Обзоры

Евразийский юридический журнал

17 февраля 2016 г. члены Российской Ассоциации меж­дународного права выступили с докладами и сообщениями на заседании научно-консультативного совета по вопросам международного права

Санкции в международном праве

Обзор заседания научно-консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Российской Федерации на тему «Санкции в международном праве (правовые основания, практика применения, санкции в отношении физических лиц и компаний)».

№ 4 (95) 2016г.

В обзоре рассматриваются доклады и выступления, сделанные на заседании научно­консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Российской Федерации, на тему: «Санкции в международном праве (правовые основания, практика применения, санкции в отношении физических лиц и компаний)».

REVIEW OF THE MEETING OF THE SCIENTIFIC ADVISORY COUNCIL ON INTERNATIONAL LAW UNDER THE MINISTRY OF JUSTICE OF RUSSIAN FEDERATION ON THE TOPIC OF «SANCTIONS IN INTERNATIONAL LAW (THE LEGAL BASIS, THE PRACTICE OF APPLYING SANCTIONS AGAINST INDIVIDUALS AND COMPANIES)»

This review examines the reports and speeches made at the meeting of the scientific advisory council on international law under the Ministry of Justice of the Russian Federation on the topic of «Sanctions in international law (the legal basis, the practice of applying sanctions against individuals and companies)».

17 февраля 2016 г. члены Российской Ассоциации меж­дународного права выступили с докладами и сообщениями на заседании научно-консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Россий­ской Федерации на тему: «Санкции в международном праве (правовые основания, практика применения, санкции в отно­шении физических лиц и компаний)».

Открыл заседание заместитель Министра юстиции Рос­сийской Федерации, председатель научно-консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Российской Федерации М.А. Травников. Он отметил, что целью заседания является рассмотрение следующих акту­альных вопросов: санкции в международном праве; санкции в отношении физических лиц; санкции в отношении юриди­ческих лиц; санкции в отношении Российской Федерации в целом.

Судья Суда Евразийского экономического союза, заве­дующая кафедрой международного права Российского го­сударственного университета правосудия, вице-президент Российской Ассоциации международного права, доктор юри­дических наук, профессор Т.Н. Нешатаева в своем докладе рассмотрела следующие вопросы: история санкций в между­народном праве; функции санкций в международном праве; санкции и ответственность в международном праве и т.д.

Она отметила, что в XIV в. католические священники ре­шили, что международно-правовая ответственность может относиться только к категории санкций. Примерно такую же конструкцию поддерживал и Гуго Гроций, который придер­живался мнения о том, что самой существенной санкцией яв­ляется война.

Комиссия международного права Организации Объеди­ненных Наций придерживалась позиции о том, что понятие санкций должно включать в себя все меры принуждения в широком смысле, которые возникают из международно-пра­вовой ответственности.

Можно считать, что любая форма принуждения, в том числе и моральная, является санкцией. Субъекты междуна­родного права могут прибегать к любым мерам, которые при­меняются на основе Устава Организации Объединенных На­ций.

У санкций в международном праве можно выделить сле­дующие функции: правовосстановительную; штрафную; кара­тельную. При этом с точки зрения общей теории права про­исходит существенная путаница, что опасно как для России в целом, так и для всех граждан в отдельности.

Санкции могут быть предварительными мерами, мера­ми давления, контрмерами. Санкции могут как останавливать правонарушения, так и остаться безрезультатными. Санкции должны соответствовать правонарушениям и быть соразмер­ными им. Тем не менее, по вопросу соразмерности санкций правонарушениям правоприменительная практика отсутству­ет.

Санкции могут применяться к физическим лицам, кото­рые являются должностными лицами государств, поскольку в соответствии со ст. 4 Резолюции, принятой Генеральной Ас­самблеей Организации Объединенных Наций «Ответствен­ность государств за международно-противоправные деяния» 56/589 от 12 декабря 2001 г. поведение любого органа госу­дарства рассматривается как деяние данного государства по международному праву независимо от того, осуществляет ли этот орган законодательные, исполнительные, судебные или какие-либо иные функции, независимо от положения, кото-

 

рое он занимает в системе государства, и независимо от того, является ли он органом центральной власти или администра­тивно-территориальной единицы государства. Понятие орган включает любое лицо или любое образование, которое имеет такой статус по внутригосударственному праву.

В связи с этим можно сделать вывод о том, что ответствен­ность в международном праве подразумевает все правомерные формы принуждения, которые составляют смысл санкций. Разделять понятия санкций и ответственности в международ­ном праве невозможно. Необходимо в каждом отдельном слу­чае устанавливать, в чем именно состояло правонарушение, в чем должна быть ответственность и совпадают ли меры при­нуждения с целями правовосстановления, наказания и т.д.

С теоретической точки зрения тема санкций в междуна­родном праве разработана не в полной мере. При дальней­шем исследовании вопросов санкций в международном праве следует учитывать положения общей теории права.

Партнер юридической фирмы «Гольцблат БЛП» канди­дат юридических наук Р.М. Ходыкин в своем докладе «Санк­ции и международный арбитраж» отметил, что санкции при­меняются в отношении лиц, против которых нет доказательств участия в какой-то незаконной деятельности. Целью санкций является желание оказать влияние на политический режим в России.

При этом санкции составлены очень расплывчато для того, чтобы из-за неясности компании отказывались осущест­влять свой бизнес в России. Действующие против России санк­ции не принимались на уровне Организации Объединенных Наций и являются национальными инструментами.

Существуют различные точки зрения на правовую при­роду санкций. В частности, затруднение заключается в том, что часто документы вводят санкции, но умалчивают о том, что происходит с договорными обязательствами.

Санкции в международном праве могут пониматься как фактические обстоятельства, препятствующие исполнению обязательств. Обычно этот подход применяется в судах со ссылками либо на форс-мажор или доктрину фрустрации.

В связи с этим следует иметь в виду, что концепция форс­мажора берет свое начало во французском праве. В англий­ском праве форс-мажор применяется только в случаях, если стороны предусмотрели это в договорах.

По российскому праву можно ссылаться на ст. 416 Граж­данского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обязательства прекращаются из-за невозможности исполнения, если она вызвана наступившими после возник­новения обязательств обстоятельствами, за которые ни одна из сторон не отвечает. В случае невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, последний не вправе требовать возвращения ис­полненного им по обязательству. При отсутствии указаний в договорах стороны могут ссылаться на доктрину фрустрации.

При этом необходимо иметь в виду, что под фрустрацией можно понимать невозможность исполнения или тщетность целей контрактов. Фрустрация имеет место в случаях, когда договорные обязательства стало невозможно исполнить, пото­му что обстоятельства изменились так сильно, что исполнение уже будет радикально иным. Доктрина фрустрации также ча­сто применяется в случаях, когда исполнение стало незакон­ным.

Российским аналогом фрустрации является ст. 451 Граж­данского кодекса Российской Федерации, в силу которой су­щественное изменение обстоятельств, из которых стороны ис­ходили при заключении договоров, является основанием для их изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договорами или не вытекает из их существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, ког­да они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договоры вообще не были бы ими заклю­чены или были бы заключены на значительно отличающихся условиях.

Изменение договоров в связи с существенным измене­нием обстоятельств допускается на основании решений су­дов в исключительных случаях, когда расторжение договоров противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необхо­димые для исполнения договоров на измененных судами ус­ловиях.

Следует отметить, что фрустрация не применяется в слу­чаях, когда исполнение обязательств невозможно по праву стран, где исполнение должно иметь место. При возможности частичного исполнения договоров доктрина фрустрации не применяется.

Ответные российские санкции или реторсии не должны рассматриваться как форс-мажор или основания для прекра­щение договоров. Согласно ст. 1194 Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации Правительством Российской Федерации могут быть установлены ответные ограничения (реторсии) в отношении имущественных и личных неимущественных прав граждан и юридических лиц тех государств, в которых имеют­ся специальные ограничения имущественных и личных неи­мущественных прав российских граждан и юридических лиц.

В истории России известны случаи применения ответных санкций или реторсий. Так, в 1937 г. Союз Советских Социа­листических Республик ввел реторсии против Италии, когда

 

суммы, причитавшиеся от итальянского морского ведомства и итальянской компании по договору с Нефтеэкспортом в оплату стоимости поставленных им нефтепродуктов, не были переведены.

Вскоре было заключено соглашение с Италией о тор­говом обмене и платежах между Союзом Советских Социа­листических Республик и Италией. Затем Постановлением Совета народных комиссаров Союза Советских Социалисти­ческих Республик от 3 марта 1939 г. N 256 «О платежах ита­льянским фирмам и учреждениям» было решено разрешить Государственному Банку Союза Советских Социалистических Республик произвести переводы итальянским управлени­ям, учреждениям, фирмам и организациям сумм, внесенных Торгпредством Союза Советских Социалистических Респу­блик в Италии и хозяйственными организациями Союза Со­ветских Социалистических Республик на особые, открытые Государственным Банком Союза Советских Социалистических Республик для этих взносов, счета.

В заключение докладчик сделал вывод о том, что тема­тика санкций и международного права является актуальной, представляет несомненный научный интерес и требует даль­нейших исследований.

Партнер юридической фирмы «Гольцблат БЛП» О. Хох­лов отметил, что оспаривание санкций в судебном порядке на практике оказалось проблематичным. Отменить санкции че­рез суды, как правило, не представляется возможным.

При этом введение и отмена санкций зависит от между­народной обстановки, а также политической ситуации. При­мененные к России санкции в настоящее время являются мяг­кими. Диапазон ужесточения санкций в отношении России в будущем крайне широк.

Председатель коллегии адвокатов «Последний дозор» А.В. Молохов обратил внимание на вопрос о том, каким об­разом можно обойти санкции, примененные к России, в си­туациях, когда оспаривание санкций в судебном порядке оказалось проблематичным. При оспаривании санкций, при­мененных к России, необходимо учитывать практику оспари­вания санкций в отношении Ирана. Для оспаривания санкций необходимо привлекать российских юристов.

Сотрудник Правового департамента Министерства ино­странных дел Российской Федерации, член Российской Ассо­циации международного права М.В. Заболоцкая в своем вы­ступлении отметила, что в международном публичном праве нет договорного или обычно-правового определения понятия «санкции». Под санкциями понимают различные меры поли­тического воздействия, которые одно государство оказывает на другое государство.

Санкции могут вводиться по решению Совета Безопасно­сти Организации Объединенных Наций или в одностороннем порядке. Существует точка зрения, что в одностороннем по­рядке вводить санкции нельзя. Санкции могут быть введены только под эгидой Совета Безопасности Организации Объеди­ненных Наций. Вопрос о возможности введения односторон­них санкционных мер является спорным.

Заместитель Министра юстиции Российской Федерации, председатель научно-консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Россий­ской Федерации М. А. Травников в своем выступлении обра­тил внимание на вопросы критериев правомерности введения и снятия санкций. Остаются открытыми вопросы о процедуре, органах государственной власти, должностных лицах, которые могут быть уполномочены вводить и отменять санкции.

Состоялась активная и заинтересованная дискуссия, в ко­торой приняли участие заведующий кафедрой международ­ного права Московского государственного юридического уни­верситета имени О. Е. Кутафина, член Исполкома Российской Ассоциации международного права, доктор юридических наук, профессор К. А. Бекяшев, судья Суда Евразийского эко­номического союза, заведующая кафедрой международного права Российского государственного университета правосу­дия, вице-президент Российской Ассоциации международ­ного права, доктор юридических наук, профессор Т. Н. Не- шатаева, сотрудник правового департамента Министерства иностранных дел Российской Федерации, член Российской Ассоциации международного права М. В. Заболоцкая, заведу­ющая кафедрой международного частного права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Ку- тафина, член Российской Ассоциации международного пра­ва, доктор юридических наук, профессор Г.К. Дмитриева, док­тор юридических наук, профессор кафедры международного частного права Всероссийской академии внешней торговли, первый заместитель председателя Международного коммер­ческого судебного арбитража при Торгово-промышленной палате РФ, член Российской Ассоциации международного права И. С. Зыкин.

В работе научно-консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Россий­ской Федерации также приняли участие: ученый секретарь Российской Ассоциации международного права Л. В. Корбут; референт Российской Ассоциации международного права С.Е. Смирных; заведующий кафедрой международного частного права Российской школы частного права (Института), началь­ник отдела сравнительного и международного частного права Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации А.Н. Жильцов; доктор юридических наук, профессор Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова А.И. Ковлер; проректор по междуна­родным связям Российской таможенной академии, вице-пре­зидент Российской Ассоциации международного права А.А. Моисеев; первый заместитель декана факультета права Наци­онального исследовательского университета «Высшая школа экономики», член Российской Ассоциации международного права В. В. Старженецкий.

Заместитель Министра юстиции Российской Федерации, председатель Научно-консультативного совета по вопросам международного права при Министерстве юстиции Россий­ской Федерации М. А. Травников подвел итоги работы совета и отметил, что тематика санкций в международном праве за­служивает дальнейшего рассмотрения.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.