последний председатель Самарского общества археологии, истории, этно­графии и естествознания профессор В. П. Арапов, обвиненные по этому делу, были лидерами Самарской группы Трудовой народ­но-социалистической партии (ТНСП). В 1917 г. Г. И. Баскин стал членом ЦК ТНСП, активно участвовал в революционном процес­се не только в Самаре, но и в стране.

Это были известные ученые, пользующиеся большим ав­торитетом в научной среде. Среди них выделялся своей неор­динарностью Г. И. Баскин. Он имел обширные научные связи с известными советскими экономистами А. В. Чаяновым и Н. Д. Кондратьевым, которые высоко оценивали его научную деятель­ность и активно использовали материалы его исследований в своей работе. Им был проведен обширный анализ деятельности различных типов крестьянских хозяйств и определен оптималь­ный размер сельскохозяйственного предприятия. Г. И. Баскин внес большой вклад в методологию статистики. Он разработал и применил новый метод группировки статистического материала - дистанционный. Им была создана оригинальная методика ко­личественного определения земельной ренты и ставок рентного обложения. Большое значение имели его исследования в качестве теоретика прогнозов урожаев будущих лет[10].

По материалам следствия, данная организация возникла в середине 1920-х годов и функционировала в Самаре, Оренбурге, Пензе, Безенчуке11. При этом в самих материалах следствия содер­жатся показания В. П. Арапова, арестованного как руководителя Самарского филиала «Трудовой крестьянской партии», в кото­рых он подчеркивал, что «рассматривать нашу группу как впол­не оформленное объединение и, тем более, как политическую партию с определенной, ясно сформулированной программой, с определенными задачами было совершенно неправильно. Она представляла собой конгломерат различных мнений и взглядов и объединяла вокруг себя лиц, диапазон политических взглядов которых чрезвычайно широк»12. Это был «блок различных по­литических течений: народников, неонародников, социалистов- революционеров, меньшевиков». Единственным исключением были монархисты и церковники разных толков, как сила явно реакционная»13. Тем не менее, было фальсифицировано дело о Волжской контрреволюционной организации «Трудовой кре­стьянской партии». К концу следствия большинство подозревае­мых признало намерение свержения Советской власти военным путем (по материалам следствия!)14. Однако они до последнего подчеркивали отсутствие у них практических действий по свер­жению власти, ограничиваясь несогласием с проводимой поли­тикой в области теории15. Даже в ходе следствия арестованные, признавая свое негативное отношение к проводимой политике власти, не признали себя виновными в какой-либо вредительской деятельности.

Арапову было предъявлено обвинение в создании и руководстве Самарской контрреволюционной организа­цией «Трудовая крестьянская партия», а Баскину - в уча­стии в ней. Как следует из обвинения по делу ТКП, цель данной организации заключалась в свержении советской власти и установлении буржуазно-демократической фор­мы правления, в восстановлении капиталистических отношений. Возникновение и оформление ТКП в Оренбурге, Пензе, Безенчуке относилось к 1922-1923 годам, в Сама­ре - к 1924 году. В это время, как показывают материалы дела, данные организации «представляли слабо связанные между собою группы, состоящие из представителей бур­жуазных и социалистических партий». Затем эти группы трансформировались в четко оформившиеся политически и организационно контрреволюционные организации. Указывалось, что их члены пытались восстановить свои дореволюционные связи в Москве с организаторами и идеологами ТКП - Н. П. Макаровым, А. В. Тейтелем, А. В. Чаяновым и др. В материалах следствия приводились до­казательства таких связей: протоколы допросов руководи­телей Московского центра Н. Д. Кондратьева, А. В. Тейтеля и Н. П. Макарова, в которых они признавались в своих кон­тактах с представителями Поволжского отделения ТКП. В 1923 году, после организации Средневолжской области, Самарский филиал ТКП, согласно следственному делу, становится краевым руководящим контрреволюционным центром и проводником директив ЦК ТКП в низовые ор­ганизации. Следствие выявило два периода в деятельности организации. Первоначально, когда члены организации были уверены в скором и неизбежном падении советской власти под действием «хозяйственных и политических кризисов», они сконцентрировали свои усилия на вреди­тельстве в различных областях народного хозяйства, глав­ным образом в сельском хозяйстве, расшатывании устоев господства пролетариата. Затем, когда надежды на бы­стрый успех рухнули, началась подготовка к вооруженно­му восстанию[11].

