Юридические статьи

Евразийский юридический журнал

Расширение границ материкового шельфа

Современное юридическое определение континенталь­ного шельфа, которое дано в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, хотя и исходит из геоморфологического и геологического понятия шельфа, однако в значительной мере от него отличается.

Его основу составляет сформулированное в решении Международного суда 1969 года по делам «Конти­нентальный шельф Северного моря (ФРГ/Дания; ФРГ/Нидер- ланды)» понимание континентального шельфа, как естествен­ного продолжения сухопутной территории государства.

Шельф (англ. Shelf — полка) - мелководная окраина мате­рика, ограниченная с внешней стороны перегибом дна, после которого глубина начинает резко расти вдоль материкового склона к океанскому ложу.

Согласно статье 76 Конвенции по морскому праву, конти­нентальный шельф означает морское дно и недра подводного района, который начинается за пределами территориального моря. Этот район охватывает естественное продолжение сухо­путной территории прибрежного государства и простирается либо на расстояние 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря, даже если внешняя граница подводной окраины материка располо­жена ближе 200 миль, либо если такая граница расположена дальше 200 миль, вплоть до нее, но с определенными ограни­чениями по максимальной ширине шельфа.

Таким образом из приведенного определения можно вы­делить следующее:

  • юридический кон­тинентальный шельф охва­тывает не только собственно континентальный шельф в его естественнонаучном понимании, но и континентальный склон и континентальный подъем, как части подводной окраины ма­терика;
  • если внешняя граница подводной окраины материка расположена ближе 200 морских миль, то юридический кон­тинентальный шельф включает также дно океана между окон­чанием подводной окраины и 200-мильным пределом.

Континентальный шельф, как в пределах 200 миль, так и распространяющийся далее, представляет собой единую кон­цепцию с точки зрения ее основного правового содержания. Это означает, что в целом правовой режим континентального шельфа не различается в зависимости от того, на каком рас­стоянии от берега проходит его внешняя граница. Кроме того, можно говорить и о единстве принципов делимитации кон­тинентального шельфа в пределах и за пределами 200 миль. Статья 83 Конвенции, в частности, не проводит различия между разграничением континентального шельфа в пределах 200 миль и разграничением расширенного континентального шельфа.

Прибрежное государство всегда может предъявить свои права на шельф в пределах 200 морских миль от берега. При определенных условиях граница шельфа проходит не далее 350 миль. Но это ограничение не применяется к подводным возвышенностям, если они признаны «естественными компо­нентами» окраины материка.

В августе 2015 года Россия подала в ООН частично пере­смотренное представление на расширение внешних границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. Рос­сийские геофизики представили убедительные доказательства того, что восточная часть хребта Ломоносова и хребет Менде­леева являются продолжением Евразийского континента. Че­рез год, в августе 2016-го, специальная комиссия приступила к рассмотрению заявки.

«Частичная пересмотренная Заявка Российской Феде­рации на установление внешней границы континентального шельфа в Северном Ледовитом океане исходит из научного понимания, что составные части Комплекса Центрально-Ар­ктических подводных поднятий, а именно хребет Ломоносова, поднятие Менделеева-Альфа и Чукотское поднятие и разде­ляющие их котловина Подводников и Чукотская котловина, имеют континентальную природу своего образования», — го­ворится в тексте представления в ООН.

Общая площадь подводных территорий, которые в заяв­ке рассматриваются в качестве продолжения континентально­го шельфа, то есть естественной части материка, оценивается в 1,2 миллиона квадратных километров. Общие запасы угле­водородов, скрытых под расширенным шельфом, по оценкам Минприроды, составляют пять миллиардов тонн условного топлива. Эти территории располагают примерно 12 процен­тами всех мировых запасов нефти. Скорее всего, шельф таит еще больше полезных ресурсов.

Россия имеет все юридические основания для расшире­ния шельфа. Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, которую в том же году подписал СССР и в 1997-м ратифици­ровала Россия, разрешает прибрежным государствам контро­лировать территории над континентальным морским шель­фом. Для реализации такого права необходимо подать заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа.

Расширение континентального шельфа позволит России контролировать водные пространства над ним и ограничить там передвижение иностранных судов. В настоящее время это касается только исключительной экономической зоны на рас­стоянии до 200 миль (322 километра). В случае расширения шельфа можно отвести эту границу на 350 миль (563 киломе­тра). Российская заявка исключает оба варианта.

В представлении утверждается, что подводные террито­рии в Северном Ледовитом океане — это не просто продол­жение континентального шельфа. Они «относятся по пункту 6 статьи 76 Конвенции к подводным возвышенностям, являю­щимся естественными компонентами материковой окраины, к которым не применяется дистанционный лимит 350 мор­ских миль от исходных линий». То есть указанные территории следует считать плато, поднятиями, вздутиями, банками и от­рогами, принадлежащими исключительно России, а не меж­дународному сообществу.

Первый раз заявку подали в 2001 году, и комиссия ООН ее отклонила. Эксперты сочли доводы России неубедительны­ми. В частности, в комиссии указали на вулканическое про­исхождение хребта Менделеева. Российские геофизики пред­приняли несколько экспедиций и доказали континентальную природу подводных возвышенностей в Северном Ледовитом океане.

В частности, было проведено несколько подводных буре­ний. Исследовав извлеченные со дна северной и южной частей хребта Менделеева базальты и долериты, ученые установили, что они возникли в нижнем или среднем ордовике, то есть примерно 470 миллионов лет назад. Примерно такую же при­роду имеет древнее основание Новосибирских островов, яв­ляющееся неотъемлемой частью континентального шельфа. Кроме бурения, ученые также выполнили сейсмические и ба­тиметрические исследования.

В результате установлено, что хребты и котловины в Се­верном Ледовитом океане — результат рифтового растяже­ния, возникшего на стыке Северо-Американского и Азиатско­го континентов. Необычная геология Северного Ледовитого океана объясняется его молодым по геологическим меркам возрастом — 130 миллионов лет.

Основные заинтересованные стороны в Арктике — США, Канада, Россия, Дания и Норвегия. Интересы России в ООН по вопросу континентального шельфа отстаивает глава Минпри­роды Сергей Донской. Он намерен не допустить затягивание рассмотрения вопроса и разрешить его в течение ближайших 3-5 лет. Зарубежные эксперты не исключают, что речь может идти не о годах, а о десятилетиях. Затруднить процесс способ­но достижение договоренности между Канадой и Данией о со­вместном разделе шельфа, после чего эти страны объединят свои усилия в противодействии России.

Границы континентального шельфа смещаются не то, чтобы совсем без конфликта, но гораздо спокойнее, чем, на­пример, границы на Черном Море, где из-за воссоединения Крыма с Россией НАТО чуть было не развязало мировой во­йны. Казалось бы, совершенно очевидно что иные арктические государства не имеют таких прав на шельф, как Россия: они меньше, у них иной выход в Арктику, иная конфигурация под­водных хребтов и т.п.

ЗЯБЛИЦЕВА Светлана Андреевна
ассистент кафедры гражданского права и процесса Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) Донского государственного технического университета в г. Шахты

КУЗЬМЕНКО Юлия Алексеевна
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Института сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) Донского государственного технического университета в г. Шахты


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Инсур Фархутдинов: Цикл статей об обеспечении мира и безопасности

Во второй заключительной части статьи, представляющей восьмой авторский материал в цикле «Право международной безопасности»

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право (окончание)

№ 2 (105) 2017г.Фархутдинов И.З.Во второй заключительной части статьи, ...

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иранская доктрина о превентивной самообороне и международное право

№ 1 (104) 2017г.Фархутдинов И.З.В статье, представляющей восьмой автор...

предстоящие вызовы России

Стратегия Могерини и военная доктрина Трампа: предстоящие вызовы России

№ 11 (102) 2016г.Фархутдинов И. ЗВ статье, которая продолжает цикл стат...

Израиль намерен расширить сферу применения превентивной обороны - не только обычной, но и ядерной.

Израильская доктрина o превентивной самообороне и международное право

№ 8 (99) 2016г.ФАРХУТДИНОВ Инсур Забировичдоктор юридических наук, ве...

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

Международное право о применении государством военной силы против негосударственных участников

№ 7 (98) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является пятым авторс...

доктрина США о превентивной самообороне

Международное право и доктрина США о превентивной самообороне

№ 2 (93) 2016г.Фархутдинов И.З. В статье, которая является четвертым ав...

принцип неприменения силы или угрозы силой

Международное право о самообороне государств

№ 1 (92) 2016г. Фархутдинов И.З. Сегодня эскалация военного противосто...

Неприменение силы или угрозы силой как один из основных принципов в международной нормативной системе

Международное право о принципе неприменения силы или угрозы силой:теория и практика

№ 11 (90) 2015г.Фархутдинов И.З.Неприменение силы или угрозы силой как ...

Обеспечение мира и безопасности в Евразии

№ 10 (89) 2015г.Интервью с доктором юридических наук, главным редактор...

Последние

Контакты

16+

Средство массовой информации - печатное издание "Евразийский юридический журнал".
Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 - 46472 от 02.09.2011 г.,  выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций

Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Инсур Забирович

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК РФ.

Яндекс.Метрика

16+

Средство массовой информации - сетевое издание "Евразийский юридический журнал".
Доменное имя сайта в информационно-телекоммуникационной сети Интернет (для сетевого издания): EURASIALAW.RU
Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 - 67559 от 31.10.2016 г., выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций
Учредитель и главный редактор: Фархутдинов Д.И.
Тел.: +7 917 40-10-889
e-mail: info@eurasialaw.ru

© 2007 - 2020 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.