Рецензии

Евразийский юридический журнал

Адвокатура, понимаемая как профессиональное объедине­ние лиц, занимающихся адвокатской деятельностью

Организация деятельности адвоката-защитника

Рецензия на монографию Рагулина А. В. «Организация деятельности адвоката-защитника: совершенствование регламентации и реализации профессиональных прав». — М.: Юрлитинформ, 2013.

№ 8 (75) 2014г.

Монография кандидата юридических наук, доцента А. В. Рагулина является логическим завершением его научных разработок и публикаций в ряде ведущих научных журналов, посвященных регламентации и реализации профессиональных прав адвоката-защитника.

Отправной точкой данного исследования является тезис автора о том, что «фундаментальной причиной неустойчивости или недолговечности того или иного правового явления явля­ется его несовместимость с общими закономерностями внутри социальной структуры».

Под социальной структурой мы понимаем определенный способ взаимосвязи элементов, то есть индивидов, занимаю­щих определенные социальные позиции (статус) и выполняю­щих определенные социальные функции (роль) в соответствии с принятой в данной социальной системе совокупностью норм и ценностей.

Адвокатура, понимаемая как профессиональное объедине­ние лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, имеющее свою организацию, правовые основы и собственную компе­тенцию, является частью социальной структуры, а адвокаты наделяются определенными профессиональными правами, имеющими определенную дифференциацию в зависимости от выполняемой процессуальной функции.

Профессиональные права адвоката-защитника имеют двух­уровневую систему организации: первый уровень профессио­нальных прав определяется ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», а второй — уголовно-процессуальным законо­дательством.

Несмотря на то, что двухуровневая система организации профессиональных прав адвоката-защитника впервые на­шла свое легальное закрепление в Положениях об адвокатуре РСФСР 1962 г., в современной российской юридической науке не сформулировано понятие «профессиональные права адвоката-защитника». В этой связи автор определяет профессио­нальные права адвоката-защитника как комплексный правовой институт, сочетающий в себе полномочия адвоката и полно­мочия защитника, разграничивает процессуальные и профес­сиональные права адвоката-защитника и проводит классифи­кацию профессиональных прав адвоката-защитника по трем основаниям: степени устойчивости принадлежности адвокату-защитнику профессиональных прав, зависимости реализа­ции профессиональных прав адвоката-защитника от решений лиц, осуществляющих производство по делу, и по формально юридическому критерию. Представляется, что современный уровень развития юридической науки позволяет считать такую классификацию достаточно полной.

Автор формулирует систему профессиональных прав ад­воката-защитника, состоящую из следующих элементов: про­фессиональные права адвоката-защитника, обусловленные гарантиями независимости; профессиональные права адвока­та-защитника, обусловленные действиями, производимыми адвокатами; профессиональные права адвоката-защитника, принадлежащие ему на всех стадиях уголовного судопроиз­водства; профессиональные права адвоката-защитника на до­судебных стадиях уголовного судопроизводства; общие права адвоката-защитника; права адвоката-защитника на стадии предварительно расследования; права адвоката-защитника как участника следственных действий; права адвоката-защитника при назначении и производстве экспертизы; права адвоката- защитника на ознакомление с материалами предварительного расследования; права адвоката-защитника при рассмотрении вопросов о мере пресечения; права при рассмотрении отдель­ных вопросов, связанных с переведением уголовного дела в ка­тегорию особого производства; профессиональные права адвоката-защитника на судебных стадиях уголовного производства; права адвоката-защитника при рассмотрении уголовного дела в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорных инстанций; права адвоката-защитника при рассмотрении уго­ловного дела с участием присяжных заседателей.

Значительное внимание в своей работе автор уделяет ана­лизу международно-правовых норм, а также законодательству зарубежных стран, регламентирующим содержание, обеспече­ние реализации и правовую охрану профессиональных прав адвоката-защитника.

Профессиональные права адвоката-защитника не могут на­ходиться в статичном положении, они развиваются, совершен­ствуются, зачастую происходит незаконное и необоснованное вмешательство в реализацию профессиональных прав и, как следствие, воспрепятствование адвокатской деятельности. Для преодоления данных негативных факторов автор совершенно справедливо вносит предложение об установлении уголовной ответственности за вмешательство и воспрепятствование дея­тельности адвоката и приводит примеры зарубежных стран, где такая уголовная ответственность уже установлена, предла­гая включить в УПК РФ ст. 294.1 «Незаконное воспрепятствова­ние профессиональной деятельности адвоката либо незаконное вмешательство в эту деятельность».

Одной из форм воспрепятствования адвокатской деятель­ности является непредоставление адвокату законной инфор­мации. Автор обоснованно указывает, что если законодатель предоставляет участнику процесса какое-либо право, он дол­жен внести в закон корреспондирующую санкцию.

Значительное внимание в монографии уделяется сопо­ставительному анализу норм УПК РФ и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»; автор приводит многочисленные примеры разного регулирования (прочтения) одних и тех же общественных отношений, закрепленных нормами УПК РФ и специального закона. Правоохранительные органы в случае обнаружившихся коллизий отдают предпочтение нормам УПК РФ. Непризнание за законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» равной силы с УПК РФ является частью более общей проблемы: проблемы нигилистического отношения к тезису о том, что адвокаты являются элементом системы правосудия. Хотя в монографии и отмечается, что «адвокаты способствуют осуществлению правосудия» и что «адвокаты являются такими же юристами, как следователи, дознаватели, прокуроры», тезис о том, что адвокат — это неотъемлемый элемент системы, не получает достаточной глубины. А как известно, этот тезис находит свое подтверждение в законах об адвокатуре и адвокатской деятельности отдельных стран Западной Европы: в Законе «О реформе некоторых судебных и юридических профессий» № 71-1130 от 31 декабря 1971 г. Франции: «адвокаты являются помощниками правосудия», в § 1 Закона «Об адвокатуре ФРГ» 1959 г.: «адвокатура является независимым органом правосудия», в статьях 1 и 38 Кодекса профессиональной этики адвокатов Греции от 4 января 1980 г. (Kodex Deontologias), где институт адвокатуры характеризуется как «орган правосудия». В п. 1 ст. 76 Устава Ордена адвокатов Португалии, Закона № 84 от 1984 г., озаглавленного «Об адво­кате как слуге правосудия и права, его независимости и бес­корыстии», говорится, что в своей профессиональной деятель­ности и вне её адвокат должен считать себя слугой правосудия и права. Данный способ квалификации института адвокатуры закреплен и в ст. 12 Основных принципов, касающихся роли юристов, а также в ст. 166 Договора о Европейском экономиче­ском сообществе, легализующего статус генерального адвоката Суда ЕС «Court of Justice».

Весьма неожиданными являются приведенные автором данные социологических опросов адвокатов об их отношении к комиссиям по защите прав адвокатов. 70% опрошенных адво­катов негативно оценивают деятельность комиссий. Приведен­ные факты должны послужить толчком для реформирования организации работы этих комиссий и способа подбора их членов.

В работе содержится масса интересных предложений, которые призваны повысить эффективность деятельности адвоката: это и наделение адвоката правом заверять для клиентов копии, правом составлять частные протоколы ос­мотра местности, правом представить письменный отзыв по обвинительному заключению, правом производить ос­мотр места жительства подзащитного и другие очень важные предложения.

Давая оценку предложениям автора, направленным на вне­сение изменений и дополнений в законодательные акты, регла­ментирующие профессиональные права адвоката-защитника и их правовую охрану, следует сказать, что они направлены на совершенствование российского судопроизводства в соответ­ствии с духом и буквой российского законодательства и между­народно-правовых норм.

Анализ научной новизны проведенного исследования по­казывает, что автором впервые на монографическом уровне:

-         обосновано системное единство организации деятель­ности адвоката и института профессиональных прав адвоката и адвоката-защитника;

-         выявлены основные исторически-обусловленные законо­мерности становления и развития института профессиональ­ных прав адвоката-защитника в России;

-         определено место института профессиональных прав адвоката-защитника в структуре правового статуса адвоката;

-         сформулированы дефиниции ряда понятий, используе­мых в научном обороте;

-         оценена роль гарантий независимости адвоката во вза­имосвязи с институтом профессиональных прав адвоката-за- щитника;

-         аргументирован подход к классификации профессио­нальных прав адвоката-защитника на основе различия свойств нормативных актов, в которых они закреплены, в сочетании с различными стадиями производства по уголовному делу;

-         обоснована необходимость формирования эффективной юридической модели регламентации института профессио­нальных прав адвоката-защитника, что предполагает юридико- техническое совершенствование правовых норм, составляющих институт профессиональных прав адвоката-защитника, и вве­дение действенных материально-правовых и процессуально­правовых санкций, применяемых к лицам, нарушающим про­фессиональные права адвоката-защитника;

-         определены основные направления совершенствования организационных механизмов, обеспечивающих практическую реализацию и охрану профессиональных прав адвоката-за- щитника, главным образом заключающиеся в модернизации деятельности комиссий по защите профессиональных прав адвоката;

-         дана характеристика основным тенденциям, существу­ющим в правовом закреплении, обеспечении практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката-защит- ника, обусловленным содержанием международно-правовых норм и закономерностями, выявленными в законодательстве зарубежных государств;

-         сформулирован комплекс взаимосвязанных и взаимообус­ловленных предложений, направленных на совершенствование института профессиональных прав адвоката-защитника путем модернизации отечественного законодательства в сфере правовой регламентации, обеспечения реализации и охраны его статусных профессиональных прав.

Одновременно в работе имеются дискуссионные и спорные  положения.

Спорным является тезис автора о том, что способ закре­пления прав защитника в Псковской ссудной грамоте носил обычно-правовой характер, а в Новгородской приобрел, как пишет автор, свое нормативное закрепление.

Вряд ли следует согласиться с автором в том, что Инструк­ция «О революционном трибунале...» носила ненормативный характер. Само по себе название акта не указывает на его нормативность или не нормативность.

Есть неточности при рассмотрении вопроса о следствен­ных и процессуальных действиях. Автор совершенно верно указывает, что УПК РФ предусматривает три разновидности процессуальных действий: следственные, судебные и иные. Та­ким образом, следственное действие должно относится к про­цессуальному как часть к целому, однако в работе это не всегда просматривается.

Иногда автор прибегает к использованию цитат и ссылок на ученых без их должного критического анализа, тратит дра­гоценное время на выяснение разницы между несущественны­ми понятиями, имеющими одинаковую природу.

Характеризуя рецензируемую монографию в целом, необ­ходимо отметить высокий уровень теоретического осмысления исследуемых проблем и практическую ориентацию представ­ленных положений. Работа, выполненная на стыке теории и практики, будет интересна не только специалистам в области адвокатуры и процессуального права, научным сотрудникам, но и практикующим юристам.

Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что представленная на рецензирование монография А. В. Рагулина соответствует всем требованиям, предъявляемым к подобно­го рода работам, рекомендуется к изданию и использованию в учебном процессе высших учебных заведений и курсов по­вышения квалификации адвокатов, а также в практической деятельности.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Знаковость права

Язык и право

Знаково...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, преподавателя Е. В. Комольцевой и кандидата филологических наук, доцента Л. Б. Перепелкиной

Deutsch fűr Juristen

Рецензи...

Рецензия на монографию «Право ВТО»

Право ВТО

Рецензи...

Рецензия на учебник «Горное право»

Горное право

Рецензи...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.