Обзоры

Евразийский юридический журнал

Присоединение России к гаагской конвенции о похищении детей

Присоединение России к гаагской конвенции о похищении детей и проблемы семейного права

25 января 2012 г. состоялось заседание Комиссий по семейному праву Международного союза юристов и Союза юристов г. Москвы в рамках научно-практического круглого стола.

№ 3 (46) 2012г.

    В заседании приняли участие ученые-юристы, представлявшие Институт государства и права РАН, Российскую Ассоциацию международного права, Международный союз юристов, Союз юристов Москвы, Государственную Думу РФ, Академию управления МВД РФ, Главное управление МВД России по г. Москве, юридический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Международное агентство репродуктивных технологий,  Институт социальной педагогики.

    Л.В.Корбут, открывая заседание круглого стола, отметила, что еще в 1924 г. в Женевской декларации прав ребенка и в 1989 г. в Конвенции прав ребенка были закреплены права детей в полном объеме. Однако фактическое положение детей в мире вызывает озабоченность в связи с тем, что их декларируемые права не всегда соблюдаются.

    Затем с докладом «Присоединение России к Гаагской Конвенции о похищении детей» выступила канд. юрид. наук, старший научный сотрудник Института государства и права РАН О.А.Хазова. В своем выступлении она обратила внимание на то, что в настоящее время известен старый текст перевода Гаагской Конвенции о похищении детей (далее – Конвенция), который является не вполне корректным. Правильным переводом Конвенции можно считать перевод Министерства образования и науки Российской Федерации. 

Семейное право

Конвенция была принята в Гааге 25 октября 1980 г. Официальное ее название – Конвенция о гражданских аспектах международного похищения детей. В настоящее время в ней участвуют 86 государств. Международный опыт применения Конвенции показал эффективность реализации ее положений. Она считается одним из наиболее успешных международно-правовых документов, принятых Гаагской конференцией по международному праву. На основе положений этой Конвенции уже были возвращены тысячи детей.

    Необходимость присоединения России к Конвенции была обусловлена многочисленными случаями похищения детей, многие из которых приобретали скандальный характер и в правовом отношении оказывались тупиковыми, поскольку родители похищали детей друг у друга. Никакого механизма для решения подобных споров не существовало. Понятие похищения ребенка в российском праве как таковое отсутствовало. В связи с этим официальное присоединение России к Конвенции было оформлено в июле 2011 г., а с 1 октября 2011 г. Конвенция вступила в силу для России.

    Целями Конвенции являются: защита детей от незаконного перемещения или удержания; установление процедур, обеспечивающих незамедлительное их возвращение в государства постоянного проживания; обеспечение защиты права доступа к детям.

     Затем докладчица перешла к анализу положений Конвенции. В частности, она отметила, что ст. 3 Конвенции устанавливает следующие критерии незаконности удержания и перемещения детей: осуществление перемещения или удержания с нарушением прав опеки; во время перемещения или удержания права опеки фактически осуществлялись.

    При этом ст. 5 Конвенции закрепляет определения понятий «право опеки» и «права доступа». «Право опеки» включает права, относящиеся к заботе о личности детей. «Право доступа» предусматривает право забирать детей в течение ограниченного времени в место иное, чем место их постоянного проживания.

    Согласно ст. 7 Конвенции центральные органы государств – участников Конвенции сотрудничают друг с другом и способствуют сотрудничеству между компетентными органами государств, чтобы обеспечивать немедленное возвращение детей и достижение других целей. В частности, они принимают следующие меры: для обнаружения местонахождения детей, которые были незаконно перемещены или удержаны; для предотвращения дополнительного вреда детям или ущерба заинтересованным сторонам; для гарантирования добровольного возвращения детей; для облегчения мирного решения спорных вопросов; для обмена информацией относительно социального положения детей; для предоставления информации общего характера о законодательстве государств, касающемся применения Конвенции; для возбуждения судебных или административных разбирательств с целью добиться возвращения детей и проведения мероприятий по организации и гарантированию эффективного осуществления права доступа; для обеспечения правовой помощи и консультации юристов, включая участие адвокатов и т. д.

    При этом согласно п. 1 Постановления Правительства РФ от 22 декабря 2011 г. № 1097 Министерство образования и науки Российской Федерации является центральным органом, отправляющим обязанности, возложенные на центральные органы Конвенцией.

    Конвенция закрепляет ряд оснований, позволяющих отказывать в возвращении детей. Так, согласно ст. 13 Конвенции судебные и административные органы запрашиваемых государств не обязаны предписывать возвращение детей, если лицо, учреждение или иная организация, выступающие против их возвращения, докажут, что: лицо, учреждение или иная организация, осуществлявшие заботу о детях, фактически не осуществляли свои права опеки на момент  перемещения или удержания детей, или дали согласие на их перемещение или удержание, или впоследствии не выразили возражений против таковых, или имеется серьезный риск того, что возвращение детей создаст угрозу причинения им физического или психологического вреда или иным образом поставит их в невыносимые условия. 

    Органы государственной власти вправе отказывать в предписании о возвращении детей, если они придут к заключению, что дети возражают против их возвращения и уже достигли такого возраста и степени зрелости, при которых следует принять во внимание их мнение.

    В силу ст. 20 Конвенции в возвращении детей может быть отказано, если это противоречит принципам запрашиваемого государства, касающимся защиты прав и свобод человека.

    Л.В.Корбут поблагодарила О.А.Хазову за работу, которую она проделала, изучая и комментируя Конвенцию, и предоставила слово для доклада «Вспомогательные репродуктивные технологии и семейное право» канд. юрид. наук, руководителю юридического отдела Международного агентства репродуктивных технологий С.В.Гландину.

   В своем выступлении С.В.Гландин отметил, что, по данным Всемирной организации здравоохранения, в мире более 15 процентов пар являются бесплодными. В связи с этим 21 ноября 2011 г. был принят новый Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

    Докладчик обратил внимание на следующие вопросы: понятие вспомогательных репродуктивных технологий; порядок их использования; криоконсервация и хранение половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов; понятие суррогатного материнства; требования к женщине, которая может быть суррогатной матерью.

  Оба доклада вызвали оживленную дискуссию.

   Подводя итоги, Л.В. Корбут отметила, что состоявшийся круглый стол представляется важным, интересным и актуальным, а рассмотренные вопросы заслуживают дальнейшего исследования.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

13 декабря 2013 г. на кафедре международного права юридического факультета РУДН состоялся круглый стол

Права человека

Круглый ...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.