Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Применение технологии блокчейн при заключении договоров в электронном виде

На основании проведенного анализа содержания технологии блокчейн был сделан вывод о возможности применения элементов технологии блокчейн при заключении сделок в электронной форме для минимизации рисков.

Надо отметить, что введение элементов технологии позволит повысить прозрачность производимых действий при наличии договорных отношений между сторонами.

Ключевые слова: электронная сделка, блокчейн, риски, смарт-контракты, консенсус, распределённый реестр. VISHNYAKOV Roman Vladimirovich

postgraduate student of the Moscow City Pedagogical University

THE USE OF BLOCKCHAIN TECHNOLOGY IN THE CONCLUSION OF CONTRACTS IN ELECTRONIC FORM

Based on the analysis of the content of blockchain technology, it was concluded that it is possible to use elements of blockchain technology when concluding transactions in electronic form to minimize risks. It should be noted that the introduction of technology elements will increase the transparency of the actions performed in the presence of contractual relations between the parties.

Keywords: electronic transaction, blockchain, risks, smart contracts, consensus, distributed registry.

ВИШНЯКОВ Роман Владимирович
аспирант Московского городского педагогического университета

Динамическая ситуация в мире, связанная с глобали­зацией рынков, с развитием технологий, с необходимостью учета всех рисков и возможностей, ростом значения инфор­мации как актива обуславливает необходимость готовности к изменениям во всех областях жизни, в том числе, в сфере электронных сделок.

В соответствии со ст. 158 ГК РФ сделка может быть за­ключена в устной или письменной форме (которые к тому же могут являться как нотариальной, так и простой) [1]. Ст. 160 ГК РФ предусматривает возможность совершения сделки в письменной форме с помощью электронных технических средств [1].

При этом, для того, чтобы электронная сделка была признана заключённой, должно быть соблюдено условие о наличии подписей сторон сделки. При этом, может быть использована электронная подпись, она должна однозначно идентифицировать подписанта.

При заключении сделок в электронном виде суще­ствует ряд рисков, например: риск оспаривания факта заключения договора; риск недостоверного установления, что сделка совершена уполномоченным на то лицом; риск несанкционированного изменения содержания электрон­ного договора.

Помимо них можно выделить риск недобросовестного исполнения обязанностей сторон по договору, присущий и традиционной форме заключения сделки. Перечисленные риски могут быть минимизированы с помощью использова­ния элементов технологии блокчейн.

Блокчейн (англ. blockchain - цепочка блоков) - это рас­пределенная база данных, у которой устройства хранения данных не подключены к общему серверу, то есть такая база данных является децентрализованной. Она хранит постоян­но растущий список упорядоченных записей, называемых блоками.

Технология блокчейн обладает следующими функция­ми:

- согласование внесения изменений, запись и хранение информации;

  • обеспечение защиты от несанкционированного редак­тирования информации;
  • прозрачность производимых внутри системы дей­ствий [2].

Для обеспечения более детального анализа предметной области блокчейн целесообразно выделить следующие тех­нологические сегменты:

  • распределенные реестры;
  • алгоритмы консенсуса;
  • криптовалюты;
  • майнинг
  • устройство майнинга
  • смарт-контракты.

Для заключения сделок в электронном виде целесоо­бразно обратить внимание на распределенные реестры, ал­горитмы консенсуса и смарт-контракты.

Одной из базовых элементов технологии блокчейн яв­ляются распределенные реестры. Это динамическая, распре­деленная форма хранения данных, свойства которой опреде­ляют ее расширенный функционал. Основная особенность распределенного реестра заключается в том, что уровень доверия к данным определяется архитектурой построения реестра.

Спецификация логики представляет собой революцию в том, как собираются и хранятся данные. Подход можно применять к статическим данным (реестры), так и к динами­ческим данным (транзакциям) [3]. Ответственность за ведение реестра распределена между членами группы ответственных участников. Текущее состояние реестра представляется со­глашением между ответственными участниками о том, какие записи хранятся в реестре.

Подлинность и целостность реестра обеспечивается в процессе достижения консенсуса, который определяет, ка­ким образом ответственные участники достигают соглаше­ния. В распределенном реестре «распределяется» ответствен­ность за принятие решения о том, какие записи и в каком порядке в него включать. А также за гарантию того, что за­писи после добавления не будут изменяться. Эта функция возлагается на группу ответственных участников, а не на цен­тральный официальный орган (как в центральном реестре). Не имея единого органа, ответственного за ведение реестра, нужно полагаться на правильность согласования данных ответственными участниками системы. Текущее состояние реестра - это результат консенсуса, достигнутого между от­ветственными участниками. Следовательно, распределенные реестры определяются не с точки зрения того, как и где хра­нится содержащаяся в них информация. В действительности, каждый ответственный участник может хранить данные рее­стра, как и где он предпочитает. Они, скорее определяются процессом согласования реестра, который используется для достижения соглашения.

