Обзоры

Евразийский юридический журнал

Права семьи и расовая дискримина­ция: международные аспекты

Комиссия по правовому положению семьи

Обзор заседания Комиссии по правовому положению семьи Международного союза юристов совместно с Институтом государства и права РАН и Российской Ассоциацией международного права.

№ 3 (118) 2018г.

The review examines the international legal aspects of the rights of the family and racial discrimination, the rights of children and parents, the protection of children's rights in the European Court of Human Rights.

15 марта 2018 г. в Институте государства и права РАН со­стоялось заседание комиссии по правовому положению семьи Международного союза юристов совместно с Российской Ас­социацией международного права.

В работе комиссии приняли участие представители Ин­ститута государства и права РАН, Российской Ассоциации международного права, Комитета Организации Объединен­ных Наций по ликвидации расовой дискриминации, Коми­тета Организации Объединенных Наций по правам ребенка, Московского государственного университета им. М. В. Ломо­носова, Московского государственного юридического универ­ситета имени О. Е. Кутафина, Московского государственного института международных отношений Министерства ино­странных дел Российской Федерации, Союза юристов Москвы, Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара, Цен­тра международных и сравнительно-правовых исследований.

Открыл заседание кандидат юридических наук, ученый секретарь Российской Ассоциации международного пра­ва, председатель комиссии по правовому положению семьи Международного союза юристов С. Е. Смирных.

Он отметил, что это первое заседание комиссии по право­вому положению семьи без Л. В. Корбут. Она была основате­лем и бессменным председателем этой комиссии более 20 лет. Под ее руководством было проведено множество заседаний комиссии, на которых обсуждались актуальные теоретические и практические аспекты правового положения семьи.

В частности, в рамках работы комиссии в последние годы ее жизни были рассмотрены следующие вопросы: присо­единение России к Гаагской Конвенции о похищении детей и проблемы семейного права; международно-правовая защита инвалидов; соотношение Конвенции о международном похи­щении детей 1980 г. и Конвенции о защите детей 1996 г.; коми­тет Организации Объединенных Наций по правам ребенка и актуальные вопросы защиты прав детей в Европе; некоторые актуальные вопросы, возникающие в практике рассмотрения трансграничных семейных споров; о праве на семью в замеча­ниях общего порядка Комитета Организации Объединенных Наций по правам ребенка и многие другие.

Доктор юридических наук, профессор, экс-председатель и докладчик Комитета Организации Объединенных Наций по ликвидации расовой дискриминации А. С. Автономов высту­пил с докладом на тему: «Права семьи и расовая дискримина­ция: международные аспекты».

Международный союз юристов

Он отметил, что международные аспекты прав семьи тес­но связны с проблемами расовой дискриминации. В современ­ном мире появилось множество новых вызовов и угроз. Так, миграция приобретает все большие масштабы, что приводит к обострению проблем расовой дискриминации и разрыву родственных связей, что ухудшает положение семей. В резуль­тате расторжения браков нарушаются, прежде всего, права де­тей. Их судьбы могут быть искалечены уже на первых этапах жизненного пути.

В связи с этим представляется необходимым определить само понятие расовой дискриминации. Так, в силу ст. 1 Кон­венции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 г. понятие «расовая дискриминация» означает любое разли­чие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культур­ной или любых других областях общественной жизни.

Следует иметь в виду, что международные аспекты прав семьи закреплены в различных международно-правовых до­кументах. В частности, в силу ст. 16 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать семьи. Они пользуются одина­ковыми правами в отношении вступления в брак, во время брака и его расторжения. Бра­ки могут быть заключены только при свобод­ном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон. Семьи являются естественными и основными ячейками общества и должны иметь право на защиту со стороны общества и государства.

В современном мире остаются актуаль­ными вопросы дискриминации в отношении женщин. В связи с этим необходимо иметь в виду, что согласно ст. 6 Декларации о ликви­дации дискриминации в отношении женщин 1967 г. должны быть приняты все возможные меры, для обеспечения того, чтобы замужние и незамужние женщины имели равные с муж­чинами права в области гражданского права, и в частности: право приобретения и насле­дования собственности, а также управления, пользования и распоряжения ею, включая собственность, приобретенную в период состояния в браке; право на равное право и дееспособ­ность; одинаковые с мужчинами права в отношении законода­тельства о передвижении лиц.

При этом должны быть приняты все надлежащие меры для обеспечения принципа равенства положения мужа и жены. В частности, женщины должны иметь одинаковые с мужчинами права свободно выбирать супругов и вступать в браки только со своего свободного и полного согласия.

Женщины должны иметь равные с мужчинами права в период состояния в браках и их расторжении. Во всех случаях должны учитываться интересы детей.

Должны быть запрещены браки детей и обручение деву­шек до наступления их половой зрелости и должны прини­маться эффективные меры, включая законодательные, с целью определения минимального брачного возраста и обязатель­ной регистрации браков.

Многочисленные положения о благополучии семей и де­тей закреплены в Декларации о социальных и правовых прин­ципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на наци­ональном и международном уровнях 1986 г.

В частности, каждое государство должно уделять перво­очередное внимание благополучию, как семей, так и детей. Благополучие детей зависит от благополучия семей. Забота о детях лежит на их собственных родителях.

Если родители не проявляют заботы о своих детях или она является ненадлежащей, то следует рассмотреть вопрос заботы о детях со стороны родственников родителей ребенка, о передаче детей на воспитание в другие семьи или об усы­новлении или, в случае необходимости, о помещении детей в специальные учреждения.

При рассмотрении всех вопросов, касающихся передачи детей для заботы не их собственными родителями, главным соображением должно быть наилучшее обеспечение интере­сов детей, и в особенности их потребность в любви и право на обеспеченность и постоянную заботу.

Дети всегда должны иметь имя, гражданство и законных представителей. Детей не должны лишать имени, граждан­ства или законных представителей в результате передачи на воспитание.

Лица, ответственные за заботу о детях, должны призна­вать желание переданных им на воспитание или усыновлен­ных детей знать о своем происхождении, если только это не противоречит наилучшему обеспечению интересов детей.

Конвенция о правах ребенка 1969 г. также закрепила не­которые права семьи. Так, дети которые временно или посто­янно лишены своего семейного окружения или которые в их собственных наилучших интересах не могут оставаться в таком окружении, имеют право на особую защиту и помощь, предо­ставляемые государством.

Государства обеспечивают замену ухода за детьми, ли­шенными семейного окружения. Такой уход может вклю­чать, в частности, передачу на воспитание, усыновление или, в случае необходимости, помещение в учреждения по уходу за детьми. При рассмотрении вариантов замены необходимо должным образом учитывать желательность преемственности воспитания детей и их этническое происхождение, религиоз­ную и культурную принадлежность и родной язык.

В заключении докладчик отметил, что многие междуна­родные аспекты прав семьи и расовой дискриминации оста­ются актуальными и требуют дальнейшего исследования.

Кандидат юридических наук, старший научный сотруд­ник Института государства и права РАН, член Комитета Ор­ганизации Объединенных Наций по правам ребенка О. А. Ха­зова выступила с докладом на тему: «Дети «нежного возраста», Принцип 6 Декларации прав ребенка 1959 года и равенство прав родителей».

Она обратила внимание на то, что Декларация прав ре­бенка была принята в 1959 г. и состоит из преамбулы и 10 со­циальных и правовых принципов, соблюдение которых при­звано обеспечить защиту и благополучие детей.

В частности, согласно принципу 6 Декларации прав ре­бенка 1959 г. «ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, ког­да это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и мо­ральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. На обществе и на органах публичной власти должна лежать обязанность осу­ществлять особую заботу о детях, не имеющих семьи и о детях, не имеющих достаточных средств к существованию. Желатель­но, чтобы многодетным семьям предоставлялись государствен­ные или иные пособия на содержание детей».

Декларация прав ребенка 1959 г. продолжает оставаться важным международным документом в области прав детей, несмотря на то, что она была принята немногим менее 60 лет назад и некоторые из ее положений могли устареть. К при­меру, это касается положения о том, что дети малолетнего возраста или «нежного возраста», кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, не должны быть разлучаемы со своими матерьми.

Принцип 6 Декларации прав ребенка 1959 г. отразил си­туацию, существовавшую в то время, когда этот документ раз­рабатывался и принимался. Тогда именно мать являлась тем лицом, которое осуществляло основную заботу о ребенке.

С тех пор в семейных отношениях произошли некоторые изменения. В современном мире отцы принимают намного большее участие в жизни детей и их воспитании. Отцы также играют чрезвычайно важную роль на ранних стадиях разви­тия детей. Эти изменения в социальной реальности получили отражение и в национальных законодательствах, международ­ных документах, зарубежной судебной практике и в научной юридической литературе.

В связи с этим представляется целесообразным привести позицию судьи английского Апелляционного Суда сэра Тор­па, который в категоричной форме отказал в удовлетворении требования матери о признании места жительства ребенка с ней, ссылавшейся на принцип 6 Декларации прав ребенка 1959 г. Он подчеркивал, что «в данном случае актуальность и ценность Декла­рации прав ребенка 1959 г. в высшей степени сомнительна. С позиции соответствующей со­циальной политики она полностью морально устарела, поскольку сейчас ей уже 40 лет и с позиции социального развития, и с позиции понимания развития ребенка и его благополу­чия, это чрезмерно большой срок»

Следует иметь в виду, что в Руководстве по применению Конвенции о правах ребенка 1989 г., подготовленном Детским фондом Ор­ганизации Объединенных Наций, отмечается, что согласно принципу 6 Декларации прав ре­бенка 1959 г. предпочтение действительно от­дается матерям в отношении детей «нежного возраста». Однако автоматическое примене­ние правила о том, что дети младшего возрас­та остаются с матерями, а дети более старшего возраста - с отцами, без учета нужд и интере­сов конкретного ребенка, противоречит Кон­венции о правах ребенка 1989 г.

Необходимо иметь в виду, что в связи с этим Комитет Ор­ганизации Объединенных Наций по правам ребенка неодно­кратно выражал обеспокоенность тем, что в некоторых стра­нах обязанности в семьях не распределены на равной основе. Опека над детьми младшего возраста признается за матерями, а над детьми старшего возраста - за отцами, что особенно ярко проявляется, когда родители расходятся.

Необходимо иметь в виду, что в силу Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. государ­ства «должны принимать надлежащие меры для обеспечения равенства прав и обязанностей супругов в отношении вступле­ния в брак, во время состояния в браке и при его расторжении. В связи с этим Комитет Организации Объединенных Наций по правам человека отметил в замечаниях общего характера, что равенство прав и обязанностей супругов в семье распро­страняется на все вопросы, вытекающие из их отношений. Это равенство продолжает быть применимым и в случаях растор­жения браков. Поэтому любое дискриминационное обраще­ние должно быть запрещено и интересы детей должны учиты­ваться в первоочередном порядке.

Следует отметить, что изымать детей из семей, разлучать их с матерьми, особенно если они малолетние, крайне неже­лательно. В связи с этим, по мнению докладчицы, положение о том, что малолетние дети не должны быть разлучаемы со своими матерьми, является не только устаревшим, но и дис­криминационным и противоречащим принципу равенства мужчин и женщин.

В заключение докладчица отметила, что многие вопросы прав детей и равенства прав родителей остаются открытыми.

Кандидат юридических наук, преподаватель кафедры международного права МГУ им. М. В. Ломоносова С. В. Глан- дин в своем докладе остановился на четырёх постановлени­ях, в которых Европейский Суд по правам человека признал российские власти ответственными за различные нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.

В частности, к этим делам относятся: «В. К. против Рос­сии» (постановление от 7 марта 2017 года); «Тагаева и другие против России» (постановление от 13 апреля 2017 года); «Эй. Эйч. и другие против России» (постановление от 17 января 2017 г.) и «Баев и другие против России» (постановление от 20 июня 2017 г.). Все эти дела объединяет один предмет - защита детей.

В частности, в деле «В. К. против России» заявитель про­сила признать нарушение статьи 3 нарушения Конвенции о за­щите прав человека и основных свобод 1950 г., в силу которой никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Основанием для этого дела стало событие в Санкт- Петербургском детском саду 7 ноября 2005 г. Воспитатели принудительно закапали в глаза всем детям без согласия ро­дителей и без участия медсестры. Некоторые дети сопротив­лялись и плакали.

Ребёнок заявителя после этого пришёл с синяком и у него был диагностирован нервный тик из-за психологической трав­мы. Воспитатели орали на детей, наказывали содержанием в туалете без света, где бегали крысы.

Провинившиеся дети в тихий час стояли босиком в хо­лодной раздевалке в одном нижнем белье или в туалете без света или спали на раскладушке в раздевалке.

Рассмотрев это дело, Европейский Суд по правам чело­века пришел к следующим выводам. Воспитатели запугивали детей словами: «кто расскажет родителям - тех съедят крысы». Мальчику заявительницы один раз завязали скотчем рот и руки.

При этом Администрация и Департамент образования нарушили свои обязанности, не сообщив в прокуратуру о фак­те жестокого обращения с детьми. Реакция властей Российской Федерации не была своевременной. Уголовное дело возбудили только через 3 полных года с момента обращения родителей ребёнка в Департамент образования Санкт-Петербурга. Было 8 отказов в возбуждении уголовного дела, каждый из которых отменялся прокурором или судом. Таким образом, расследо­вание нельзя было считать эффективным, поскольку из-за за­держек истёк установленный статьёй 129 Уголовного кодекса РФ срок привлечения к уголовной ответственности.

В деле «Тагаева и другие против России» заявители про­сили признать нарушение статьи 2 Европейской конвенции по правам человека, в силу которой право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, выне­сенного судом за совершение преступлений, в отношении ко­торых законом предусмотрено такое наказание.

Лишение жизни не рассматривается как нарушение, ког­да оно является результатом абсолютно необходимого при­менения силы: для защиты любого лица от противоправного насилия; для осуществления законного задержания или пре­дотвращения побега лиц, заключенных под стражу на закон­ных основаниях.

Заявители также просили признать нарушение статьи 13 Европейской конвенции по правам человека, в силу кото­рой каждый, чьи права и свободы, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственных органах, даже если эти нарушения были совершены лицами, действовавшими в официальном качестве.

При этом следует иметь в виду, что внутригосударствен­ное право России не содержало наиболее важных принципов использования вооружённой силы и ограничений в его при­менении во время законных антитеррористических операций, включая обязательство защищать жизнь каждого в соответ­ствии с законом и требованиями Европейской конвенции по правам человека. В сочетании с обширным иммунитетом к любому вреду, причиненному в ходе антитеррористических операций, эта ситуация привела к опасному пробелу в регу­лировании ситуаций, связанных с лишением жизни - самым главным правом человека в соответствии с Конвенцией. В этом случае Суд считает, что, ввиду недостаточного уровня право­вых гарантий, Россия не смогла создать «рамки для системы адекватных и эффективных гарантий против произвола и зло­употребления силой».

Европейский Суд по правам человека указал, что «основ­ной целью контртеррористических операций должна быть защита жизней от незаконного насилия. Масштабное приме­нение оружия, обладающего неизбирательным поражением, грубо противостоит этой цели и не может считаться совме­стимым со стандартом осуществления деятельности, связан­ной с применением представителями власти смертоносного оружия». Как отмечалось в другом предшествующем деле «Димов против Болгарии», в своей оценке произошедших событий, суд не может заменить оценку, данную офицерами безопасности, которые должны были вмешаться, чтобы спасти человеческие жизни от угрозы со стороны хорошо вооружен­ных и опасных людей в чрезвычайно напряженной ситуации.

Рассмотрев это дело, Европейский Суд по правам челове­ка не усмотрел нарушений статьи 13 Европейской конвенции по правам человека в действиях российских властей.

В основе дела «Эй.Эйч. и другие против России» лежат 16 жалоб 45 граждан Соединенных Штатов Америки в интере­сах 27 детей об отказе в завершении процедуры усыновления (удочерения).

При этом большинство заявителей начали сбор докумен­тов ещё в 2010-2012 годах, некоторые проходили специальные курсы. 1 ноября 2012 г. вступило в силу Соглашение между Со­единенными Штатами Америки и Российской Федерацией о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей.

До 21 декабря 2012 г. большинство заявителей уже закон­чили необходимые приготовления и сбор документов, необхо­димые для передачи дел в суд. Многие дети были с синдромом Дауна, иными отклонениями в развитии, некоторые были ВИЧ-инфицированными. Однако 21 декабря 2012 г. был при­нят Федеральный закон N 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации» (Федеральный закон № 272-ФЗ), получивший известность как закон «Димы Яковлева» за счёт содержащегося в его 4 статье запрета гражданам Соединенных Штатов Америки усынов­лять российских детей-сирот. 26 декабря 2012 г. его одобрил Совет Федерации и 1 января 2013 г. он вступил в силу.

Следует иметь в виду, что в силу статьи 4 Федерального закона № 272-ФЗ запрещается передача детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удоче­рение) гражданам Соединенных Штатов Америки, а также осуществление на территории Российской Федерации дея­тельности органов и организаций в целях подбора и передачи детей, являющихся гражданами Российской Федерации, на усыновление (удочерение) гражданам Соединенных Штатов Америки, желающим усыновить (удочерить) детей.

В этот же день Министерство иностранных дел России проинформировало американское посольство в Российской Федерации о выходе из Соглашения об усыновлении на осно­вании части 2 статьи 4 Закона 272-ФЗ. Согласно части 5 статьи 17 Соглашения «Настоящее Соглашение действует до истече­ния одного года с даты, когда одна из Сторон по дипломати­ческим каналам уведомит другую Сторону о своем намерении прекратить действие настоящего Соглашения».

На основании Федерального закона 272-ФЗ российские суды начали массово отказывать американским усыновителям. Апелляции оставались без удовлетворения. Поданные после 1 января 2013 г. заявления в российские суды отклонялись по формальным основаниям или со ссылкой на Федеральный за­кон 272-ФЗ.

В деле «Баев и другие против России» три заявителя, которые являются гей-активистами, оспорили законность своего привлечения властями России к административной ответственности за «публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних». Первоначально они оспаривали правомерность привлечения к административной ответственности региональными вла­стями: Баев в Рязани в 2009 году; Киселёв и Алексеев в Архан­гельске в середине 2012 года. К моменту коммуницирования их жалоб в третью палату Европейского суда по правам че­ловека, в России был принят закон о запрете пропаганды го­мосексуализма среди несовершеннолетних, а Кодекс об адми­нистративных правонарушениях Российской Федерации был дополнен статьёй «Пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних».

Рассмотрев это дело, Европейский Суд по правам челове­ка признал российские власти ответственными за дискрими­национное обращение с заявителями, хотя правительство и ссылалось на защиту прав детей в качестве основного аргумен­та, обосновывавшего введение законодательных ограничений.

Был признан явный европейский консенсус в отношении признания за отдельными лицами права открыто позициони­ровать себя как геев, лесбиянок или представителей любого иного сексуального меньшинства и продвигать свои собствен­ные права и свободы.

Привлечение заявителей к административной ответ­ственности за их публичные выступления против введения административной ответственности за публичные действия, направленные на пропаганду гомосексуализма и нетрадици­онных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, нарушает их право на свободу выражения мнений и является дискриминационным.

Обжалуемые законодательные положения не были спо­собны достигнуть цели охраны нравственности и, вероятнее всего, окажутся контрпродуктивными при достижении заяв­ленных государством целей защиты интересов детей.

Российские власти «усиливают стигматизацию и предвзя­тое отношение и поощряют гомофобию, что не соответствует принципам равенства, плюрализма и толерантности, прису­щих демократическому обществу.

Судья Европейского Суда по правам человека от Россий­ской Федерации Д.И. Дедов был единственным из судей, кто не согласился с постановлением. Он исходил из патерналист­ских позиций и требовал повышенного уровня защиты детей, в особенности 16-18 летнего возраста, по причине отсутствия у них необходимого жизненного опыта.

Кандидат юридических наук, ученый секретарь Россий­ской Ассоциации международного права, председатель ко­миссии по правовому положению семьи Международного союза юристов С.Е. Смирных подвел итоги мероприятия и отметил необходимость дальнейших исследований междуна­родно-правовых аспектов прав семьи и расовой дискримина­ции, прав детей и родителей и защиты прав детей в Европей­ском Суде по правам человека.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.