Рецензии

Евразийский юридический журнал

профессор Камиль Абдулович Бекяшев

Верховенство международного права

№ 10 (65) 2013г.

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)

ВЕРХОВЕНСТВО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА. LIBER AMICORuM

В честь ПРОФЕССОРА К.А. БЕКЯШЕВА/ ОТВ. РЕД. Н.А. СОКОЛОВА. М.: ПРОСПЕКТ, 2013. - 360 С.

RULE OF INTERNATIONAL LAW LIBER AMICORUMIN HONOUR OF PROFESSOR KAMIL А. BEKYASHEV

Данная фундаментальная книга по самым актуальным проблемам современного международного права, состоящая из научных статей известных ученых из россси, стран ближнего и дальнего зарубежья открывается с поздравления юбиляра В.В. Блажеевым,ректором Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Дорогой Камиль Абдулович, под Вашим руководством кафедра международного права стала авторитетным научным подразделением, одним из лучших в нашем университете. На кафедре разработаны инновационные учебные курсы по международному публичному, международному экономическому, международному финансовому, таможенному праву, преподается около 20 спецкурсов. Под Вашим руководством подготовлен и издан учебник «Международное публичное право», который в 2010 г. был отмечен Всероссийским конкурсом на лучшую научную книгу. Выдержав пять изданий, он является наиболее востребованным в российских вузах. Вы являетесь одним из основателей российской научной школы по международному морскому праву. Вами подготовлены 7 докторов юридических наук и более 30 кандидатов,- продолжил далее Виктор Владимирович.

Ваши энциклопедические знания и громадный опыт востребованы как на международном, так и на всероссийском уровнях. распоряжением Правительства российской Федерации Вы, многоуважаемый Камиль Абдулович, в третий раз назначены на 9-летний срок (до 2016 г.) членом Постоянной палаты третейского суда ООН. Генеральная Ассамблея ООН в 1994 г. избрала Вас постоянным арбитром Международного арбитража по морскому праву. Продолжительное время Вы являетесь членом Международно-правового совета при МИД россии.

Ваш профессионализм, высокий уровень ответственности, исключительная работоспособность по достоинству оценены родиной. Почетные звания Заслуженный деятель науки российской Федерации», «Заслуженный юрист российской Федерации», «Почетный работник рыбного хозяйства россии», «Ветеран МГЮА», медали «300 лет российскому флоту», им. Г.И. Тункина, А.А. Ишкова,- вот неполный перечень Ваших наград и званий,- завершил в.в. Блажеев, ректор Московского государственного юридического университета имени о.Е. кутафина (МгюА) свое поздравление широко известного ученого профессора Камиля Абдуловича Бекяшева.

Ниже мы приводим тезисы наиболее концептуальных статей из фундаментальной книги «Верховенство международного права. Liber amicorum в честь профессора К.А. Бекяшева»,авторами которых являются известные ученые, друзья юбиляра, снискавшего любовь и уважение как в российской Федерации, так и за ее пределами.

А.Хабашидзе: Первый закон, который предусматривал ответственность физических и юридических лиц за нарушение норм международного права прав человека на территории США и за их пределами, был принят через два года после принятия Конституции США, то есть в 1789 г.

В 2004 г. Верховный суд США в своем решении упомянул об этом Законе, отмечая, что данный законодательный акт обеспечивает юрисдикцию судов США относительно нарушений норм международного права. речь идет о правонарушениях, совершаемых в отношении послов иностранных государств и других категорий иностранных дипломатов, обеспечиваемых гарантий их иммунитета, а также в отношении пиратских акций, совершаемых физическими лицами. В этом контексте прикладное значение приобретает анализ некоторых судебных дел в США, непосредственно связанных с нарушениями корпорациями данного государства международного права. К числу таких дел относится, например, судебное разбирательство по делу о нефтяной корпорации США «Юнокал» (unocal), предметом которого выступает применение корпорацией принудительного труда, нарушающего нормы международного права.

А.И.Абдуллин: Современный мир характеризуется целым рядом интеграционных процессов, находящих свое прояв­ление в различных сферах политической, социально-экономической, культурной и, конечно же, правовой жизни. В связи с формированием Общего европейского экономического пространства между Европейским Союзом и Российской Федерацией целесообразно заключение специального соглашения, охватывающего вопросы правовой охраны интеллектуальной собствен­ности. В указанном соглашении следует закрепить положения о важности обеспечения должного уровня эффективной охраны и обеспечения реализации прав на объекты интеллектуальной собственности, а также подтвердить значимость обязательств, вытекающих из целого ряда международных универсальных соглашений об охране интеллектуальной собственности как для стран-членов ЕС, так и для Российской Федерации.

