Обзоры

Евразийский юридический журнал

17 июня 2016 г. в МГЮА состоялась конференция, посвященная юбилею профессора Л. П. Ануфриевой.

Международное право XXI века

«Sumus ubi sumus. Международное право XXI века: мир и безопасность, сотрудничество и интеграция, права человека»

№ 6 (97) 2016г.

17 июня 2016 г. в МГЮА состоялась конференция, посвященная юбилею профессора Л. П. Ануфриевой.

“SUMUS UBI SUMUS. INTERNATIONAL LAW OF THE XXI CENTURY: PEACE AND SECURITY, COOPERATION AND INTEGRATION, HUMAN RIGHTS”

On June 17, 2006 a conference to celebrate the jubilee of professor L. P. Anufrieva was held in the Kutafin Moscow State Law University.

17 июня 2016 г. в Московском государственном юридиче­ском университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА) состоялась международная научно-практическая конференция, посвя­щённая юбилею д.ю.н., профессора кафедры международного права МГЮА Людмилы Петровны Ануфриевой «Sumus ubi sumus. Международное право ХХ! века: мир и безопасность, сотрудничество и интеграция, права человека». В конферен­ции приняли участие видные учёные, представляющие раз­личные российские и зарубежные научно-исследовательские организации и высшие учебные заведения (Московский го­сударственный университет имени М. В. Ломоносова (МГУ), МГЮА, Дипломатическую академию МИД РФ, Российский университет дружбы народов (РУДН), Всероссийскую ака­демию внешней торговли, Казанский (Приволжский) феде­ральный университет, Санкт-Петербургский государственный университет, Южный федеральный университет, Институт законодательства и сравнительного правоведения при Прави­тельстве РФ, Институт государства и права РАН, Школу права и международных отношений имени Джона Эдварда Фоулера Университета штата Пенсильвания (США) и др.).

Международное право

Гостей конференции приветствовал заведующий кафе­дрой международного права МГЮА, д.ю.н., профессор К. А. Бекяшев. В начале работы конференции состоялась презента­ция двух изданий, опубликованных к юбилею Людмилы Пе­тровны, - это коллективная монография «Право ВТО: теория и практика применения» и Liber Amicorum в честь профессора Л.П. Ануфриевой, научные статьи в который подготовлены её друзьями, коллегами и учениками. Далее участники конфе­ренции представили свои научные доклады.

Заведующий кафедрой международного права МГЮА, д.ю.н., профессор К. А. Бекяшев выступил с докладом на тему «Новый этап кодификации международного морского пра­ва». Докладчик обстоятельно осветил процесс подготовки в рамках ООН юридически обязательного документа о сохра­нении и устойчивом использовании морского биоразнообра­зия за пределами зон национальной юрисдикции. Разработка такого документа обусловлена неопределённостью правового режима отдельных компонентов морского биоразнообразия и пробелом в действующих конвенциях. Для осуществления данной задачи ГА ООН в 2004 г. приняла резолюцию 59/24, где предусматривалось создание Специальной неофициальной рабочей группы открытого состава (СНРГ). Окончательный ее мандат был сформулирован в 2011 г., когда ГА ООН своей резолюцией подтвердила полномочия СНРГ по инициирова­нию процесса, направленного на выявление пробелов в нор­мативно-правовом регулировании сохранения и устойчивого использования морского биоразнообразия за пределами дей­ствия национальной юрисдикции путём их устранения, в т.ч. за счёт возможной разработки многостороннего соглашения в рамках Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Рекомен-

дации, выработанные СНРГ и предложенные для включения в резолюцию 69-й сессии ГА ООН, были изложены в её ито­говом документе, принятом в январе 2015 г. ГА ООН было рекомендовано создать подготовительный комитет с целью выработки базовых рекомендаций относительно основных положений проекта юридически обязательного документа (соглашения) в рамках Конвенции ООН по морскому праву. Этот комитет, учреждённый в соответствии с резолюцией ГА ООН 69/292 от 6 июля 2015 г., должен будет к концу 2017 г. до­ложить ГА о достигнутом прогрессе с тем, чтобы последняя смогла принять решение о созыве под эгидой ООН межправи­тельственной конференции в целях разработки текста между­народного юридически обязательного документа.

Проблема изменения международных договоров после­дующей практикой государств была освещена в докладе за­ведующего кафедрой международного права МГУ имени М. В. Ломоносова, к.ю.н., доцента А. С. Исполинова. Докладчик отметил, что прошедшие недавно круглые даты ряда универ­сальных международных договоров (70-летие Устава ООН, 20-летие соглашений о ВТО, 50-летие Венской конвенции 1961 г. о дипломатических сношениях) наглядно показали, что не­которые их положения применяются государствами на прак­тике совершенно по-другому, более того, эта практика иногда разительно отличается от текста договора. Распространён­ность данного явления стала одной из причин особого вни­мания к этому вопросу Комиссии ООН по международному праву (КМП), в рамках которой проф. Г. Нольте подготовил доклады о последующей практике и последующих соглаше­ниях государств. Проанализировав практику применения международных договоров, А. С. Исполинов пришёл к выводу о том, что изменение договора последующей практикой госу­дарств может приводить к трём различным последствиям: 1) к полной замене договорной нормы; 2) к её дополнению неким важным новым элементом; 3) к молчаливому прекращению действия этой нормы. Изменение договоров последующей практикой оказывается эффективным решением для продол­жения применения тех договоров, которые либо вообще не предусматривают внесение формальных поправок, либо уста­новленный порядок для таких поправок на практике оказал­ся чрезвычайно затруднительным. Какая норма приходит на смену договорной норме и как такая практика согласуется с принципом pacta sunt servanda? По первому вопросу доклад­чик придерживается позиции о том, что договорная норма за­меняется тоже договорной, которая лишь облечена в другую форму. Отвечая на второй вопрос, оратор заключил, что по мере того, как последующая практика начинает активно при­меняться или признаваться всё большим числом государств, то, что было раньше нарушением, становится признанным правилом поведения.

Заведующая кафедрой международного права Южного федерального университета, д.ю.н., профессор Л. И. Волова в своём выступлении осветила направления совершенствования права Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Хотя осно­ву права ЕАЭС составляют Договор о ЕАЭС 2014 г. и другие международные договоры, регулирующие различные сферы данного интеграционного объединения, реализация интегра­ционных процессов осуществляется преимущественно путём обращения к актам органов Союза и к национальному праву государств-участников. По мнению докладчика, развитие ин­теграции в рамках ЕАЭС идёт по наднациональному типу, что доказывается закреплением за отдельными органами Союза наднациональных полномочий. Реализация признака над­национальности будет способствовать росту национальных экономик государств-участников, созданию благоприятных условий хозяйствования для более слабых в экономическом отношении государств, их физических и юридических лиц.

Для практики принципиально важным является вопрос о том, как достигается единообразное понимание и применение норм права ЕАЭС, включающего в свою систему нормы меж­дународного права и национального права государств-участ- ников. Л. И. Волова отметила, что оно обеспечивается решени­ями Суда ЕАЭС, а правовые основы для воздействия решений Суда на развитие права Союза заложены в самом Договоре о Союзе 2014 г., Статуте и Регламенте Суда. Особое внимание было обращено на необходимость нормативной определён­ности в иерархии источников права Союза. Дело в том, что в этом вопросе на сегодняшний день наблюдается несогласован­ность: так, ст. 6 Договора о ЕАЭС и ст. 50 Статута Суда ЕАЭС (Приложение № 2 к Договору) оперируют различными переч­нями источников права ЕАЭС. Имеющаяся правовая неопре­делённость задерживает сближение национальных правовых систем в рамках ЕАЭС. Проблема существует также и в том, что во внутреннем государственном праве государств-участ- ников акты интеграционных объединений, не являющиеся международными договорами, в правовую систему не вклю­чены, не определено их место в этой системе, отсутствуют и механизмы их реализации. Для достижения успеха в процессе развития права ЕАЭС необходимо, как полагает проф. Л. И. Волова, определить модель систематизации и структурирова­ния права ЕАЭС. В пользу этого свидетельствуют цели про­ведения качественной гармонизации и унификации в рамках Союза. Для гармонизации права в рамках ЕАЭС возможно ис­пользование модельного законодательства. Принятие модель­ных законов должно сочетаться, по мнению докладчика, с раз­работкой единых законодательных актов, в первую очередь, в торгово-экономической и хозяйственной сферах с принятием общих стандартов с тем, чтобы обеспечить развитие и углубле­ние интеграции.

Тема «Современное развитие источников международно­го частного права» стала предметом доклада заведующей ка­федрой международного публичного и частного права НИУ «Высшая школа экономики», д.ю.н., профессора Н. Ю. Ерпылё- вой. По мнению автора доклада, МЧП - это комплексное пра­вовое образование полисистемного характера, объединяющее в своём составе нормы различного правового генезиса. Внеш­ним проявлением комплексного характера МЧП выступает наличие разных по своей природе источников права, форми­рующих данную правовую систему: внутригосударственного законодательства; международных договоров; международ­ных обычаев; судебных прецедентов; нормативно-правовых актов международных организаций; lex mercatoria. Основной тенденцией развития национального законодательства как источника МЧП является его интенсивная и экстенсивная ко­дификация. Итогом кодификации как процесса является при­нятие одного или нескольких актов кодификации МЧП путём: 1) введения в отраслевые кодексы специальных разделов, со­держащих коллизионные нормы для определения примени­мого права к отношениям, составляющим предмет кодекса (межотраслевая кодификация); 2) разработки отдельного за­кона, определяющего право, применимое ко всем отношени­ям сферы МЧП, но не включающего вопросы международного гражданского процесса (автономная кодификация); 3) разра­ботки отдельного масштабного закона, определяющего право, применимое ко всем отношениям сферы МЧП, и включаю­щего вопросы международного гражданского процесса (ав­тономная комплексная кодификация). Другая тенденция раз­вития источников МЧП состоит в расширении инструментов негосударственного регулирования международных частных отношений, а именно lex mercatoria. Наиболее ярко данная тенденция проявляется на примере работы Гаагской конфе­ренции по МЧП (ГКМЧП), Международного института по унификации частного права (УНИДРУА) и Международной торговой палаты (МТП). Широкое ратространение различ­ного рода негосударственных регуляторов, их применение во многих областях международных коммерческих отношений привело к сегментации lex mercatoria, которая представлена такими разновидностями, как lex рetrolia (нефтяное право), lex bursaria (биржевое право), lex bancaria (банковское право), lex sports (спортивное право), lex electronica (электронное право) и др. В завершение Н. Ю. Ерпылёва подчеркнула, что современное развитие источников МЧП будет определяться двумя закономерностями функционирования международно­го сообщества: во-первых, повышением роли международных организаций как межгосударственного, так и надгосударствен­ного характера в формировании норм МЧП с ростом числа норм «мягкого права»; во-вторых, усилением влияния научно­технического прогресса на расширение области применения норм МЧП как за счёт включения в его орбиту новых сегмен­тов экономики, так и за счёт интенсификации электронной формы взаимодействия субъектов МЧП.

Профессор кафедры международного права Диплома­тической академии МИД РФ, старший научный сотрудник, к.ю.н. Б. М. Ашавский в своём выступлении проанализировал правовую природу принципа мирного сосуществования госу­дарств. Указав на многогранность этого понятия, учёный обо­значил четыре аспекта мирного сосуществования: реальная необходимость и возможность, существующая в современную эпоху; один из руководящих принципов внешней политики государств; фактически существующие отношения; централь­ный принцип (обобщающая норма) современного общего международного права. Акцентировав внимание на том, что в настоящее время можно говорить уже не о мирном сосу­ществовании государств с различным социальным строем, а о мирном сосуществовании государств независимо от их по­литических и социально-экономических различий, докладчик привёл перечень основных элементов мирного сосуществова­ния, среди которых отказ от войны как средства решения спор­ных проблем между государствами; равноправие, взаимопо­нимание и доверие между государствами; невмешательство во внутренние дела; строгое уважение суверенитета и территори­альной целостности всех государств; развитие экономического и культурного сотрудничества на основе полного равенства и взаимной выгоды. Далее Б. М. Ашавский обратился к тем меж­дународным актам, в которых анализируемый принцип полу­чил нормативное закрепление - Уставу ООН 1945 г., резолю­циям ГА ООН «Мирные и добрососедские отношения между государствами» 1957 г., «Меры по установлению и укреплению мирных и добрососедских отношений между государствами 1958 г., Декларации о принципах международного права 1970 г. и др. Уже в новых условиях государства-члены ООН подтвер­дили свою приверженность мирному сосуществованию и со­трудничеству, о чём свидетельствуют, в частности, Итоговый документ Всемирного саммита 2005 г. и принятая ГА ООН в 2009 г. резолюция 63/128.

Заслуженный профессор Школы права и международ­ных отношений имени Джона Эдварда Фоулера Университета штата Пенсильвания (США), доктор права У. Э. Батлер посвя­тил свое выступление деятельности Д. И. Каченовского (1827­1872) и его вкладу в создание Института международного права в г. Гент (Бельгия) в 1873 г. Д. И. Каченовский был видным уче- ным-международником Российской империи, профессором Харьковского университета, где после защиты магистерской диссертации «О владычестве над морями» в 1849 г. он долгое время заведовал кафедрой международного права. В 1855 г. он защитил докторскую диссертацию «О каперах и призовом су­допроизводстве». По традиции, установившейся в российской науке со времен правления Екатерины Великой, российские ученые уезжали на один-два года на обучение в университе­ты Пруссии, Австро-Венгрии. Франции. Правоведы посещали Англию и Шотландию. Для обозначения этой тенденции по аналогии с «Гран-туром» (фр. Grand Tour — «большое путе­шествие») - термина для образовательных поездок детей евро­пейских аристократов У. Э. Батлер ввел термин "Legal Grand Tour'' (англ. - «большое путешествие для юристов»). На про­тяжении своей научной карьеры Д. И. Каченовский предпри­нял два больших путешествия в Западную Европу, включая Пруссию и Англию, в ходе которых он изучал взгляды запад­ных коллег по актуальным вопросам международного права и расширял свои познания в области государственного права европейских держав и сравнительного правоведения. Д. И. Ка- ченовский был последовательным сторонником идеи необхо­димости кодификации норм международного права, что, по его мнению, могло быть достигнуто благодаря сотрудничеству учёных-международников из различных стран. Эта идея Д. И. Каченовского получила свое воплощение через год после его преждевременной кончины от чахотки в 1873 г., когда бы учрежден Институт международного права - независимое на­учное сообщество, продолжающее свою работу по кодифика­ции норм международного права и поныне.

Свое выступление на тему «Brutum fulmen, или три су­дьи и один король» (буквально лат. «brutum fulmen» - «бес­смысленная молния», то есть пустые угрозы) доцент кафедры международного права МГЮА, к.ю.н. Я. С. Кожеуров начал со стихотворения «Канут Великий» И. З. Сурикова (1874). В нем изложена одна из притч о короле Кануте, который, чтобы посрамить придворных льстецов, запретил морским волнам двигаться на берег. Когда же волны нарушили королевский запрет, льстецов ждала опала - так Канут Великий продемон­стрировал свите, что могущество короля имеет свои пределы. Далее в своей презентации Я. С. Кожеуров привел несколько примеров из судебной практики, в которых вопреки запове­дям Канута и объективным пределам национального права, суды пытались урегулировать вопросы вне пределов своей юрисдикции. Так, в 2010 г. судья окружного суда округа Ко­лумбия (США) постановил, что Российская государственная библиотека (РГБ) и Российский государственный военный ар­хив (РГВА) должны передать хасидской организации «Агудас Хасидей Хабад», расположенной в США, коллекцию древнеев­рейских книг и рукописей, известную под названием «библио­тека Шнеерсона», а позднее наложил на ответчика астрономи­ческих размеров пени за длительное неисполнение решения. В 2014 г. Арбитражный суд г. Москвы вынес решение по иску РГБ и Министерства культуры РФ против Библиотеки Кон­гресса США, в которой истолковал невозвращение 7 книг из коллекции Шнеерсона Библиотекой Конгресса США как на­рушение договора безвозмездного пользования, и установил симметричные пени в размере 50000 долларов США за каж­дый день неисполнения решения. В завершение своего вы­ступления Я. С. Кожеуров указал на опыт Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). В 2011 г. судья ЕСПЧ отказался установить ограничения в отношении содержания веб-сайта газеты, разместившего информацию, компрометирующую заявителя. Судья аргументировал свою позицию тем, что, не­смотря на желательность приказа в целях защиты неприкос­новенности частной жизни, он будет заведомо неисполним и иметь характер brutum fulmen, а суд не должен совершать пустых поступков.

Доцент кафедры международного права Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития, к.ю.н. И. М. Лифшиц выступил с докладом на тему «Феномен standard­setting bodies в международном финансовом правопорядке». Международными финансовыми стандартами называются различного рода рекомендательные акты в финансовой сфе­ре. Они, являясь значимым средством воздействия на финан­совые отношения международного характера, представляют собой именно рекомендации, то есть неправовые регулято­ры. Что касается собственно правового оформления между­народных финансовых стандартов, то такое оформление они приобретают только после введения в национальное зако­нодательство соответствующих изменений или после их за­крепления в источниках международного права, например, в международных договорах. Своеобразными «родителями» международных финансовых стандартов являются различные международные институции, объединяемые общим названи­ем Standard-Setting Bodies (SSB) - органы, устанавливающие стандарты. Так, в списке SSB, приведённом на сайте Совета по финансовой стабильности (FSB), указано 15 таких институций, некоторые из которых именуются организациями (напри­мер, Организация экономического сотрудничества и развития (OECD)); некоторые - комитетами (например, Базельский ко­митет по банковскому надзору (BCBS)); другие - советами (на­пример, Международный совет по бухгалтерским стандартам (IASB)), ассоциациями (например, Международная ассоциа­ция страховых надзоров (IAIS)). И. М. Лифшиц подробно ос­ветил вопросы о членстве в таких институциях и об их право­вой природе (некоторые институции являются классическими межправительственными организациями, другие однозначно могут быть отнесены к международным неправительственным организациям, третьи - занимают промежуточное положе­ние). Докладчик отметил, что сами финансовые стандарты могут иметь различные наименования («принципы», «кодек­сы», собственно «стандарты» и «рекомендации»). В числе ин­струментов, обеспечивающих их имплементацию, которая в принципе не является международно-правовой обязанностью государства, выделяют рыночные и официальные стимулы. Этот процесс происходит под влиянием различного рода об­стоятельств: так, имплементация международных стандартов влияет на повышение кредитного рейтинга государства, об­легчает доступ к финансированию, снижает стоимость заим­ствований (рыночные стимулы). В числе мотивов, побуждаю­щих вводить в национальные законодательства рекомендации различных международных институций, были указаны также обязанности, вытекающие из членства в международных орга­низациях, обычая прислушиваться к различным заявлениям и обращениям. Немалую роль здесь играет процесс мониторин­га имплементации стандартов, который имеет разные формы и названия, что также нашло подробное освещение в докладе.

