Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Понятие, значение и способы обеспечения энергетического правопорядка в Российской Федерации

Как отмечает Ж. Алферов, «Сегодня перед человечеством нет более важной проблемы, чем энергетическая. От ее ре­шения зависит сохранение нашей цивилизации» Таким об­разом, когда мы говорим об энергетической безопасности, по сути надо понимать, что в целом речь идет и о национальной и о мировой безопасности.

Вместе с тем, понятие энергетиче­ской безопасности не имеет на сегодняшний день легального определения, несмотря на широкое использование его в дей­ствующих нормативных актах. Например, в Энергетической стратегии России на период до 2035 г., энергетическая безопас­ность рассматривается как состояние защищенности страны, граждан, общества, экономики от угроз различной направ­ленности, политического, экономического, технологического и другого характера. В Федеральном законе от 21.07.2011г. (с последующими изменениями и дополнениями) «О безопас­ности объектов топливно-энергетического комплекса» речь идет не об энергетической безопасности в целом, а о безопас­ности именно объектов топливно-энергетического комплекса, под которой понимается состояние защищённости объектов ТЭК от актов незаконного вмешательства.

Обобщая все точки зрения, представленные в литературе по вопросу понимания энергетической безопасности можно отметить, что она определяется учеными также как состояние защищённости граждан, государств, экономики от соответ­ствующих угроз.

Представляется, что энергетическая безопасность есть составляющая понятия национальной безопасности, и это понимание должно стать основной идеей доктрины энергети­ческой безопасности, разрабатываемой Министерством энер­гетики РФ (проект доктрины представлен министерством для обсуждения).

В этой связи важно создать правовую основу энергети­ческой безопасности, необходимую для формирования в об­ществе правопорядка в целом, так и энергетического право­порядка, обеспечиваемого посредством различных форм, методов государственного регулирования и контроля за эко­номическими процессами в этой важнейшей сфере экономи­ки России.

В этих условиях особую актуальность приобретает рассмо­трение вопроса о понимании энергетического правопорядка, его соотношения с общетеоретическими представлениями о правопорядке в целом. В юридической науке представлены различные подходы к содержанию понятия «правопорядок». С. С. Алексеев определяет правопорядок как состояние фак­тической упорядоченности общественных отношений, выра­жающее реальное, практическое осуществление требований права и режима законности. М. Н. Марченко понимает под правопорядком систему общественных отношений, скла­дывающихся в процессе осуществления права. По мнению Н. И. Матузова и А. В. Малько, правопорядок - это система общественных отношений, регулируемых, охраняемых и за­щищаемых правом. В. С. Нерсесянц отмечает, что правовой порядок применяется для характеристики состояния органи­зованности, упорядоченности правовых отношений, которое возникает в результате их регламентации правовыми нормами и реализации данных норм. По мнению Л. А. Морозовой, правопорядок - это основанная на праве и сложившаяся в результате осуществления принципов законности такая упо­рядоченность общественных отношений, которая выражается в правомерном поведении и действии их участников. Также представляет интерес высказывание В. В. Борисова. По его мнению, правопорядок - юридический итог, к которому стре­мится и государственная власть, и все субъекты права, а также как цель юридических средств государственной власти и всей ее правовой деятельности.

Таким образом, в общетеоретической доктрине России правопорядок определяется как неотъемлемая составляющая общественных отношений, подчиняющихся праву и регули­руемых им.

Вместе с тем немаловажное значение имеет разграниче­ние между понятиями «общественный порядок» и «правовой порядок». По мнению Н. И. Матузова и А. В. Малько, данные понятия соотносятся как часть и целое, причем «правопоря­док ... основывается на праве и является конечным итогом его реализации», а «общественный порядок предполагает соблю­дение не только правовых, но и всех иных социальных норм, действующих в обществе». То есть правопорядок является «ядром, центральным элементом общественного порядка и в решающей степени покрывает его, поскольку основная масса наиболее существенных и принципиальных отношений за­крепляется, опосредуется, охраняется правом» Указывается на следующие отличительные черты указанных категорий. Пре­жде всего, они имеют разное историческое происхождение: общественный порядок зародился раньше и был связан со ста­новлением общества как такового; правопорядок, напротив, возник позже и был неразрывно связан с появлением публич­ной власти, государства, права и законов. Далее, данные кате­гории имеют разную нормативную основу: «правопорядок» основан на праве, в то время как «общественный порядок» включает в себя иные общественные нормы. Данные понятия обеспечиваются по-разному: правопорядок - силой государ­ственного принуждения, общественный порядок - обществен­ным мнением. Несоблюдение правопорядка и общественного порядка влечет разные последствия: в первом случае - это юридические санкции с наступлением юридической ответ­ственности, во втором случае применяются меры морального характера.

Приведенные различия имеют важное значение для ха­рактеристики энергетического правопорядка.

Нельзя не согласиться с В. В. Романовой, которая указыва­ет на то, что энергетический правопорядок является важней­шей составляющей общественного правопорядка, представ­ляя собой «правопорядок во взаимодействии всех участников общественных отношений в сфере энергетики, включая от­ношения в том числе по поиску, добыче, поставке, транспор­тировке, передаче, хранению различных энергетических ре­сурсов, строительству энергетических объектов». При этом, по мнению автора, энергетический правопорядок возможно рассматривать в разных значениях: в качестве необходимой составляющей общественного правопорядка, как элемент эф­фективного развития экономики государства, как механизм обеспечения энергетической безопасности Российской Феде­рации и, наконец, как составляющую международного энер­гетического правопорядка.

В литературе выделяются следующие основные элемен­ты, составляющие содержание энергетического правопоряд­ка:

  • наделение субъектов, осуществляющих деятельность в сфере энергетики, возможностью осуществлять соответствую­щую деятельность в рассматриваемой сфере: к ней относится поиск, разведка, добыча, транспортировка, хранение, произ­водство, передача различных энергетических ресурсов;
  • обеспечение условий получения потребителями энер­гетических ресурсов и услуг, оказываемых энергетическими компаниями;
  • обеспечение энергетической безопасности энергетиче­ских объектов, и, следовательно, охрана и защита энергетиче­ской системы государства;
  • обеспечение соблюдения и эффективной защиты прав и законных интересов участников общественных отношений в сфере энергетики;
  • обеспечение устойчивого правового положения субъ­ектов в сфере энергетики обусловленое необходимостью обе­спечения надлежащего, бесперебойного функционирования энергетических систем и энергетических рынков;
  • определение правового режима энергетических ресур­сов, особенностей данного режима, обусловленных их при­родными особенностями, которые выражаются в специально установленных требованиях по отношению к энергетическим ресурсам как к товару, объекту отношений по транспортиров­ке, хранению, объекту биржевой торговли, объекту внешнеэ­кономических сделок;
  • установление правового режима энергетических объек­тов обусловленных особенностями функционального назначе­ния энергетических объектов;
  • развитие и широкое использование договорного регу­лирования в сфере энергетики в оптимальном соотношении с государственным регулированием.

Правовое обеспечение эффективной защиты интересов участников общественных отношений в сфере энергетики, урегулирование споров из частноправовых отношений при соблюдении ряда условий может осуществляться в судебном и досудебном порядке с помощью третейских судов или между­народного коммерческого арбитража!. В качестве примера можно привести третейский суд «Газпром», созданный в 1993 году и рассмотревший за свою работу свыше трех тысяч споров.

Таким образом, все перечисленные составляющие энерге­тического правопорядка должны активно функционировать и взаимодействовать, от уровня такого взаимодействия зависит общее состояние энергетического правопорядка государства.

ШЕВЧЕНКО Любовь Ивановна
доктор юридических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой правового регулирования ТЭК Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО (У) МИД России, Заслуженный юрист РФ России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.