Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Правосознание и правовое регулирование потенциала функциональной связи

В статье рассматриваются вопросы по исследованию функциональной связи между правосознанием и правовым регулированием. Автор рассматривает сущность и содержание как правосознания, так и правового регулирования общественных отношений.

Подробному анализу подвергается правовая природа правосознания, исследуется её значение для правового регулирования. Акцент делается на структуре правосознания и функциях правового регулирования.

Ключевые слова: правосознание, правовое регулирование, функциональный анализ, правоотношения, сущность, взаимосвязь, структура, функция.

VOLIK Kseniya Borisovna
senior lecturer of General theoretical legal disciplines sub-faculty of the Russian State University of Justice, Krasnodar

LEGAL AWARENESS AND LEGAL REGULATION OF THE POTENTIAL OF FUNCTIONAL COMMUNICATION

The article discusses the issues of the study of the functional relationship between legal awareness and legal regulation. The author examines the essence and content of both legal awareness and legal regulation of public relations. The legal nature of legal consciousness is analyzed in detail, its significance for legal regulation is investigated. The emphasis is on the structure of legal awareness and the functions of legal regulation.

Keywords: legal awareness, legal regulation, functional analysis, legal relations, essence, interrelation, structure, function.

Правосознание является ключевым элементом, на котором строится профессиональная деятельность юри­ста. Более того, правосознание неотделимо от правового регулирования правоотношений, так как эта правовая категория отражает отношение человека к общественно­му порядку и законодательству, определённому в госу­дарстве.

Применённый нами структурный анализ правосозна­ния позволяет сформировать основные направления и фор­мы правового воспитания как всего общества и его отдель­ных индивидов. Многие исследователи убеждены в том, что изучение правосознания позволяет определить не только сущность и природу процедуры правового регулирования общественных отношений, но и стадии такого правового ре­гулирования [2].

Исследуя внутреннюю структуру правосознания, следу­ет обратить внимание на определенные условия, имеющие крайне важное значение в проблематике исследования:

  • правосознание - это один из элементов общественных отношений, а не обособленное и самостоятельное явление;
  • правосознание может видоизменяться, так как оно на­прямую зависит не только от правотворчества законодателя, но и от состояния законодательства в отдельные периоды времени.

В структуру правосознания входят несколько взаимоза­висимых компонентов, что отвечают за целостность и функ­циональность правосознания. Это:

  • правовая идеология, которая представлена в качестве аккумуляции правовых знаний человека. Подобные знания в своей совокупности формируют своеобразную правовую культуру, с помощью которой любой человек с обыватель­ским знанием права может понять значение и сущность того или иного правового положения;
  • правовая психология, которая позволяет определить место права в общественной жизни граждан. Правовая пси­хология позволяет отразить, так называемую, «чувственную оценку» развития общества в сфере права.

Правосознание является крайне субъективной катего­рией, так как оно зависит от множества факторов. Так, от­ношение человека к праву строится на исторической оценке зарождения и формирования законодательства, его прак­тической действенности и множества иных аспектов. При этом восприятие правовой системы может сопутствоваться различными факторами, например, эмоциональным, разум­ным, безрассудным, рациональным. В итоге отношение че­ловека к праву указывает на его место в обществе. Речь идет о социальной полезности данного лица или же опасности, которую он представляет для отдельных общественных от­ношений.

Таким образом, именно право является наиболее зна­чимым и центральным элементом, на фундаменте которо­го строится правовое сознание субъектов. Но, тут возника­ет вполне закономерный вопрос: может ли право являться единственным фактором формирования правосознания? По­лагаем, что формирование правосознания человека базиру­ется на целом комплексе различных общих социальных фак­торах. И сами факторы, являются причиной и той движущей силой, которая влечет за собой зачастую кардинальные изме­нения. Следовательно, только лишь право не может являться абсолютной движущей силой.

Действительно, только лишь одно право не может об­разовать правоотношение, в котором в качестве обязатель­ного участника должен выступать какой-либо субъект права. И право не может сформировать систему законодательства, так как для этого необходима законотворческая деятельность компетентных органов государственной власти, представля­ющих волю государства. Но, как в первом, так и во втором случае необходимо наличие волевого критерия.

Итак, можно утверждать, что правосознание включа­ет в себя не только право, но и сам субъект права. По сути, это структурные элементы образования правосознания. И каждый из них выполняет строго свои функции. Непосред­ственно само право выступает в качестве фундамента право­сознания. Что же касается субъекта права, то он обладает определенной волей, а потому обеспечивает связь с каждым составным элементом правовой системы.

Правосознание есть прямое отражение ценности права в жизни человека. Восприятие человеком необходимости и ценности права может порождать разные варианты отноше­ния к праву:

  • в первом случае возникает позитивное отношение к праву. Оно проявляется в соблюдении всех правовых пред­писаний, предусмотренных законодателем;
  • во втором случае возникает негативное отношение к существующей правовой системе. Пример HTML-страницы

Несовершенство современного законодательства, нали­чие пробелов в праве, противоречивость законов и их взаи­моисключаемость, неэффективная работа правоохранитель­ной и судебной системы, низкий уровень жизни населения и правового воспитания - всё это крайне отрицательно отра­жается на восприятии человеком необходимости и ценности права. И тогда можно столкнуться с проявлением неуваже­ния к закону и высоким уровнем недоверия к суду и процес­су реализации конкретных юридических норм в правопри­менительной практике. Тогда, человек предпринимает всё возможное для изменения правовой системы. Если это не удаётся, то субъект убеждается в «бесполезности права» и аморфности действующего законодательства.

Правовое сознание отождествляется с юридическим со­знанием и пониманием действующих законов и права в це­лом. Здесь прослеживается чересполосица мнений теорети­ков. С одной стороны, правосознание нераздельно связано со знанием действующего законодательства. С другой стороны, правовое сознанное представляет собой куда более глубокую по своему содержанию категорию философии. К тому же, отождествление правосознания с юридическим сознанием требует учета различных подходов, сопоставления разных научных «школ» и определения сути сразу нескольких право­вых конструкций.

Некоторые теоретики полагают, что правосознание представляет собой не что иное как субъективное отраже­ние объективного мира, и в частности, отношения к законо­дательству и модели правового регулирования различных общественных отношений. Полагаем, что с такой постанов­кой вопроса следует согласиться. Не случайно Е. Лукашева считает, что правовое сознание является неотделимой частью общественного сознания [4]. При этом само правосознание является комплексным термином, который включает в себя различные чувства, оценку, взгляды и представления отно­сительно правового режима, который существует в государ­стве. Она (Е. Лукашева) рассматривает совокупность взглядов и оценок правового режима с точки зрения всего общества, проживающего на одной и той же территории, которая огра­ничивается государственными границами

Таким образом, мы можем сформулировать авторский подход к пониманию правового сознания в контексте совре­менного правового регулирования. По общему правилу, под правосознанием следует понимать не что иное как опреде­ленную совокупность эмоций, переживаний, научных зна­ний и идей, которые в той или иной степени относятся к правовой деятельности. Правосознание представляет собой не что иное как комплексный институт, который включает в себя как идеологический аспект, так и психологический.

В своей сущности правовая идеология выступает как своеобразная совокупность знаний, идей и принципов, ко­торыми обладает практикующий юрист и в дальнейшем использует их в своей профессиональной деятельности. По­добные знания позволяют корректно проводить правовое ре­гулирование общественных отношений.

Что касается правовой психологии, то она представляет собой не что иное как комплекс чувств, правовых взглядов, устремлений и переживаний, что возникают в процессе осу­ществления юридической прикладной деятельности. Имен­но правовая психология определяет внутреннее отношение юриста к праву в целом, а также к правовому регулированию общественных отношений, то есть использованию правовых норм в отношении конкретной ситуации.

Правовое регулирование, как самостоятельная проце­дура, требует высокого профессионализма и квалификации специалиста. По мнению А. В. Грошева для корректного осу­ществления правового регулирования необходимо знание норм права, что включает в себя не только четкое понима­ние целей и задач, которые стоят перед правом в целом, но и осознание основных правовых принципов и теоретических конструкций многообразных правовых институтов [5]. Дей­ствительно, именно эта совокупность знаний позволяет в полном объеме регулировать все общественные отношения и понимать механизм правового регулирования.

Правовое регулирование в своей сути неразрывно свя­зано с правовой психологией, так как именно правовая пси­хология отражается в характере правового регулирования общественных отношений. Специфика правовой психоло­гии в современном правовом регулировании отражается в следующих аспектах:

  • эмоциональное состояние психики напрямую воз­действует на правовое регулирование различных правоот­ношений. Речь идет о правовых переживаниях и отношению к роли закона со стороны того лица, что является непосред­ственным представителем закона. Примером этому служат сотрудники правоохранительных органов, должностные лица органов государственной власти, посредством которых государство и осуществляет правовое регулирование обще­ственных отношений;
  • правовые убеждения, привычки и стереотипы, кото­рые также являются структурными компонентами правовой психологии. Эти сложные эмоционально-психологические конструкции напрямую влияют на правовую оценку дей­ствий отдельных субъектов, а также правовое регулирование тех правоотношений, в которых они принимают непосред­ственное участие.