Консенсус - это процесс принятия решений группой, участники которой соглашаются поддержать решение в интересах целого. Задача распределенного консенсуса не специфична для технологий блокчейн и имеет проверенные решения для многих других распределенных систем (напри­мер, баз данных).

Поэтому было предложено множество различных ал­горитмов, среди которых выделяются два основных подхода: алгоритмы на основе доказательства работы (proof-of-work, PoW) и алгоритмы на основе подтверждения доли (proof- of-stake, PoS), ставшие основой «публичных» (открытых) блокчейн-систем (например, - криптовалюты). Кроме того, выделяется алгоритм доказательства полномочий (proof-of- аи^гйу, PoA), который максимально близок к решению задачи «византийского консенсуса», но имеет некоторые от­личия и характерен для так называемых «закрытых систем».

Как следствие логики реализации блокчейн, решения делятся на открытые и закрытые инфраструктуры. Для авто­матизации реестров и систем, содержащих «чувствительные» данные, целесообразно применять «закрытые (приватные) блокчейны». Приватные блокчейны - это системы, в которых создание блока инициируется ограниченным количеством участников согласно праву на создание записи. При этом правила и предпосылки создания записи валидируются всей сетью за счет публикации в децентрализованной сети испол­няемой логики. Другая часть участников сети может лишь читать и контролировать информацию и проводить аудит.

Распределенные реестры подразделяют на следующие виды: Пример HTML-страницы

  • реестры владения;
  • реестры прав;
  • реестры подтверждений;
  • реестры синхронизации;
  • реестры соглашений.

Реестры владения отслеживают владение физическими или виртуальными активами. Распределенные реестры вла­дения также привносят определенность в права собственно­сти на активы, которые проходят через несколько юрисдик­ций.

Реестры прав отслеживают права, предоставляемые от­дельным лицам и организациям. В распределенном реестре прав на публикацию музыкальных произведений заключает­ся средство устранения накладных расходов в музыкальном бизнесе и очертания более справедливой системы для музы­кантов. К другим примерам потенциальных реестров прав относятся индивидуальные разрешения или разрешения на ведение деятельности (водительские права, разрешение на продажу спиртных напитков), государственные льготы и т.п. Опять же, очевидная область применения - это страны с по­литическими рисками. Или страны, в которых правительство пытается контролировать всю экономику, чтобы таким спо­собом снизить уровень мошенничества. Тогда как во многих развитых странах эти преимущества будут не так уж важны.

Реестры подтверждений - это долговременные записи о соглашениях, обязательствах или заявлениях, предостав­ляющие свидетельства (подтверждения) того, что эти согла­шения, обязательства или заявления имели место. Распре­деленный реестр контрактов или «умных контрактов» имеет все возможности, чтобы найти поддержку технического со­общества. Одним из первых примеров «умного контракта» в действии была разновидность азартной игры, в которой два человека соглашались сделать ставку на результат какого- то события (например, скачек) и записать свое соглашение в «умный (самофинансируемый) контракт», помещаемый в распределенный реестр подтверждения. При этом оконча­тельный платеж производился автоматически после того, как становился известен результат события. Распределенный реестр подтверждения также может использоваться для за­писи актов, в том числе процессуальных отводов и гарантий. При этом гарантия может быть привязана к активу через реестр распределенных активов, страховые соглашения и т.п. Теперь рассмотрим процесс согласования как основной продукт, а долговременную запись - как побочный. В этом сценарии мы используем реестр в качестве инструмента, по­зволяющего двум или более контрагентам достичь соглаше­ния, при этом реестр оказывается необязательной записью о предыдущих соглашениях.

В реестре синхронизации используется процесс согла­сования для сверки формальных записей двух или более контрагентов. Действительно, одно из первых предложений по использованию распределенных реестров состояло в том, чтобы заменить существующую систему бухгалтерии с двой­ной учетной записью общим распределенным реестром. Примером этого может служить привязка книги повседнев­ного учета закупок компании к книге повседневного учета продаж своих поставщиков с помощью распределенного ре­естра, в котором процессы заказа и оплаты заменяются более упорядоченным процессом согласования.

В реестрах соглашений используется более сложный процесс согласования, который позволяет заинтересован­ным контрагентам активно обсуждать торговые и встречные предложения для достижения соглашения. А не просто ис­пользовать процесс для проверки записей и обеспечения целостности общего хранилища данных. Сюда же можно включить людей и системы принятия решений, которые ин­тегрированы в процесс согласования.

Смарт-контракт - компьютерный алгоритм, предназна­ченный для создания, заключения и исполнения контрак­тов, основанных на технологиях блокчейн. Характеристики смарт-контрактов обусловлены базовыми принципами тех­нологии блокчейн. Благодаря специфическим возможно­стям смарт-контрактов открываются значительные перспек­тивы их применения в самых различных областях.

Считается, что многие виды смарт-контрактов могут быть реализованы (частично или полностью) как самоис­полнимые и самодостаточные алгоритмы. Умные контракты, основанные на криптографии, способны обеспечивать более высокий уровень безопасности, нежели контракты, основан­ные на традиционном праве, и снизить транзакционные и временные издержки, связанные с администрированием до­говоров [3].

С учетом тренда цифровизации всех сфер деятельности человека и технологического развития, позволяющего реа-

 

Вишняков Р. В.

 

лизовать сложные механизмы управления системой пред­ставляется возможным использование некоторых элементов технологии блокчейн при заключении сделок в электронной форме.

В мире происходят процессы трансформации общества в информационное, и, соответственно, общественные отно­шения претерпевают некоторые изменения.

Технология блокчейн была разработана сравнительно давно, однако, возможности ее приложения к различным процессам общественной жизни продолжают модифициро­ваться и совершенствоваться.

Так, на основании технологии блокчейн можно выстра­ивать системы управления договорными отношениями как на уровне физических лиц и организаций, так и на государ­ственном и международном уровнях. При этом, именно специфика элементов технологии блокчейн позволяет ми­нимизировать риски, присущие электронной форме сдел­ки.

Для целей целостного хранения данных с обеспечением защиты от несанкционированных изменений данных целесо­образно введение в организации системы распределенного реестра, позволяющего отслеживать каждую операцию, про­изводящуюся с договором и, соответственно, предоставлять доступ ограниченной группе лиц, у которых есть публичный и личный код доступа. Это позволит обеспечить сохранность содержимого договоров в электронной форме, не даст воз­можности незаметно подменить соглашение, соответствен­но, будет минимизирован риск несанкционированного изме­нения содержания электронного договора.

При этом, с учетом существования разновидностей рас­пределенных реестров, можно утверждать, что с помощью реестров владения может быть подтвержден факт принад­лежности определенных активов одной из сторон сделки. Это является своего рода гарантией его экономической ста­бильности.

С помощью реестра прав могут быть проверены его пра­вовые полномочия на осуществление определенных видов деятельности, что может быть важно для контрагента при за­ключении договоров определенного содержания.

Функционал реестров подтверждений позволит дока­зать факт заключения договора и, соответственно, снизить риск оспаривания факта его заключения.

Благодаря реестрам синхронизации станет возможно уточнение деталей договорных отношения, сверка данных двух контрагентов.

Реестр соглашений обеспечит возможность детального согласования условий договоров, фиксировать изменения, вносимые в соглашения по мере осуществления согласова­ния.

Конфигурация элементов децентрализованной системы заключения договоров в электронной форме может повы­сить прозрачность системы учета прав.

Участники системы распределенного реестра должны владеть публичным ключом, то есть получать разрешение на просмотр общедоступной информации; и личным клю­чом (токеном), с помощью которого будет доступна инфор­мация более подробная (например, детали договоров, цена договора и др. параметры). Доступ к системе распределен­ных реестров может быть обеспечен только авторизованным пользователям, т.е. при отсутствии необходимых ключей, подтверждающих полномочия доступа и изменения дого­воров, а также их подписи, документ, хранящийся в системе блокчейн будет недоступен. Это позволит минимизировать риск недостоверного установления, что сделка совершена уполномоченным на то лицом.

С помощью консенсусного алгоритма можно сделать процесс заключения договоров в электронной форме про­зрачным, ведь особенность данной технологии заключает­ся в фиксации каждого действия. На основании консенсуса участников создаются новые блоки в системе консенсусного алгоритма. При этом, каждый шаг и элемент алгоритма хра­нится в памяти системы и не может быть удален.

Использование смарт-контрактов подразумевает авто­матическое выполнение условий одной стороны договора при наступлении оговоренных в договоре условий. Напри­мер, при выполнении обязательств по договору одной сторо­ной и подтверждении этого факта, может быть автоматиче­ски произведена оплата за это другой стороной. С помощью заключения смарт-контракта может быть минимизирован риск недобросовестного исполнения обязанностей сторон по договору, присущий и традиционной, и электронной форме заключения сделки.

Данная технология со временем, безусловно, упростит систему фиксации договорных отношений, поскольку авто­матизирует процедуру исполнения обязательств по догово­ру, позволит заключать смарт-контракты и обеспечивать при этом достоверность данных.

Для успешного внедрения технологии блокчейн в какие- либо системы в РФ необходимо законодательно урегулиро­вать вопросы, касающиеся блокчейна.

Сначала нужно понять, какая конкретно цель ставится перед теми, кто будет внедрять технологию блокчейн в систе­му фиксации договорных отношений, затем уже будут опре­делены средства и задачи достижения поставленной цели, тогда можно будет говорить об изменениях в законе.

Внутри организации целесообразно ведение системы электронного документооборота на основе распределенного реестра, которая имеет определенные преимущества перед традиционной базой данных документов. Согласование до­кументов в электронном формате в системе распределенного реестра на основе блокчейн позволяет отслеживать состоя­ние обращения документа и исключает возможность подме­ны документов.

Прозрачность системы электронного документооборота значительно повысит прозрачность происходящих в органи­зации процессов и поможет выявить нарушения.

Введение элементов технологии блокчейн в систему электронных договоров позволит повысить прозрачность производимых внутри системы действий.

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика