Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Пример HTML-страницы

Процессуальные особенности рассмотрения судами дел по спорам о защите прав потребителей финансовых услуг

Автором приводится правовое обоснование «ошибок» при формировании исковых заявлений о защите прав потребителей финансовых услуг и совершения действий, которые являются значимыми в реализации права на обращение в суд заинтересованными лицами.

Особое внимание уделяется соблюдению обязательного досудебного порядка урегулирования споров с финансовыми организациями и характеристике «ответных» процессуальных действий суда. Высказываются предложения, направленные на повышение правового механизма защиты прав потребителей финансовых услуг.

Ключевые слова: судебная защита, финансовый уполномоченный, процессуальные обязанности суда, гражданское судопроизводство, категории гражданских дел.
НИКОЛАЙЧЕНКО Ольга Викторовна
кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии

NIKOLAYCHENKO Olga Viktorovna
Ph.D. in Law, associate professor, associate professor of Civil process sub-faculty of the Saratov State Law Academy

PROCEDURAL FEATURES OF CONSIDERATION BY COURTS OF CASES ON DISPUTES ON PROTECTION OF THE RIGHTS OF CONSUMERS OF FINANCIAL SERVICES

The author provides a legal justification for «mistakes» in the formation of statements of claim for the protection of the rights of consumers of financial services and the commission of actions that are significant in the exercise of the right to appeal to the court by interested parties. Particular attention is paid to compliance with the mandatory pre-trial procedure for settling disputes with financial organizations and the characteristics of"retaliatory” procedural actions of the court. There are proposals aimed at improving the legal mechanism for protecting the rights of consumers of financial services.

Keywords: judicial protection, financial commissioner, procedural duties of the court, civil proceedings, categories of civil cases.

Динамика роста рассмотренных судебными органами гражданских дел о защите прав потребителей финансовых услуг свидетельствует о том, что внедрение обязательного досудебного порядка урегулирования споров не разрешило всех поставленных законодателем задач. Такое положение обусловлено не только стремительно развивающейся сферой финансовых услуг, которые становятся неотъемлемыми в жизни современного человека, а более обусловлено пробле­мами правового характера и неготовности заинтересованных в судебной защите лиц выполнить требования, предусмо­тренные действующим российским законодательством.

Ограничительным характером обладают нормы, опре­деляющие, в частности, компетенцию финансового уполно­моченного. К их числу относятся положения законодатель­ства о максимально допустимом размере имущественных требований, которые рассматриваются в досудебном порядке финансовым уполномоченным (ч. 1 ст. 15 ФЗ от 4 июня 2018 г. № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг»)1. Кроме того, не входит в компетенцию финансового омбудсмена рассмотрение вопросов, связанных с уменьшением размера неустойки в случае несоразмерно­сти обязательства последствиям нарушения. Поэтому такой компетенцией обладает только суд, применяя положение ст. 333 ГК РФ. У финансового уполномоченного нет также права на взыскание с финансовой организации, виновной в нару­шении потребителя финансовых услуг, штрафных санкций (в размере 50%), при отказе в возмещению потребителю денежных сумм в добровольном порядке (ч. 6 ст. 13 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»).

Анализ статистических данных свидетельствует, что бо­лее половины из обратившихся потребителей не получили удовлетворения своих требований и только 30% потребите­лей реализовали свое право на разрешение спора судебными органами[1].

Требование о соблюдении досудебного порядка урегу­лирования споров потребителей финансовых услуг распро­страняется только на материально заинтересованных в деле лиц. Другие субъекты, которые обращаются в суд вследствие реализации должностной компетенции, освобождены от обязанности по досудебному урегулированию соответствую­щих споров, в частности, Роспотребнадзор или прокурор. Та­ким образом, потребители финансовых услуг, реализующие право на защиту самостоятельно, уже находятся в заведомо невыгодном для себя правовом положении, обусловленным не только сложностью процедур, но временным затягивани­ем защиты нарушенных прав по спорам с финансовыми ор­ганизациями.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 июня 2021 года № 18 «О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке граж­данского и арбитражного судопроизводства» определяет правовую сущность досудебного порядка урегулирования спора как обязательного условия реализации права на об­ращение в суд, соблюдение которого потребителями фи­нансовых услуг обязательно[2]. Указанное постановление стало определяющим и для суда, во-первых, при установ­лении факта соблюдения заинтересованными лицами до­судебного порядка урегулирования финансового спора, подтвержденного сведениями в исковом заявлении и соот­ветствующими документами (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ). Во- вторых, современный законодатель устанавливает перечень документов и их наименование, подтверждающие соблюде­ние заинтересованными лицами требования об урегули­ровании спора в досудебном порядке, а также внедряет правовые механизмы, стимулирующие стороны к исполь­зованию внесудебных процедур[3]. Примером правового стимула является п. 16 указанного постановления, который устанавливает правило о приостановлении срока исковой давности на срок фактического соблюдения досудебного порядка как примирительной процедуры.

Для лица, обратившегося за защитой своего нару­шенного права, или лица, обратившегося в защиту субъ­ективного права другого лица, если такое право предо­ставлено ему законом, важно понимать, что соблюдать предписания, используя предоставленные законом воз­можности законов важно не только по идеологическим установкам, обусловленным быстротой или эффектив­ностью досудебных механизмов урегулирования граж­данско-правовых споров, а по соображениям практиче­ской направленности, которую законодатель связывает с достижением юридически и социально значимых ре­зультатов.

В соответствии с Разъяснениями по вопросам, свя­занным с применением Федерального закона от 4 июня 2018 г. № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потре­бителей финансовых услуг»[4], требования потребителей рассматриваются финансовым уполномоченным при ус­ловии, что со дня, когда потребитель финансовых услуг узнал или должен был узнать о нарушении своего права, прошло не более трех лет. Поэтому для реализации пра­ва на обращение в суд потребителю не только необходи­мо обратиться в финансовую организацию с заявлением о намерениях расторгнуть договор или потребовать совер­шения соответствующих действий, но сделать это в преде­лах трехлетнего срока. По срокам процедура рассмотре­ния обращения занимает не менее двух недель с учетом доставки корреспонденции[5] [1].

Следует отметить, что на практике потребители финан­совых услуг совершают два рода ошибок:

не обращаются предварительно в финансовую органи­зацию;

обращаются в финансовую организацию и не обраща­ются к финансовому уполномоченному.

В этой связи прежде, чем обращаться к финансовому уполномоченному, следует определить требования и напра­вить их к финансовой организации, которые станут впослед­ствии предметом судебной защиты, учитывая, что заявление в судебном порядке иных требований или требований, вы­ходящих за пределы обращения, уже рассмотренного фи­нансовой организацией или финансовым уполномоченным действующим законодательством, не допускается.

Юридически значимым и обязательным условием, по­зволяющим реализовать потребителям свое право на об­ращение в суд, является сам факт исполнения требования закона о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора. И даже непринятие финансовым уполномоченным по обращению потребителя обращения в установленный зако­ном срок решения не ограничивает последнего в реализации права на судебную защиту. Кроме того, право на обращение в суд возникает тогда, когда вступило в силу решение финан­сового уполномоченного. Пример HTML-страницы

Очевидно, что при действующих процедурах о своевре­менности защиты нарушенного права в досудебном порядке говорить не приходится. В этой связи граждане торопятся с разрешением спора с финансовой организацией и, не дожи­даясь решения финансового уполномоченного, обращаются в суд. Указанные действия неблагоприятно отражаются на движении дела, обуславливают вынесение судом определе­ния о возвращении искового заявления по гражданскому делу (ст. 135 ГПК РФ) [2], обязывающее заинтересованных в судебной защите лиц реализовывать досудебный порядок урегулирования финансово-правовых споров.

Доказательством исполнения соответствующей процес­суальной обязанности для потребителя финансовых услуг яв­ляется подтверждение юридически значимых действий соот­ветствующими документами, подтверждающими сведения о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора. Например, предоставление в суд доказательств обращения к финансовой организации и финансовому уполномоченному соответствующий копий, скрин-документов об отправке от- ветчику-финансовой организации уведомлений о желании потребителя финансовых услуг расторгнуть договор (напри­мер, о страховании) или произвести перерасчет денежных сумм.

Возвращая исковое заявление, судье должно быть досто­верно известно от том, что потребитель финансовой услуги не выполнил предписание закона о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора. Такие сведения могут быть получены из текста самого искового заявления, в котором не содержится сведений о том, что потребитель финансовых услуг предпринимал меры для урегулирования спора в до­судебном порядке.

Важно, чтобы в исковом заявлении содержалась соот­ветствующая информация, изучив которую у суда будет ос­ведомленность в том, что истец не только не выполнил тре­бование закона, но, например, не подтвердил исполнение обязанности соответствующими документами. В ином слу­чае, когда истец забыл приложить документ, подтверждаю­щий соблюдение досудебного порядка урегулирования спо­ра, например, решение финансового уполномоченного, но указывает на его существование в исковом заявлении, судья должен оставить исковое заявление без движения по причи­не несоблюдения требований статьи 131 и 132 ГПК РФ.

Истцами по делам о защите прав потребителей финан­совых услуг могут быть:

  • лицо, заключившее договор на свое имя (сторона до­говора). Например, заемщик денежных средств;
  • лицо, в пользу которого заключен договор (выгодопри­обретатель). Это может быть третье лицо, в пользу которого открыт вклад; потерпевший при ДТП, наследники, в случае страхования жизни и иные лица.

Действующим российским законодательством не ис­ключается участие представителей в судебной защите на­рушенных прав по делам о защите прав потребителей фи­нансовых услуг. Однако, реализация досудебного порядка урегулирования спора с финансовой организацией должна осуществляться непосредственно самим заинтересованным лицом.

Формой обращения к суду за защитой прав потребите­ля финансовых услуг является исковое заявление, в котором необходимо указать цену иска. При ее определении следует указывать размер взыскиваемой денежной суммы (п. 1 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ) или суммарную стоимость (п. 2 ч. 1 ст. 91 ГПК РФ).

При расчете цены иска в правоприменительной практи­ке возникает много вопросов относительно того, является ли страхование финансовой услугой?

Ученые, концептуально анализируя постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17 «О рассмо­трении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», приходят к выводу, что несмотря на то, что Верховный Суд РФ прямо не квалифицирует страхование как финансовую услугу, ее следует считать именно к таковой [3]. Учитывая, что страхование финансовых услуг является в большинстве случаев неотъемлемой частью в том, финансо­вая услуга что она может быть как самостоятельным объек­том спора, так и дополнительной, оказываемой физическому лицу в денежных средствах.

При заявлении потребителем финансовой услуги требо­ваний имущественного характера, не подлежащих оценке, в том числе, требования о компенсации морального вреда, сле­дует учитывать, что они подсудны районному суду (статьи 23, 24 ГПК РФ) при условии, что такое требование носит само­стоятельный, а не производный от основного (имуществен­ного требования) характер.

В исковом заявлении обязательно должно быть указаны причины несогласия с размером страховой выплаты, а также фактические основания, по которым потребитель финансо­вой услуги считает, что отказ в выплате страхового возмеще­ния был незаконным, а, например, выплата страхового воз­мещения произведена с нарушением срока.

Потребитель при формировании искового заявления о защите нарушенных прав должен привести обстоятельства, на которых основывает свои требования, в частности, мотивы своего несогласия с решением финансового уполномочен­ного, а также указать причины несоблюдения досудебного порядка урегулирования спора. Поэтому следует разделять требования, по которым соблюдение досудебного порядка урегулирования спора является обязательным, и требования, по которым соблюдение такого порядка не является обяза­тельным либо обязательный порядок урегулирования спора по отдельным требованиям не установлен законом.

Необходимо в исковом заявлении указывать действия, которые совершал потребитель для урегулирования спора, также, например, срок, в течение которого финансовая ор­ганизация не соблюдает условия заключенного соглашения.

При соблюдении указанных условий, а также требова­ний гражданского процессуального законодательства, суд в течение пяти дней разрешает вопрос о принятии искового заявления, о чем выносит соответствующее определение (ст. 133 ГПК РФ).

Специфика спора, где потребитель - слабая сторона[6], предопределяет не только освобождение потребителей фи­нансовых услуг от оплаты государственной пошлины (ч. 3 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потре­бителей»), но и особенности доказательственного процесса в делах о защите прав потребителей. В частности, специаль­ные нормы устанавливают изъятие из общего правила рас­пределения обязанности по доказыванию. Так, если согласно общему правилу истец обязан доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основания своих требований и возражений, то в рамках рассмотрения гражданских дел о защите прав потребителей финансовых услуг, истец осво­бождён от данной обязанности. Обязанность доказывания большинства фактов перекладывается с потребителя на фи­нансовую организацию.

Пример HTML-страницы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Контакты

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.

Адрес: г. Уфа, ул. Карла-Маркса, 105-4

Тел: +7 927 2365585

E-mail: info@eurasialaw.ru

Мы в соцсетях

 

Яндекс.Метрика