Доцент кафедры международного права МГЮА, к.ю.н. Л. И. Захарова обозначила тему своего выступления в вопроси­тельном ключе: «Lex sportivа в контексте становления глобаль­ного права?». В своей рецензии на 2-ое издание монографии Л. И. Захаровой «О спорт, ты-мир! Роль международного права, lex sportivа и lex olympica в регулировании международных спортивных отношений» проф. Л. П. Ануфриева вынесла на обсуждение вопрос о природе международного спортивного права: оно международное в узком смысле слова, т.е. часть системы международного права, или это то, что Ф. Джессеп именовал «транснациональным правом»?. Автор выступле­ния признала, что ее взгляды на процессы регулирования международного спорта эволюционировали в соответствии с законом «отрицания отрицания» гегелевской диалектики. В 2006 г., когда она приступила к исследованиям в этом направ­лении, ее устраивало объяснение, предложенное проф. С. В. Алексеевым, одним из основоположников российской науки спортивного права, который в своем учебнике по междуна­родному спортивному праву (2008) указал на комплексный характер этого образования и на объединение в его составе норм международного публичного, международного частного и внутригосударственного права. В 2013 г. в 1-ом издании своей монографии Л. И. Захарова предприняла попытку разграни­чить сферы действия таких регуляторов, как международное публичное право и lex sportivа. Она убеждена в том, что под международным спортивным правом следует понимать со­вокупность именно международно-правовых норм, регули­рующих сотрудничество государств в области спорта. Однако эти нормы, по ее мнению, не образуют отдельной отрасли международного публичного права. Процесс международно­правового регулирования в этой сфере не отличается полно­той и системностью. Оригинальность метода заключается в том, что правила, касающиеся регламентации спорта высших достижений, вырабатываются не государствами, а Олимпий­ским движением. Чтобы обеспечить имплементацию на вну­тригосударственном уровне норм, которые уже оформились и функционируют в его рамках, Олимпийское движение при­нимает помощь со стороны государств, признающих их юри­дическую обязательность в своем законодательстве. Каким ви­дится будущее взаимодействие международного спортивного права и lex sportiva? Л. И. Захарова высказала предположение о том, что в перспективе правовая система будет характеризо­ваться полицентричностью: творить право будут конкуриру­ющие регуляторы. Изучение взаимного влияния, которое два нормативных комплекса - международное спортивное право и lex sportivа- оказывают друг на друга на современном эта­пе, подводит автора доклада к необходимости поиска ответа на более широкий вопрос о том, наблюдается ли становление глобального права в области международного спорта. В от­ечественной науке дискуссию о формировании зачатков гло­бальной правовой системы и глобального права инициировал проф. В. М. Шумилов в своем анализе особенностей между­народного экономического права в целом и международного финансового права, в частности.

Проф. Л. П. Ануфриеву также тепло поздравили с ее юбилеем президент Российской Ассоциации международно­го права, первый заместитель директора Института законода­тельства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, д.ю.н., проф. А. Я. Капустин; главный редактор «Евразий­ского юридического журнала д.ю.н., проф. И. З. Фархутдинов, от имени кафедры международного права РУДН заместитель заведующего доц. А. М. Солнцев, гости из северной столицы - заведующий кафедрой международного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного универ­ситета д.ю.н., проф. С. В. Бахин и к.ю.н., доц. В. С. Иваненко.

В завершение этого замечательного научного симпозиу­ма Людмила Петровна поблагодарила участников за интерес­ные и актуальные доклады, вызвавшие неподдельный интерес всех собравшихся.


Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.