Следует отметить, что Арапов и Баскин в ходе след­ствия обращали внимание на то, что к созданию ТКП под­толкнула политика Советской власти. Факты советской действительности заставляли усомниться в провозглашен­ных лозунгах о справедливости и равенстве строившегося в СССР социалистического общества. Арапов отмечал, что «кадры для нашей контрреволюционной организации» черпались из той интеллигенции, среди которой «на пер­вых порах было твердое решение продолжать работу вме­сте с взявшим в свои руки власть пролетариатом и партией ВКП(б)»[12]. В показаниях Арапова говорилось об унижен­ном положении интеллигенции при Советской власти: «Политические свободы, о которых грезила интеллиген­ция при полицейском строе, которые она считала столь необходимыми, оказались и в условиях диктатуры проле­тариата только мечтой. Зато отношение к интеллигенции стало не лучше, а пожалуй даже хуже, чем раньше»[13]. В таком же бесправном положении оказалось, по мнению Арапова, и крестьянство: «Кроме того, нам казалось, что кроме нас, интеллигенции, в таком же неполноправном положении оказалось и многомиллионное крестьянство. Рабочий класс, объединенный в профсоюзы, имеющий свою партию, захвативший в руки всю политику власти - осуществляет диктатуру над крестьянством, распыленным, не имеющим своей организации, не могущим проявить свою волю, заявить о своих нуждах и потребностях. А меж­ду тем не только по количеству крестьянского населения, но и по той роли, которую оно играет в экономике страны, являясь главным производителем товарных ценностей, ка­залось бы, оно имеет больше прав на доминирующее по­ложение в управлении страной... К общей предпосылке о превалирующей роли крестьянства в нашем народном хозяйстве, что должно было привести к большему удель­ному весу его в политической жизни по сравнению с чис­ленно значительно меньшим пролетариатом, фактически осуществляющим всю полноту власти над страной, при­бавились для нашего края ужасы пережитого голодного 1921-1922 года, наиболее сказавшемся на крестьянстве ... Только объединенное, сплоченное крестьянство может противопоставить свои требования диктатуре пролетари­ата, отстоять свои интересы, которые представлялись пре­жде всего в виде необходимости поднятия общей культур­ности и экономического благосостояния крестьянства и освобождения хозяйственной инициативы.»19.

Таким образом, дело Волжской контрреволюционной орга­низации «Трудовой крестьянской партии» велось параллельно с делом А. В. Чаянова и Н. Д. Кондратьева в Москве. Следствие по делу Волжской контрреволюционной организации «Трудовой крестьянской партии» продолжалось около года. В результате де­сятки человек были отправлены в тюрьму, высланы в другие реги­оны или уволены с работы. Многие из тех ученых, которые были арестованы по этому делу, умерли от болезней в лагерях. В част­ности, в 1933 году погиб С. М. Тулайков, который на протяжении 15 лет был директором Безенчукской опытной станции. От ареста его не спасли ни научные заслуги, ни заступничество брата Н. М. Тулайкова, который был вице-президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук (ВАСХНИЛ) и главным соратником Н. И. Вавилова. Часть из осужденных вышли на свободу в середи­не 1930-х годов, однако вскоре были вновь арестованы органами НКВД в 1937 году по новому делу. Так, Г. И. Баскин был арестован в 1930 г., а затем в 1937 г. вторично арестован и расстрелян. В 1937 г. был расстрелян и В. П. Арапов20. В ходе процесса были арестова­ны и расстреляны и другие известные экономисты в области сель­ского хозяйства, а их работы объявлены «контрреволюционны­ми» и «мелкобуржуазными». Фактически были ликвидированы последние очаги оппозиции в экономической сфере, отстранены от научной деятельности те, кто в той или иной степени были не согласны с большевистской политикой. Лишь немногие смогли продолжить научную деятельность. Политический процесс по делу «Волжской контрреволюционной организации «Трудовой крестьянской партии»» был крупнейшим политическим процес­сом в Среднем Поволжье, в результате которого была фактически разгромлена аграрная наука. Кроме того, политический процесс негативно сказался в целом на развитии экономической мысли в стране, существенно ограничив масштабы исследований.

СЫПЧЕНКО Алла Викторовна
доктор исторических наук, профессор кафедры профессиональным дисциплин Самарского юридического института ФСИН России

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика