Обзоры

Евразийский юридический журнал

современное международное право

Нюрнбергский процесс

Обзор работы круглого стола «Нюрнбергский процесс и современное международное право»

№ 11 (90) 2015г.

REVIEW OF THE WORK OF THE ROUND TABLE «THE NUREMBERG TRIALS AND CONTEMPORARY INTERNATIONAL LAW.»

Review focuses on reports and presentations made at the round table «The Nuremberg Trials and Contemporary International Law».

30 ноября 2015 г. Российская ассоциация международ­ного права совместно с Институтом государства и права РАН провели заседание круглого стола на тему: «Нюрнбергский процесс и современное международное право» в Зале Ученого совета Института государства и права РАН.

В работе круглого стола приняли участие более 70 уче­ных и практиков из Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Министерства иностранных дел Российской Фе­дерации, Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Института государства и права РАН, Дипломатической академии МИД России, Российской акаде­мии народного хозяйства и государственной службы при Пре­зиденте Российской Федерации, МГУ им. М. В. Ломоносова, Университета им. О. Е. Кутафина, Казанского (Приволжского) федерального университета, Дагестанского государственного университета, Владикавказского института управления, Ассо­циации юристов России, Международного союза юристов.

Открыл и вел заседание круглого стола доктор юридических наук, профессор, член Исполкома Ассоциации Е. Г. Ляхов. Он от­метил, что в 2015 г. исполняется 70 лет с начала Нюрнбергского про­цесса -первого в истории судебного процесса над бывшими руково­дителями гитлеровской Германии. 1 октября 2016 г. исполнится 70 лет со дня принятия приговора нацистским военачальникам.

Однако в современном мире происходят события, показыва­ющие, что далеко не все усвоили уроки Нюрнбергского процесса, Международного военного трибунала для Дальнего Востока и дру­гих трибуналов, которые были проведены за последние 70 лет.

Уроки Нюрнбергского процесса всегда актуальны, поскольку речь идет об обеспечении безопасности личности каждого челове­ка, живущего на Земле. Вопросы безопасности важны для каждого общества и государства. Благодаря государствам, международным организациям, элементам глобального гражданского общества по­степенно складывается мировое сообщество. Нюрнбергский про­цесс показал способность мирового сообщества привлекать к ответ­ственности лиц, виновных в военных преступлениях.

В рамках круглого стола с докладом «Международные преступления и преступления против международного пра­ва» выступил заслуженный деятель науки Российской Федера­ции, доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник Института государства и права РАН, вице-прези­дент Ассоциации С. В. Черниченко.

Он обратил внимание на то, что благодаря Нюрнбергско­му процессу стала заметна разница между международными преступлениями и преступлениями против международного права. Международные преступления представляют собой, прежде всего, деяния государств. Однако международные пре­ступления и преступления против международного права со­вершаются людьми. Это деяния индивидов, которые влекут уголовную ответственность.

Комиссия международного права не завершила работу над разработкой формулировок нюрнбергских принципов. Тем не менее лица, которые использую государства в качестве орудия совершения международных преступлений, подлежат уголовной ответственности.

При этом принципы международного права, признан­ные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выраже­ние в решении этого Трибунала, могут быть использованы для урегулирования ситуации на Украине.

Доктор юридических наук, главный научный сотруд­ник сектора международно-правовых исследований Инсти­тута государства и права РАН Г. Г. Шинкарецкая в докладе «Нюрнбергский процесс: уроки для международного права» отметила, что Нюрнбергский процесс заложил основы совре­менных принципов и норм международного права, которые в современном мире часто становятся необходимым элементом международно-правового регулирования. На основании этих принципов покоится легитимность Нюрнбергского трибуна­ла, а также трибуналов для Руанды и Югославии.

При этом необходимо иметь в виду, что принципы и нормы международного права, выработанные Нюрнбергским трибуналом, создавались победителями.

Вопрос ответственности государств и их должностных лиц в свете Нюрнбергского трибунала также остается актуальным. Если должностные лица подписывают документы, которые противоречат международному праву и интересам между­народного сообщества, то их действия должны признаваться преступными. Важно также не преувеличивать значение прав человека во избежание создания иллюзии вседозволенности.

Доктор юридических наук, профессор, главный редактор «Российского ежегодника международного права», член Ис­полкома Ассоциации Л. Н. Галенская в своем докладе «Нюрн­бергский процесс и современность» отметила, что Нюрн­бергский процесс часто пытаются анализировать с позиций современного уголовного права.

Однако представляется, что Нюрнбергский процесс необ­ходимо анализировать с позиций общих принципов между­народного права, а не принципов уголовного права.

При этом следует иметь в виду, что Римский статут Меж­дународного уголовного суда, принятый в 1998 г. Диплома­тической конференцией полномочных представителей под эгидой Организацией Объединенных Наций по учреждению Международного уголовного суда, является подобием Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси 1945 г.

С исторической точки зрения Нюрнбергский процесс сформулировал вопросы ответственности в международном праве и принципы, которые связаны с этой ответственностью. В международном праве вопросы ответственности являются слабым местом, несмотря на наличие множества прав и обя­занностей у государств.

Должностные лица, которые получили длительные сроки заключения, были освобождены досрочно. Никто кроме Гесса не досидел своего срока. Остальных бывших руководителей гитлеровской Германии освободили досрочно в 1953, 1954 и 1957 гг. в связи с достижением преклонного возраста.

При этом необходимо иметь в виду, что недостатком соз­данных впоследствии международных судов вплоть до настоя­щего времени является отсутствие апелляционных инстанций, в которых можно было бы обжаловать принятые решения.

Доктор юридических наук, профессор, судья Верховно­го суда Российской Федерации О. Н. Ведерникова в докладе «Роль международных судебных и квазисудебных органов в борьбе с международным терроризмом» выразила свою точку зрения о том, что Европейский суд по правам человека зло­употребляет предварительными мерами, которые предусмо­трены Регламентом Европейского суда по правам человека.

Так, согласно ст. 39 Регламента Европейского суда по пра­вам человека по просьбе сторон в деле или любых других за­интересованных лиц, или по своей инициативе Палата или, в соответствующих случаях, ее председатель может указать сторонам на предварительные меры, которые, по мнению Па­латы, следует принять в интересах сторон или надлежащего осуществления проводимого расследования.

Регламенты, как правило, посвящены внутренней органи­зации деятельности. Однако ст. 39 Регламента позволяет при­нимать любые меры, которые сочтет необходимыми Евро­пейский суд по правам человека по вопросам выдачи, запрета передачи, перемещения любых лиц, чьи жалобы поступили в Европейский суд по правам человека до рассмотрения дела по существу.

В результате этого проходят сроки, предусмотренные статьями 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Россий­ской Федерации, закрепляющими положения о заключении под стражу и содержании под стражей. Этих лиц выпускают на свободу, и они исчезают на просторах Российской Федера­ции или в зарубежных странах. Чаще всего предварительные меры применяются против Франции и Российской Федера­ции.

В связи с этим представляется необходимым обратить внимание на доктринальное толкование концепции прав че­ловека в соотношении с интересами общественной безопас­ности. Общественная безопасность - это тоже права человека, только коллективные права. Права террористов не должны противопоставляться правам жертв или правам потенциаль­ных жертв. Для решения вопросов коллективной безопас­ности и привлечения террористов к ответственности можно было бы создать Евразийский суд по правам человека.

Правовой советник Исследовательского центра частно­го права имени С. С. Алексеева при Президенте Российской Федерации П. А. Лаптев выступил с докладом «Дело "Коно­нов против Латвии" в Европейском суде по правам человека в свете принципов Нюрнбергского трибунала. В чем ошибка ЕСПЧ?».

Докладчик отметил, что согласно Постановлению Плену­ма Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепри­знанных принципов и норм международного права и между­народных договоров Российской Федерации» суды общей юрисдикции, включая Верховный Суд Российской Федерации, должны учитывать позиции Европейского суда по правам че­ловека. Суды не обязаны применять или руководствоваться позициями Европейского суда по правам человека.

В отношении Постановления Европейского суда по пра­вам человека от 17 мая 2010 г. по делу «Кононов (Kononov) против Латвии» необходимо отметить, что Кононов - это пар­тизан, родившийся в Латвии в 1923 г.

В феврале 1944 г. германская армия обнаружила и унич­тожила группу красных партизан во главе с майором Чугуно­вым, которая пряталась в сарае Мейкула Крупника в деревне Малые Баты в Латвии. У майора Чугунова в этой группе была его жена и малолетний ребенок. Всех их, включая ребенка, рас­стреляли.

В. Кононова обвинили в том, что в 1944 г. он руководил партизанским рейдом в деревне Большие Баты, расположен­ной в 300 километрах к востоку от столицы, в ходе которого были убиты 9 мирных граждан, в том числе одна беременная женщина.

По данным латвийских властей, убитые были «мирными жителями», которых гитлеровцы вооружили для самообо­роны. На многочисленных судах В. Кононов рассказал, что за три месяца до майской акции возмездия, 28 февраля 1944 г., в деревню Малые Баты зашли 12 его товарищей. Они постуча­лись в дом местного жителя Модеста Крупниекса, который их накормил и положил спать в сарае. Убедившись, что партиза­ны уснули, он сообщил о них своему соседу Булсу, старшему группы полицейских-шуцманов в этом селе. Тот сразу же по­ехал за подмогой в соседнюю деревню, где был расположен немецкий гарнизон.

Утром подпольщиков окружили. Полицейские подожг­ли сарай. Все погибли. Медсестра Таня с ребенком и радист попытались вырваться, но их сразила пулеметная очередь.

Кононов заявил, что операцию по уничтожению полица­ев он должен был провести в соответствии с приговором пар­тизанского трибунала о наказании предателей из числа жите­лей села Малые Баты.

После того как Латвия вышла из состава Советского Со­юза, В. Кононов обратился в Европейский суд по правам чело­века, ссылаясь на то, что никто не может быть судим, если об этом прямо не указано в законе.

В августе 2004 г. дело Кононова дошло до Европейско­го суда по правам человека. В связи с тем, что в то время В. Кононов был уже российским гражданином, Россия решила выступить в качестве третьей стороны в рассмотрении данно­го дела, настаивая на применении ускоренной процедуры в связи с преклонным возрастом ветерана и ухудшающимся со­стоянием его здоровья. Дело было выиграно. Европейский суд по правам человека удовлетворил иск бывшего красного пар­тизана, обвиняющего латвийские власти в незаконном выне­сении обвинительного приговора в 2000 г. Ему также удалось взыскать 30 тысяч евро компенсации.

Однако 20 октября 2015 г. Европейский суд по правам че­ловека принял Постановление по делу «Василий Каускас про­тив Литвы». В. Каускас осужден в Литве незаконно вопреки Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. В данном случае речь идет о судейском активизме, что являет­ся негативным явлением.

Кандидат юридических наук, доцент МГИМО(У) МИД России О. В. Гликман в докладе «Значение Нюрнбергского трибунала для развития законодательства Российской Федера­ции» обратила внимание на вопросы института международ­но-правовой ответственности государств за международные преступления и уголовной ответственности физических лиц.

Вызывает интерес определение таких противоправных деяний, как международные преступления, международно­правовые преступления, преступления против мира и без­опасности человечества. Эти деяния влекут наказания как международно-правовые преступления.

Можно выделить следующие виды международных пре­ступлений: преступления агрессии, геноцид, преступления против человечности, преступления против персонала Орга­низации Объединенных Наций, военные преступления.

Глава 34 Уголовного кодекса Российской Федерации «Пре­ступления против мира и безопасности человечества» пред­усматривает ответственность за следующие преступления: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрес­сивной войны; публичные призывы к развязыванию агрессив­ной войны; реабилитация нацизма; разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового пора­жения; применение запрещенных средств и методов ведения войны; геноцид; экоцид; наемничество; нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой.

Одной из проблем использования опыта Нюрнбергского трибунала для развития российского законодательства являет­ся отсутствие концептуального единообразия ссылок на меж­дународные договоры, а также ссылок на общепризнанные принципы и нормы международного права в главе 34 Уголов­ного кодекса Российской Федерации.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры междуна­родного права Российского университета дружбы народов Н. С. Семенова в докладе «Нюрнбергский процесс в свете защиты традиционных ценностей» отметила, что в современном мире развернулась борьба за защиту традиционных ценностей. До XX в. никто не пытался уровнять нетрадиционные отношения с традиционными и представить их в виде нормы. В настоя­щее время эта тенденция подтверждается многими докумен­тами, национальным законодательством, судебной практикой и т.д.

Так, в деле «Алеари и другие против Италии» 2015 г. Ев­ропейски суд по правам человека постановил, что отсутствие в итальянском законодательстве норм, признающих однополые союзы, является нарушением права на уважение частной и се­мейной жизни. В 24 из 47 стран Совета Европы есть юридиче­ские механизмы признания однополых браков.

При этом необходимо иметь в виду, что в международ­ном праве нет однозначного определения таких понятий, как традиции и ценности. Поэтому эти понятия могут быть ис­пользованы в ущерб правам человека.

В XX в. под вопрос было поставлено достоинство челове­ческой личности. Принятые по результатам Нюрнбергского процесса принципы представляют собой закрепление в пись­менном виде обычных норм и истин, которые были понятны


Работа Круглого стола

для всех. Однако в современном мире некоторые государства снова ставят под сомнение достоинство человеческой лично­сти, что ведет к разрушению общества и семьи, которая явля­ется основой любого государства.

Кандидат юридических наук, доцент Пермского государ­ственного национального исследовательского университета Н. А. Чернядьева выступила с докладом «Значение Нюрн­бергских принципов в становлении системы международной юрисдикции против терроризма».

Вопрос о необходимости запрета террористической так­тики в военных конфликтах впервые был поставлен по итогам окончания Первой мировой войны. Однако эта тема осталась не рассмотренной до конца Второй мировой войны.

В Уставе Нюрнбергского трибунала не установлена от­ветственность за террористические действия в ходе военных конфликтов. Однако в документах Нюрнбергского трибунала используется термин «террористические атаки». Пятеро пре­ступников, осужденных Нюрнбергским трибуналом, были осуждены за акты терроризма, которые не имели самостоятель­ного значения и рассматривались только в составе других воен­ных преступлений. При этом Нюрнбергский трибунал исходил из общеизвестности содержания понятия терроризма.

Кандидат юридических наук, доцент кафедры междуна­родного права МГУ им. М. В. Ломоносова С. В. Глотова в докла­де «Преступления против человечности: генезис концепции, Международный военный трибунал и ее современное разви­тие» обратила внимание на то, что облик Нюрнбергского три­бунала - это образ чудовищных преступлений, которые назы­ваются преступлениями против человечности.

Преступления против человечности - это целый ряд пре­ступлений в отношении мирного населения. При этом необ­ходимо иметь в виду, что преступления против человечности продолжают совершаться и в современном мире как в рамках вооруженных конфликтов, так и в мирное время, что под­тверждается практикой Международного уголовного суда по ситуациям в Конго и Сирии.

Государства обязаны преследовать и предотвращать пре­ступления против человечности на своей территории. Пре­ступления против человечности должны влечь наказания с учетом универсальной уголовной юрисдикции, которая под­разумевает компетенцию государств по привлечению к уго­ловной ответственности и наказанию индивидов безотноси­тельно к месту совершения преступления либо гражданству обвиняемого или потерпевшего.

Кандидат юридических наук, ведущий научный сотруд­ник сектора международно-правовых исследований Институ-

Работа Круглого стола

та государства и права РАН К. С. Родионов в своем докладе «Международные и транснациональные преступления и пре­ступность» обратил внимание на то, что термин «международ­ный преступник» впервые был использован в 1892 г. в отноше­нии тех преступников, которые колесят по разным странам в поисках наживы и совершения преступлений.

Международные преступники прежде чем совершить преступления заказывают себе билет скорого поезда, приоб­ретают инструменты для взлома в Лондоне, взлом совершают в Берлине, полученные вещи сбывают в Амстердаме, а деньги тратят в Париже.

Начиная с 1927 г. количество лиц, находящихся в между­народном розыске Интерпола, постоянно увеличивалось. При этом понятие «международные» преступления используется полицейскими на практике как рабочее, поскольку наука пока не предложила лучшую терминологию. В современном мире в категорию международных преступлений могут попасть все правонарушения, перечисленные в любом Уголовном кодексе.

Транснациональная преступность представляет собой пре­ступления, которые перешагивают границы государств. Напри­мер, если человек, находясь по одну сторону границы, стреляет из пистолета в человека, находящегося по другую сторону гра­ницы, и убивает его, то это и есть транснациональное престу­пление.

Кандидат юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права и международного права Са­марского государственного университета С. И. Красов в докла­де «Преступления против мира - 70 лет эволюции» отметил, что на Нюрнбергском процессе шли жесткие дискуссии по по­воду квалификации международных преступлений, которые вменялись в вину высшим должностным лицам. Защита стро­ила свою позицию на том, что международное право до 1939 г. не знало таких преступлений, как преступления против мира и преступления против человечности. С точки зрения защиты, решение о привлечении высших должностных лиц Германии к ответственности за преступления против мира представляло собой нарушение принципа nullum crimen sine lege и nullum poena sine lege.

Война изначально рассматривалась в качестве крайнего, но допустимого средства разрешения международных споров. Войны делились на справедливые и несправедливые.

В первом обращении советского правительства к советско­му народу говорилось о том, что 22 июня 1941 г. в 4 часа утра вероломно без объявления войны Германия начала военные действия против Советского Союза. Посол Германии прибыл в Кремль и вручил ноту об объявлении войны в 5.30 утра. В 6 часов утра состоялось официальное заявление германского Правительства, в котором обосновывались причины состояния войны. Впоследствии эти факты были положены в основу обви­нения против высших должностных лиц Германии.

Доктор юридических наук, член международно-право­вого совета при Министерстве иностранных дел Российской Федерации В. С. Котляр в своем докладе отметил, что перед Нюрнбергским трибуналом предстали не только фашистские главари, но и ряд организаций фашистского режима. Трибу­нал объявил преступными организациями руководство Наци­онал-социалистической партии Германии (НСДАП), СС, СД и гестапо.

Нюрнбергские принципы - это одна из фундаментальных основ развития современного международного права. По об­разцу Нюрнбергского трибунала попытались создать несколь­ко международных судебных органов, например, Международ­ный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьёзные нарушения международного гуманитарного пра­ва, совершённых на территории бывшей Югославии с 1991 г., который имеет мало общего с международным правом.

Кандидат юридических наук, доцент Оренбургского го­сударственного университета Н. В. Афоничкина выступила с докладом «Устав Нюрнбергского Международного военного трибунала как образец согласования воль государств в ответ на преступные вызовы человечеству».

Принятие Устава Нюрнбергского Международного воен­ного трибунала показывает, что государства могут достичь со­гласия путем переговоров, несмотря на различные интересы.

Так, Великобритания предлагала повесить главных во­енных преступников, поскольку они не достойны даже право­судия. В процессе принятия Устава Нюрнбергского Междуна­родного военного трибунала был учтен опыт привлечения к ответственности преступников Первой мировой войны.

В современном мире вызовы человечеству стали еще сложнее и терроризм ведет войну без линии фронта и плана. В связи с этим необходимо помнить об интересах междуна­родного сообщества и исследовать положения о коллективной ответственности государств.

Кандидат политических наук, доцент, заместитель ди­ректора Гуманитарного института МГУПС (МИИТ) по науке и инновациям В. Д. Черепанов выступил с докладом «Нюрн­бергский процесс и политические спекуляции на тему "Суда истории"».

Соискатель кафедры международного права МГИМО(У) МИД России Д. К. Елоева в докладе «Нюрнбергский процесс и обычные нормы в международном уголовном праве» проанали­зировала взаимосвязь обычаев, Нюрнбергского процесса и меж­дународного уголовного права. Нюрнбергский процесс показал, что обычай может быть основанием для индивидуальной уголов­ной ответственности за совершение преступлений.

Старший преподаватель кафедры конституционного права и сравнительного правоведения Владикавказского ин­ститута управления В. С. Хачирова выступила с докладом «Нюрнбергские принципы и их влияние на учреждение Меж­дународного уголовного суда».

Доктор юридических наук, профессор, президент Ассо­циации А. Я. Капустин подвел промежуточные итоги работы круглого стола, поблагодарил директора Института государ­ства и права РАН, академика РАН, вице-президента Россий­ской ассоциации международного права А. Г. Лисицына-Свет­ланова за содействие в проведении круглого стола и отметил, что тематика Нюрнбергского процесса в свете современного международного права заслуживает дальнейших исследова­ний.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.