Обзоры

Евразийский юридический журнал

Обзор заседания Комиссий по семейному праву Международного союза юристов и Союза юристов г. Москвы

Национальные и международные аспекты правового положения семьи

Обзор заседания Комиссий по семейному праву Международного союза юристов и Союза юристов г. Москвы (Москва, 22 декабря 2010 г.)

№ 3 (34) 2011г.

22 декабря 2010 г. состоялось заседание комиссий по семейному праву Международного союза юристов и Союза юристов г. Москвы в рамках круглого стола.

      В заседании комиссий приняли участие представители следующих учреждений: Государственной Думы РФ, Министерства обороны РФ, Института государства и права РАН, Учебного центра Союза юристов г. Москвы, Министерства юстиции РФ по г. Москве, Института бизнеса и права г. Москвы, Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» («Внешэкономбанк»), редакции журнала «Юридическая панорама»; Института современного права и экономики и др.

        В своем вступительном слове Председатель комиссий Л.В.Корбут отметила актуальность вопросов международного семейного права как для современной науки международного права, так и для всего международного сообщества в свете усиливающихся процессов глобализации.

      Затем Л.В.Корбут предоставила слово для выступления заместителю председателя Комитета Государственной Думы Российской Федерации по делам общественных объединений и религиозных организаций, депутату, Президенту фонда «Семья России» А.В.Кузьминой.

      А.В.Кузьмина сделала сообщение об общественно-государственном проекте Концепции государственной семейной политики России на ближайшие 15 лет.

       Докладчик отметила, что в соответствии с социальной природой российского государства семья имеет право на социальную защиту, которое проистекает из конституционных принципов, впервые закрепленных в Конституции Союза Советских Социалистических Республик 1977 г., а затем – в Конституции Российской Федерации 1993 г.

        Однако до сих пор правовым актом, определяющим направления и механизмы реализации государственной семейной политики, является Указ Президента Российской Федерации от 14 мая 1996 г. № 712 «Об основных направлениях государственной семейной политики».

       В целом же федеральное законодательство, устанавливающее социальные гарантии семьям с детьми, в том числе и многодетным, насчитывает более двух десятков нормативных правовых актов. Однако, несмотря на обилие нормативных правовых актов, регулирующих вопросы семьи и государственной семейной политики, в законодательстве Российской Федерации нет единых норм права, которые определяли бы понятие семьи, не определен дифференцированный подход к каждому типу современной российской семьи, в том числе неполной (или монородительской), многодетной и молодой семьи. Отсутствуют и стандарты качества жизни семьи.

       Характеристики российских семей по количеству детей и наличию родителей выглядят следующим образом. По данным Росстата 2009 г., в России насчитывалось около 41 млн. семей, из которых 21 млн. 196 тыс. – семьи с детьми. Из них около 14 млн. – семьи с одним ребенком, около 6 млн. – с двумя, более 1 млн. – с тремя и более детьми.

       Более 6 млн. семей составляют монородительские семьи (в 90 % случаев это семьи одиноких матерей, разведенных женщин и вдов с детьми). Отцовские семьи – 634,5 тыс.

        Существенно сократилась брачность: с 1 млн. 500 тыс. чел в 1960 г. до 1 млн. 199 тыс. в 2008 г. При этом остается высоким количество разводов. Если в 1960 г. из-за развода распалось 184,4 тыс. браков, то в 2000 г. – 627,7 тыс., а в 2009 г. –  уже 703,4 тыс.

        Таким образом, если в 1960 г. на 1000 человек населения на 12,5 браков приходилось 1,5 развода, в 2000 г. – соответственно 6,2 и 4,3, то в 2009 г. на 8,3 браков приходится уже 5,0 разводов.

       Каждый третий ребенок рождается у женщины, не состоящей в зарегистрированном браке. Если в 1991 г. 288 тыс. детей родилось вне брака, то в 2008 г. – уже более 460 тыс.

       Остается устойчивой динамика социального сиротства. Число детских учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, практически не сокращается. Если в 2000 г. таких учреждений было 1498 и в них находилось 91 600 детей, то на 1 января 2008 г. – 1490 и в них находятся 79 500 детей. Более 90 % современных сирот – это сироты при живых родителях.
Приведенные данные говорят о кризисе семьи и семейной политики.

      Для улучшения правового положения семей необходима работа по совершенствованию российского семейного законодательства, обеспечению соответствия нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам жизнедеятельности семьи и семейной политики общепринятым международным нормам.

       Для этого целесообразно изучить положения международного европейского права в сфере правового положения семьи, а также разработать и принять:

– Основы семейной политики в Российской Федерации (проект Концепции государственной семейной политики Российской Федерации на период 2010–2025 гг. разработан рабочей группой при Комитете Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей при участии Комиссии по социальной и демографической политике Общественной Палаты Российской Федерации и Общественного Совета Центрального федерального округа);

     – Концепцию социальной защиты и развития многодетной семьи;
– Федеральный закон «О семье и семейной политике в Российской Федерации», в котором определить: основные положения социальной политики государства в области социальной защиты и социального обслуживания семьи; улучшения демографических процессов; эффективности государственной поддержки многодетной семьи, особенно семей с несовершеннолетними детьми и семей, находящихся в сложной жизненной ситуации;
– проект Федерального закона «О социальных стандартах в Российской Федерации», направленный на обеспечение гарантий, социальных прав многодетных семей, повышение уровня и качества жизни многодетных семей.

     Кроме того, необходимо предусмотреть в федеральном законодательстве нормы:
– о снижении подоходного налога на работающих родителей;
– о введении обязательного социального страхования детей как источника семейных пособий работникам, имеющим детей;
– о комплексном переходе к системе доступного жилья для многодетных семей (дешёвая пролонгированная ипотека, поощрение жилищных сбережений, социальное жильё, списание жилищных кредитов на детей);
– о развитии системы бесплатных услуг для многодетных семей (здравоохранение, образование, культура, спорт и т. д.).

       Многие из указанных предложений уже учтены в проекте Концепции государственной семейной политики Российской Федерации на период 2010–2025 гг., отражающей современные подходы к определению семьи не только как обязательного объекта государственной политики, но и как субъекта взаимодействия и взаимной ответственности гражданского общества перед семьей и семьи перед гражданским обществом.

      Концепция базируется на Конституции Российской Федерации, Гражданском кодексе Российской Федерации, Семейном кодексе Российской Федерации, иных федеральных законах и нормативных правовых актах Российской Федерации, направленных на поддержку семьи и детей.

       Заканчивая свое сообщение, Алла Владимировна выразила надежду на дальнейшее плодотворное сотрудничество в вопросах совершенствования российского семейного законодательства с Комиссией по семейному праву Международного союза юристов и Комиссией по семейному праву Союза юристов г. Москвы.

       Л.В.Корбут поблагодарила А.В.Кузьмину за интересное и содержательное выступление и предоставила слово канд. юрид. наук, старшему научному сотруднику Института государства и права РАН Л.Б.Максимович.

       Л.Б.Максимович выступила с докладом о правовых механизмах защиты имущественных прав детей. В частности, докладчик отметила, что одним из наиболее важных прав детей является право на приватизацию жилья, которое в период с 1991 по 1994 г. у несовершеннолетних детей отсутствовало. Это привело к тому, что в названный период в России в результате приватизации жилья совершеннолетними членами семьи, прежде всего родителями, повсеместно сотни детей остались без крыши над головой, поскольку в соответствии с законом о приватизации несовершеннолетние дети не участвовали в приватизации жилья. В дальнейшем недобросовестные родители жилье продавали и исчезали. Складывалась парадоксальная ситуация: дети оставались на улице, а привлечь родителей к юридической ответственности было не за что, так как формально они не нарушали действовавший закон.

       В результате проверки Генеральной прокуратуры Российской Федерации были обнаружены многочисленные факты нарушения интересов несовершеннолетних граждан, что послужило скорейшей разработке и принятию закона, внесшего соответствующие изменения в закон о приватизации жилищного фонда.

        Федеральный закон от 11 августа 1994 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» был целиком и полностью посвящен приватизационным правам несовершеннолетних детей.

      Другой случай, затрагивающий жилищные права и интересы несовершеннолетних, связан с применением п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, посвященного правам бывших членов семьи собственника жилого помещения, проживающих совместно с собственником в таком жилом помещении.

       Неправильная квалификация судами несовершеннолетнего ребенка собственника как бывшего члена семьи последнего (в случае, когда собственник жилья расторгнул брак) привела к тому, что суды стали выселять несовершеннолетних детей из квартир их родителей только на том основании, что после расторжения брака родителей ребенок, по мнению судов, терял право пользования квартирой родителя-собственника. Между тем, такое право утрачивают лишь бывший супруг собственника жилья и родственники этого супруга.

        Верховный Суд Российской Федерации сделал разъяснение по вопросу о праве детей пользоваться жильем родителей-собственников. В 2005 г. Верховный Суд Российской Федерации отметил, что дети действительно являются бывшими членами семьи собственников квартир. Если дети проживают с родственниками – не собственниками жилых помещений, то их можно выселять.

        По прошествии двух лет в 2007 г. Верховный Суд Российской Федерации признал свою ошибку, отметив, что бывшими членами семьи дети быть не могут, и указал, что разъяснение 2005 г. утратило силу.

       В 2010 г. Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что возможно привлечение органов опеки и попечительства для дачи согласия на сделки с жильем в ситуациях, когда дети находятся на попечении родителей, но такие сделки нарушают права и законные интересы детей.

       В заключение докладчиком был сделан вывод о том, что имущественные права детей в России защищены не в полной мере и правовые механизмы их защиты нуждаются в дальнейшем совершенствовании.

     Л.В.Корбут поблагодарила Л.Б.Максимович за выступление.

       Канд. юрид. наук, старший научный сотрудник Института государства и права РАН О.А.Хазова представила доклад на тему «Практика Европейского Суда по правам человека по российским «семейным» делам».

        По мнению О.А.Хазовой, реальность современного глобализирующегося мира, когда дети и родители (один из родителей) часто оказываются разделенными государственными границами, требует пересмотра норм права, призванных обеспечивать право детей на общение со своими родителями, закрепленное в международных документах. Дети должны иметь возможность общаться с родителями, где бы они ни проживали. Однако российские правовые акты к этому не готовы.

       Под «семейными» делами можно понимать дела, связанные со ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Конвенция), в силу которой каждый человек имеет право на уважение его семейной жизни. До недавнего времени в связи с семейными делами у России проблем в Европейском Суде не возникало. Российское семейное право считалось либеральным и прогрессивным. Вопрос о фактических брачных отношениях до недавнего времени не стоял так остро, как в настоящее время.

        Первым российским делом в связи с нарушением права на уважение семейной жизни является дело «Никишина против Российской Федерации», рассмотренное Европейским Судом в 2000 г. Суть этого дела заключается в следующем. Спор о местожительстве ребенка возник между родителями, не состоявшими между собой в браке. Мать была членом секты «Свидетели Иеговы», и в основном именно в силу этого обстоятельства российский суд вынес решение в пользу отца и признал местом жительства ребенка место жительства отца.

        За делом Никишиной последовали и многие другие семейные дела против России. Так, в Деле «Шофман против Российской Федерации» обжаловалось прекращение судом производства по делу об оспаривании отцовства в связи с истечением сроков давности. Рассмотрев дело, Европейский Суд пришел к выводу о нарушении права на уважение личной и семейной жизни, установленного ст. 8 Конвенции.

        Дело «Знаменская против Российской Федерации» было рассмотрено в 2005 г. По этому делу обжаловался отказ национальных судов рассмотреть заявление об установлении происхождения мертворожденного ребенка от сожителя и об изменении имени этого ребенка. Европейский Суд пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение ст. 8 Конвенции.

       В деле «Калачева против Российской Федерации» Европейский Суд, рассмотрев вопрос о правомерности отказа российских судов установить факт происхождения внебрачного ребенка заявителя от биологического отца ее дочери на основании экспертизы ДНК, пришел к выводу о том, что по делу допущено нарушение ст. 8 Конвенции, поскольку экспертиза ДНК была необходима для установления истины по делу.

       В заключение О.А.Хазова отметила, что практика Европейского Суда может стать основой для совершенствования российского семейного законодательства.

      Все доклады вызвали заинтересованное и активное обсуждение присутствующих.

       Подводя итоги круглого стола, Л.В.Корбут поблагодарила выступавших за то, что они подняли вопросы в области национального и международного семейного права и выразила уверенность в том, что проведенный круглый стол уникален, а связь науки и законодательной власти непременно даст положительные результаты и будет способствовать улучшению правового положения детей.

Л.В. Корбут, Председатель комиссий по семейному праву Международного союза юристов и Союза юристов г. Москвы


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

13 декабря 2013 г. на кафедре международного права юридического факультета РУДН состоялся круглый стол

Права человека

Круглый ...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.