Следует обратить внимание и на «правовые установ­ки», которые крайне важны для правового регулирования в целом. Это обусловлено тем обстоятельством, что правовая установка выполняет роль связующего звена, которое объе­диняет юридическую деятельность, выраженную в правовом регулировании общественных отношений и профессиональ­ное правосознание.

В своей совокупности правовые установки формируют правовые ориентации и взгляды практикующих юристов. В свою очередь, подобные правовые ориентации и взгляды формируют функциональную сторону правосознания. Та­ким образом, достигается одна общая цель, выраженная в корректном и профессиональном осуществлении правового регулирования различных общественных отношений. И на основании этого можно утверждать, что правовое регулиро­вание представляется в качестве реализации отдельно взятых правовых норм. При этом такая реализация осуществляется по специфической программе, в которой имеются опреде­ленные цели. К таким целям необходимо относить:

  • тактические цели, под которыми следует понимать различные правовые установки. Наиболее ярким примером может стать установка, выраженная в раскрытии преступни­ка или же его изобличении, если мы говорим о правоохрани­тельных органах. Стоит сказать, что подобного рода установ­ки существуют во всех областях юридической деятельности;
  • стратегические цели правового регулирования тех или иных правоотношений. К таким целям следует относить формирования общего правосознания, восстановление пра­вопорядка, предупреждение преступности или же исправле­ние и перевоспитание лиц, совершивших преступление.

Для правового регулирования общественных отноше­ний особое значение имеют правовые ориентации. Поче­му? Да потому, что они позволяют практикующему юристу прогнозировать дальнейшее развитие возникших перед ним проблем и тем самым оперативно искать пути их решения. Речь идет о наиболее корректном выборе метода и спосо­ба решения возникшей проблемы. Тем самым достигаются основные цели правового регулирования общественных от­ношений посредством комплексного использования различ­ных знаний о правовых принципах, правовых институтах и в целом системы права. На практике это может выражаться в выборе правильной формы реализации юридической ответ­ственности, а также применения норм, регламентирующих порядок освобождения от ответственности и соответственно от наказания.

Функциональная взаимосвязь и роль правосознания в правовом регулировании выражается посредством функций рассматриваемых нами правовых категорий. Необходимо отталкиваться от функционального подхода, согласно кото­рому, в первую очередь, внимание отдается определению и изучению функций правового регулирования и правосозна­ния. В рамках поднятой тематики анализ функций представ­ленных правовых категорий является излишним. Однако не­обходимо указать на то, что подавляющее число правоведов и практикующих специалистов указывают на то, что данные функции являются практически идентичными [3].

Исходя из общих положений современной правовой доктрины, можно констатировать, что сущность и характери­стики правосознания юриста оказывают весьма большое зна­чение для правового регулирования общественных отноше­ний. Таким образом, правосознание позволяет осуществлять, так называемое, преобразующее воздействие на различные правоотношения.

В то же время некоторые теоретики присваивают пра­восознанию специфические функции [1]: идеологическую функцию; когнитивную функцию; функцию моделирования той или иной ситуации; гносеологическую функцию; про­гнозирующую функцию; воспитательную функцию; регла­ментирующую или регулирующую функцию.

Полагаем, что каждая из этих функций имеет особое значение и влияет на практическую реализацию правового регулирования в целом. К тому же каждая из этих функций определяет место и роль профессионального правосознания в современном правовом регулировании.

Подводя итоги наших рассуждений, сформулируем сле­дующие выводы.

Правосознание включает в себя не только право, но и субъект права, так как они выступают в качестве составных элементов образования правосознания. При этом каждый из них выполняет свои функции и возлагается на каждого из них различная нагрузка. Так, непосредственно само право выступает в качестве фундамента правосознания. Субъект права обладает определенной волей, а потому обеспечива­ет связь с каждым составным элементом правовой системы. Что касается правового регулирования, то оно представлено в качестве реализации отдельно взятых правовых норм. При этом, реализация осуществляется по специфической про­грамме, в которой имеются определенные цели.

Правосознание и правовое регулирование обладают тесной функциональной взаимосвязью, так как большинство функций этих правовых категорий являются идентичными или же исходят друг из друга. Среди всего многообразия таких функций необходимо выделить социализирующую, прогностическую и регулирующую функции, так как они на­прямую соприкасаются с профессиональной деятельностью любого юриста.

Правосознание отвечает за определение ценностных ориентиров и отношения субъектов права к роли законода­тельства и самой юридической деятельности, выраженной в правовом регулировании общественных отношений.

ВОЛИК Ксения Борисовна
старший преподаватель кафедры общетеоретических правовых дисциплин Российского государственного университета правосудия, г. Краснодар

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика