Рецензии

Евразийский юридический журнал

Рецензия на книгу

Международное экономическое право

Рецензия на книгу: Международное экономическое право: Учебник для магистров / В.М.Шумилов. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2011. – 612 с. – (Магистр). – ISBN 978-5-9916-1372-9

№ 3 (46) 2012г.

Из печати вышло очередное издание учебника по международному экономическому праву, принадлежащее перу известного российского ученого, доктора юридических наук, профессора, заведующего кафедрой публичного права ГОУ ВПО Всероссийская академия внешней торговли (ВАВТ) Минэкономразвития России Шумилова Владимира Михайловича.

   Настоящий курс по международному экономическому праву (МЭП) претерпел существенные изменения и дополнения в свете последних тенденций в развитии мировой экономики и международного права.

   Учебник раскрывает все основные аспекты и проблемы регулирования международных экономических отношений на современном этапе; излагает основные положения российской доктрины международного экономического права, а также знакомит читателей с зарубежными концепциями МЭП (например, французская концепция источников МЭП ученых-правоведов Д.Карро и П.Жюйара).

    Структурно курс МЭП состоит из Общей и Особенной части.

    В Общую часть включены такие темы, как понятие, субъекты, источники, принципы МЭП, право экономической интеграции. Особенная часть раскрывает содержание основных подотраслей МЭП: международного торгового права; международного финансового права, международного инвестиционного права. В рамках вышеуказанных подотраслей рассматриваются такие международно-правовые институты, как право Всемирной торговой организации (ВТО); право Международного валютного фонда и т. д. Особое внимание уделено международному процессуальному праву в части освещения механизмов урегулирования споров в международной экономической системе.

   МЭП выступает как один из элементов международной экономической системы (МЭС).

    Посредством международных договоров создается нормативная основа взаимодействия государств в МЭС; посредством международных организаций – институциональная.

    Институциональной сердцевиной современной международной торговой системы является ВТО. Мотором международной финансовой системы автор признает МВФ и МБРР. Многостороннее регулирование отдельных вопросов в международной инвестиционной системе осуществляет МАГИ. 
Действующие международные договоры, международные обычаи, рекомендательные нормы международных организаций («акты мягкого права») и другие источники рассматриваются через призму влияния на них объективных процессов, происходящих в мировой экономике, таких как глобальный финансово-экономический кризис 2008–2010 гг. (например, такой подход использован при изучении эволюции международного финансового права в главе 8 настоящего учебника).

     Кроме того, в учебнике соблюден баланс между теоретическими и прикладными знаниями. Даже самые сложные, на первый взгляд, вещи излагаются доступным и понятным студенту языком. Важные теоретические положения подкрепляются реальными примерами из международной практики; приведено достаточное количество ссылок на действующее международное право и национальное законодательство государств.

    Учебник состоит из глав, каждая из которых разделяется на параграфы со сквозной нумерацией. Основному тексту в главе предшествует перечень рекомендуемой к изучению литературы с учетом вновь вышедших диссертаций, статей и монографий по МП; в конце главы  читателю предлагаются контрольные вопросы для самопроверки.

    МЭП предстает как система международно-правовых норм, посредством которых осуществляется регулирование отношений по трансграничному движению различного рода ресурсов (вещей), таких как товары (включая услуги и права), финансовых средств, инвестиций, рабочей силы и т. п.

     Автор верно определяет предпосылки зарождения современного МЭП, главной из которых является интернационализация различных вопросов международной торговли, по которым государства начали взаимодействовать друг с другом. К их числу относятся такие вопросы, как условия допуска и правовой режим товаров, услуг, инвестиций, а также их поставщиков на внутренние рынки; таможенно-тарифное и нетарифное регулирование иностранных товаров; вопросы ценообразования на ряд продовольственных товаров (кофе, какао, зерно); порядок учета и налогообложения иностранных поставщиков и т. д.

     Поскольку данные вопросы напрямую затрагивали экономические интересы государств, то, чтобы избежать дискриминационной политики по отношению друг к другу, а также установить общие (равные для всех) условия обращения лиц и вещей на мировом рынке, в XX веке было выработано международное экономическое право со своей нормативной и институциональной структурой.

    Различия в национальных правовых системах по вопросу правового режима для иностранных «операторов» и их товаров подтолкнули государства к сотрудничеству – сначала на двустороннем уровне, путем заключения торговых договоров, договоров о торгово-экономическом сотрудничестве, затем на многостороннем уровне, т. е. в рамках региональных экономических организаций (ЕС, НАФТА, АТЭС, ЕврАзЭС), а впоследствии и на универсальном уровне – через призму таких международных институтов, как ВТО, МВФ, МБРР, МИГА.

     Причем, как полагает проф. В.М.Шумилов, МЭП во все большей степени смещается в сторону регулирования внутренних правовых режимов государств по вопросу установления благоприятных условий для иностранных вещей и их поставщиков. Если раньше предметом регулирования МЭП было главным образом поведение государств в мировой экономике по поводу ресурсов (вещей), то сейчас всё более – внутренние правовые режимы. Так, государства –  члены ВТО уже не вправе по своему усмотрению, произвольно поднимать таможенные пошлины или вводить различного рода нетарифные ограничения, будь то в форме квот, лицензий, запрещений по отношению к иностранным товарам или услугам друг друга. В противном случае задетое такими мерами государство вправе инициировать разбирательство в квази-судебном Органе по рассмотрению споров в рамках ВТО. Схожая ситуация наблюдается и по вопросу манипулирования валютными курсами, а также состоянием платежных балансов государств в мировой финансовой системе, поскольку в настоящее время вся финансовая проблематика находится под «надзором» МВФ. Отчасти это касается и ситуации с пресловутыми правами человека. Государства уже не могут издавать законы, направленные на ухудшение, ущемление прав человека внутри страны.

    Сказанное, по мнению Владимира Михайловича, есть проявление тенденции  формирования Глобального права и Глобальной правовой системы, под которым ученый предлагает понимать некое качественное единство и переплетение двух систем – национального и международного права. Отрицать процесс формирования глобальной правовой системы, навешивать негативные ярлыки на эту концепцию, по мнению автора, нельзя. Иное будет означать отказ от борьбы за внедрение интересов России в глобальное право, за учет российских государственных интересов в нем. 

     В процесс переплетения, сращивания ВП и МП, по мнению автора, включаются и такие явления, которые условно предлагается именовать как транснациональное право и наднациональное право.

    Под транснациональным правом следует понимать некое институционально-правовое явление в международной системе, суть которого состоит в том, что частные лица (главным образом, многонациональные предприятия, банки) разных стран создают на двустороннем и многостороннем уровнях свои собственные нормы взаимоотношений, которые возникают в сфере, не отрегулированной ни внутренним, ни международным правом. Особенность норм транснационального права состоит в том, что они создаются частными лицами, не являющимися, как известно, субъектами международного права; такие нормы отражают волю частных лиц из разных стран, этим они отличаются как от норм внутреннего, так и от норм международного права. Создаются транснациональные нормы зачастую международными неправительственными организациями, такими как, например, Общество международных межбанковских финансовых телекоммуникаций СВИФТ, или в рамках параорганизации Лондонский клуб кредиторов. Другие международные неправительственные организации, вроде Международной торговой палаты в Париже, взяли на себя работу по кодификации норм транснационального права. Результатом стали Международные правила толкования толковых терминов – «Инкотермс», Унифицированные правила по инкассо, аккредитиву и т. д.

      Суть наднационального права состоит в том, что государства обязаны или вынуждены подчиняться нормам, созданным и (или) вступившим в силу без их согласия. Речь идет, как правило, о нормах, принятых международной организацией на основе ее уставной правосубъектности, например, большинством голосов. В такой ситуации государства, проголосовавшие «против», все равно обязаны выполнять принятое решение. Подобные нормы, как считает автор, свидетельствуют о некой наднациональной воле, которая стоит выше воли суверенного государства. Государства, таким образом, отдают часть своих суверенных полномочий и компетенции надгосударственных структурам (институтам ЕС; Комиссии Таможенного союза ЕврАзЭС), а также международным организациям (ВТО, МВФ). В определенном смысле наднациональной категорией можно считать расчетную единицу, используемую в деятельности МВФ, – специальные права заимствования (СДР).
 
     Особенностью МЭП, помимо вышеперечисленных явлений, является все более возрастающая роль физических и юридических лиц, ТНК, ТНБ, неправительственных организаций, условно именуемых «операторами МЭО». Именно операторы, как это верно подмечено, совершают преобладающую часть международных сделок по трансграничному перемещению товаров (услуг), финансов и инвестиций. Справедливо подчеркивается, что их не следует относить к субъектам международного права, а правильнее было бы признать в качестве субъектов транснационального права, в части самостоятельного создания собственного нормативного поля в сфере «всеобщего дозволения», т. е. в неурегулированной части МП, либо в отрегулированной по принципу «разрешено все, что прямо не запрещено».

    В учебнике специально выделена глава 6, посвященная праву экономической интеграции как подотрасли более общего явления – права интеграции (новой отрасли международного права). «Право интеграции» как международно-правовое явление, по мысли автора, находится на переднем крае взаимодействия внутреннего права и международного права; именно «право интеграции» иллюстрирует тенденцию и процессы формирования глобального права и глобальной правовой системы. Право ЕС подтверждает этот вывод. Право ЕС  выступает в качестве региональной модели будущего глобального права. Для управления интеграцией государства-участники объединяются в структуры, которые могут называться по-разному, в зависимости от возложенных на них задач и функций: зона свободной торговли, таможенный союз, общий рынок, единое экономическое пространство, платежный, валютный, экономический союз  и т. д. В учебнике подробно рассматриваются вопросы экономической интеграции в рамках ЕврАзЭС и ЕС, уделено внимание интеграционным объединениям на других континентах.

    Конечная цель всех интеграционных процессов – формирование конкурентного центра, «полюса» экономической силы со специальным, льготным внутриинтеграционным правовым режимом для товаров, услуг, капиталов, рабочей силы.

    Автор отдельно останавливается на роли России в современной МЭС. Как отмечает ученый, наша страна в настоящее время адаптировала и продолжает адаптировать свое внутреннее право под требования ВТО, некоторых других международных организаций. Мы все же «встали с колен», освободились от непосильного внешнего госдолга, открыли свою экономику для иностранных инвестиций, приняли все необходимые законы.

     В учебнике содержатся рекомендации по выстраиванию отношений с другими государствами-партнерами и интеграционными объединениями. Эти рекомендации могут служить хорошим подспорьем для обсуждения на учебных семинарах и научных конференциях.

   По отношению к Европе, которая не хочет равноправного сотрудничества с Россией, нам следует продолжить линию на формирование собственного центра экономической силы, на укрепление интеграции на постсоветском пространстве и на установление взаимовыгодных экономических связей с ЕС. При этом автор давно выступает убежденным сторонником разворота страны на Восток – к освоению Сибири, развитию связей со странами Азии, Азиатско-Тихоокеанского региона. Развитие торгово-экономических отношений на этом направлении будет хорошим противовесом сотрудничеству с Европой. Применительно к странам СНГ проводится мысль, что нельзя больше обеспечивать тактические политические интересы России за счет сдачи стратегических экономических интересов, как это было во времена советской интеграции в рамках СЭВ, оказывать неэффективную экономическую помощь через диспаритет цен, ничего не получая взамен.

      Авторский взгляд на проблематику международных отношений проявляет себя также при построении прогнозной модели развития МЭП.

  Автор выделяет следующие тенденции развития МЭП.

     Во-первых, отчетливо прослеживается тенденция на универсализацию норм МЭП, на создание и (или) образование международно-правовых норм (принципов) универсального, общеобязательного и императивного характера.

    Во-вторых, наметилась тенденция на регионализацию норм МЭП, создание норм (принципов) регионального действия и значения в рамках существующих интеграционных объединений.

    В-третьих, МЭП движется от более очевидного несправедливого распределения экономических благ к менее несправедливому и более выгодному.

    Вместе с тем, как считает автор, современная МЭС во многом несправедлива, баланс сил в ней не достигнут. Связано это с тем, что МЭП как «правовая надстройка» над МЭС во многом, к сожалению, отражает и обслуживает интересы развитых стран Запада, поскольку их интересы «встроены» в сложившийся миропорядок, что позволяет им «продавливать» практически любой вопрос, стоящий на повестке дня. Так, например, если не удается принять согласованное решение в рамках ООН из-за сильной позиции развивающихся стран, то его рассмотрение переносят в ОЭСР или МВФ, где большинство голосов принадлежит странам Запада.

    России же в этой ситуации следует активно продвигать идею учета цивилизационных особенностей при формировании норм и принципов МП.

    Подводя итог, отметим, что рецензируемая книга написана на высоком научно-теоретическом уровне и в то же время позволяет осуществить разворот МЭП в прикладную сторону в целях решения практических задач. Справедливо, что учебник предназначен в основном для магистратур юридических факультетов. Нет сомнений, что он послужит хорошим подспорьем в деле подготовки юристов-международников, ориентированных на работу во внешнеэкономической и международной сферах.

И.З. Фархутдинов, д-р юрид. наук, ведущий научный сотрудник сектора международно-правовых исследований Института государства и права Российской Академии наук;
В.И. Камышевский
, аспирант Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ) Минэкономразвития России


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Рецензия на учебник «Горное право»

Горное право

Рецензи...

Рецензия на монографию «Право ВТО»

Право ВТО

Рецензи...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, преподавателя Е. В. Комольцевой и кандидата филологических наук, доцента Л. Б. Перепелкиной

Deutsch fűr Juristen

Рецензи...

Знаковость права

Язык и право

Знаково...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, доцента Г. С. Пырченковой

English for law students

Рецензи...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.