Обзоры

Евразийский юридический журнал

Криминология

Криминология закона

Криминология закона: международный теоретический семинар (Санкт-Петербург, 3 июня 2010 г.)

№ 8 (27) 2010г.

В семинаре приняли участие криминологи Санкт-Петербурга, Москвы, Ставрополя, Фрайбурга (Германия), Ярославля.

В качестве основных докладчиков выступили Ульрих Зибер (директор Института зарубежного и международного уголовного права им. М. Планка, Германия, Фрайбург) с сообщением по теме: СВОБОДА ПРОТИВ БЕЗОПАСНОСТИ  В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ И ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ - МЕЖДУНАРОДНОЕ РАЗВИТИЕ И ГЕРМАНСКАЯ УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА и Сергей Фёдорович Милюков (профессор РГПУ им. А.И. Герцена, Россия, Санкт-Петербург) с сообщением на тему: УГОЛОВНАЯ ПОЛИТИКА В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ: БУТАФОРСКАЯ И РЕАЛЬНАЯ.

По докладам состоялась дискуссия. Приводим основные положения из докладов и выступлений участников семинара.

С.Ф. Милюков (Россия, Санкт-Петербург). В докладе С.Ф. Милюкова "Уголовная политика в постсоветской России: бутафорская и подлинная" обращено внимание на то, что руководители всех без исключения ветвей российской власти без устали прокламируют, что внутренняя и внешняя политика современной России является демократической, основанной на равном уважении и защите интересов всех без исключения социальных слоев и групп, каждого отдельно взятого гражданина. На самом деле это ничто иное, как бутафория (букв. : предметы сценической обстановки, специально подделанные под настоящие). Речь идет, естественно, не о театральной, а политической сцене.

На самом же деле политика в целом и уголовная в частности имеет сугубо классовое, сословное содержание. Первоочередное внимание уделяется защите интересов крупных и сверхкрупных собственников, сросшихся с коррумпированными чиновниками и защитившими себя государственным и негосударственным военно-полицейским аппаратом. Доказательство: Федеральный закон от  7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ, давший очевидные преференции экономическим преступникам, чья общественная опасность вполне сопоставима с террористическим подпольем (кстати, они тоже связаны между собой).

Под давлением аболиционистов, составляющих ничтожное меньшинство российского общества,  Конституционный суд в конце прошлого года принял очередное неправосудное решение по смертной казни, проигнорировав установления ч.1 ст.3 Конституции РФ о том, что единственным источником власти в нашей стране является ее многонациональный народ. Смертная казнь замещена расстрелом без суда и следствия, который из чрезвычайной меры внепроцессуальной репрессии превратился в повседневную практику (по примеру США, других стран НАТО, а также Израиля).

В декорацию стремятся превратить и лишение свободы. Планируется создать образцово-показательные тюрьмы для действительно опасных, с точки зрения правящего класса, преступников. Основную же массу бандитов, хулиганов, воров, грабителей предполагается после судебного рассмотрения возвращать в среду законопослушного населения под предлогом соблюдения прав осуждённых. Собственную безопасность власть имущие стремятся обеспечить за счет создания зон, недоступных для посещения простыми людьми, своего рода феодальных "замков". Такое обособление чревато разрушительными народными бунтами, в ходе которых будут гибнуть и правые и виноватые.

Наконец, удручающим выглядит уровень юридического образования в стране. И здесь власти стремятся создать элитный (т.е. сословно-феодальный) анклав. 1 июня 2010 г. в Петербурге образована Ассоциация федеральных университетов, национальных исследовательских центров и двух университетов с особым (NB!)  статусом - МГУ и СПбГУ. Примечательно, что учредительская конференция Ассоциации прошла на юридическом факультете СПбГУ  при участии министра образования и науки РФ А. Фурсенко. Нет никакого сомнения, что только получения диплома вуза, вошедшего в Ассоциацию (всего их 39) гарантирует успешную карьеру выпускнику, в том числе юристу. Говорить здесь о каком-то равенстве возможностей не приходится.

Задача каждого честного ученого состоит в том, что бы заставить власть отбросить бутафорию и осуществлять подлинно демократическую политику в интересах созидающих, а не потребляющих слоев населения.

У. Зибер (Германия, Фрайбург). В новом рискованном и информационном обществе возникают новые риски, связанные с глобализацией организованной преступной, в том числе террористической деятельности, и смена парадигм противодействия преступности. Традиционные правовые категории размываются. В области внутренней безопасности происходит смешение компетенций уголовного права, с одной стороны, и полицейского права, права секретных служб, законодательного регулирования положения иностранцев, с другой стороны.  В области внешней безопасности имеет место смешение категорий мира и войны, преступления и военной агрессии, внутренней и внешней безопасности, уголовного и права войны. Уголовное право теснится новым превентивным правом безопасности. Докладчик ставит под сомнение выдвинутый Соединёнными Штатами лозунг: "Война против преступления". Этот лозунг, однако, имеет развитие от "войны против преступления" к "праву войны". "Vom "Krieg gegen das Verbrechen" zum "Kriegesrecht"? "Право войны" внутри уголовного права проявляется в "войне против экономических преступлений", "войне против наркотиков", "войне против террора". Таким образом, появляется некое "враждебное" уголовное право ("Feindstrafrecht"). Вне уголовного права, а именно в праве вооружённых конфликтов формируется право на самооборону, согласно ст.  51 Устава ООН. Центральная проблема сегодня: столкновение свободы и безопасности.

Докладчик критически рассматривает американскую "войну против террора", а также далеко зашедшее британское антитеррористическое законодательство. На фоне этих стран выигрышней выглядит Германия. Хотя в ней также расширяется право безопасности, нарушающее классические границы уголовного права, тем не менее, делается это в известных пределах и под контролем критики. Эти пределы создаются уголовно-правовой наукой, ориентированной на основополагающую догматику, а также Федеральным конституционным судом ФРГ, обладающим широкой компетенцией по отклонению законов.  

По мнению профессора У. Зибера, новые вызовы современного рискованного, информационного глобального общества ведут к двум основным последствиям. Возникает потребность в повышении 1) безопасности через новые мероприятия социального контроля, 2)  защиты свободы посредством создания государственно-правовых гарантий.
 
Д.А. Шестаков (Россия, Санкт-Петербург). Прежде всего, конечно, я поздравляю с шестидесятилетием моего друга профессора Сергея Фёдоровича Милюкова! Радует то, что свой юбилей он отмечает у нас в клубе докладом, который содержит в себе квинтэссенцию его криминологических воззрений. Радует и сложившаяся у нас традиция заслушивать юбилейные доклады крупных специалистов в нашей научной отрасли.  Другой важной традицией давно стали выступления в криминологическом клубе директоров и сотрудников Института зарубежного и международного уголовного плана им. М. Планка. Мы, участники теоретического семинара, признательны профессору Ульриху  Зиберу за сегодняшний содержательный доклад у нас и надеемся на дальнейшее сотрудничество возглавляемого им института с клубом. Как в западных странах, о которых шла речь в докладе нашего уважаемого гостя, так и в России — наверное, в меньшей мере, чем в сегодняшних США, и в большей мере, чем в ФРГ — формируется законодательство, попирающее уголовное право. Так, наше действующее законодательство при наличии определённых условий предписывает уничтожение воздушных судов и плавательных средств вместе с находящимися на них пассажирами и командой (ст. 7, 8 ФЗ РФ «О противодействии терроризму»), т.е. совершение убийства двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ). Но, в отличие от Германии, реакции со стороны Конституционного суда на нарушение законом положения Конституции РФ о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью (Ст. 2), а также права каждого на жизнь (ст.  20), в России не последовало. В теоретическом плане столкновение «Sicherheitsrecht» и Strafrecht подтверждает потребность в предложенной нами теории преступного законодательства, которая уже имеет развитие, в частности, в заслуживающих внимания трудах минского криминолога Е.В. Богданова. Совершенно прав Сергей Фёдорович, констатирующий, что в современной России «первоочередное внимание уделяется уголовно-правовой защите интересов крупных и сверхкрупных собственников, сросшихся с коррумпированными чиновниками и защитившими себя государственным и негосударственным военно-полицейским аппаратом». При этом, как мне уже не раз доводилось говорить, констатация противоправности и даже преступности части законодательства не даст положительных результатов без перехода нашего криминологического мышления на постлиберальный этап, на котором исследованию подлежит надгосударственный уровень глобальной преступности (глобально-американизированная преступность) и вырабатываются теоретические основы для противодействия соответствующим надгосударственным силам, стремящимся, в частности, закрепить в своих корыстных интересах экономическое неравенство государств. Полагаю, что международное материальное и процессуальное уголовное право, а также международное «судоустройство» с учётом новых реалий должны получить толчок для очередного витка развития.
 
А.П. Данилов (Россия, Санкт-Петербург). Криминологически интересной представляется постановка тем обоих докладов, в какой-то степени взаимосвязанных. В их развитие  хотелось бы высказать следующие соображения.

Рассматривая уголовную политику как стратегию и тактику государства, направленную на противодействие преступности, можно констатировать бутафорность таковой. Следует заметить, что бутафорная уголовная политика является лишь частью общей государственной политики России, также являющейся бутафорной.

Бутафорность уголовной политики особо явствует из несоответствия заявлений нашего государства его реальным действиям. Государство имитирует осуществление одного направления, а реализует совершенно иное. Рассмотрим сказанное на конкретном примере. Законодатель в связи с  принятием Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ объявляет о начале нового этапа в российской уголовной политике - переходе к наказаниям, альтернативным лишению свободы, а также гуманизации самого наказания. Проведённое нами исследование (Д.А. Шестаков, А.П. Данилов), основанное на анализе норм принятого нормативного акта, позволяет говорить о дезинформации и, фактически, обмане населения. Изменения, внесённые в УК РФ Федеральным законом от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ, таковы: в 126 санкциях эти изменения направлены на усиление наказания и только в 25 санкциях на его смягчение.

Сегодня мы имеем все основания назвать современную глобализацию преступной. И преступна она во всех своих направлениях: социальном (низложение института семьи, национальных культур, депопуляция населения и др.), экономическом (разрушение, фактическая ликвидация национальных экономик, разворовывание национальных ресурсов и др.), политическом (марионеточные режимы, ведение агрессивных войн, бутафорная политика, в том числе уголовная и др.).

В очередной раз вспомним надгосударственный уровень преступной деятельности (См.:  Шестаков Д. А. Постлиберальный статус криминологии // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. - 2009. - № 1(17).). Изучение данного уровня, анализ его проявлений позволят нам реально оценить опасность глобализации-ширмы, преступной глобализации-реальности, судить о её причинах и предложить комплекс спасительных мер по противодействию построению глобальной эксплуатации. Назовём лишь некоторые из них:
- запрещение фондовых бирж или, как минимум, полный контроль государства над протекающими там процессами (что в настоящий момент по самым разным причинам уже не принесёт действительной пользы);
- ослабление влияния транснациональных компаний на государственные и, особенно, надгосударственные процессы;
- контроль преступной эмиссии валюты иностранных государств (конкретно интересует деятельность Федеральной резервной системы США);
- приведение к власти в нашем (!) государстве национальной элиты, имеющей целью укрепление собственного государства.

Обзор подготовил к.ю.н. А.П. Данилов


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.