Л.П.Ануфриева: Нарекания по поводу результативности деятельности Экономического суда СНГ касаются в немалой сте­пени принципов формирования Пленума, состоящего, помимо судей Экономического Суда, из председателей высших хозяй­ственных, арбитражных судов и иных государственных органов, разрешающих в государствах-участниках Соглашения от 6 июля 1992 г. экономические споры, вследствие чего решение Пленума всегда может быть заблокировано представителем той страны, против которой оно направлено. Значительный резерв по усилению позиций Экономического суда СНГ в немалой степени со­ставляет формирование зоны свободной торговли в рамках СНГ на базе нового международного документа - Договора о зоне свободной торговле от 18 октября 2011 г., подписанного Арменией, Белоруссией, Казахстаном, Киргизией, Молдавией, Россией, Таджикистаном и Украиной.

   Габриела Белова(Болгария): В международном праве существуют значительные несоответствия и государствам не требу­ется прилагать усилия и обеспечивать защиту бесценного культурного наследия, особенно когда его разрушение может рассма­триваться вне пределов вооруженного конфликта. Неслучайно в октябре 2003 года в рамках ЮНЕСКО была принята Деклара­ция, касающаяся преднамеренного разрушения культурного наследия. хотя декларация не является юридически обязательным документом, она, тем не менее, отражает стремление международного сообщества регулировать нормами т.н. «мягкого права» защиту общего культурного наследия человечества. декларация также призывает государства принять надлежащие меры для предотвращения и наказания за преднамеренное разрушение культурных ценностей, на базе всех принятых международных соглашений.

Р.М. Валеев: Со времени принятия в июне 1992 года Повестки дня на XXI век и декларации по окружающей среде и развитию прошло более 20 лет. Не анализируя данный документ в полном объеме, затронем лишь одну из главных проблем современности - это обеспечение экологической безопасности на планете. При этом мы принимаем также во внимание про­веденное через полгода после Рио-де-Жанейрских встреч 18-ой Международной конференции сторон Рамочной Конвенции по изменению климата, которая проходила с 26 ноября по 8 декабря 2012 года в столице Катара - Дохе.

За 20 лет, т.е. с 1992 года после принятия программы по устойчивому развитию, положение во всех трех направлениях существенно не изменилось. Продолжающиеся экономические кризисы не позволили государствам добиться каких-либо зна­чимых успехов и прогресса.

В итоговом документе Рио+20 по устойчивому развитию «Будущее, которого мы хотим» участники конференции ООН заявили: Планета Земля и ее экосистемы - это наш дом. Последовательный и комплексный подход к устойчивому развитию будет служить для человечества руководством в его стремлении жить в гармонии с природой и ориентировать в его усилиях по восстановлению здоровья и целостности экосистемы Земли.

В.В. Гаврилов: Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) занимает особое место в ряду таких региональных структур, что в немалой степени определяется особенностями ее правового статуса, с одной стороны, и той ролью, которую она играет в интеграции государств Восточной Азии, - с другой. Несмотря на то, что вступивший в силу 15 декабря 2008 г. Устав АСЕАН определил Ассоциацию как международную межправительственную структуру, обладающую соответствующей юридической правосубъектностью, нельзя сказать, что она в полной мере отвечает признакам «классической» международной организации.

Специфика АСЕАН как «юридического лица» заключается также в том, что, хотя Ассоциация при решении внутренних во­просов «представляет собой нечто большее, чем простую сумму своих государств-членов, она во многом продолжает оставаться таковой применительно к сфере внешних отношений».

АСЕАН в меньшей степени ориентирована на сотрудничество с государствами, не являющимися его членами, есть до­вольно много исключений. Одним из наиболее показательных среди них является образованный в 1997 г. форум «АСЕАН Плюс Три» (АПТ), который выступает сегодня в качестве основного институционального механизма координации взаимодействия стран АСЕАН с ключевыми государствами Северо-Восточной Азии (СВА) - Китаем, Японией и Южной Кореей.

Государства Восточной Азии вырабатывают и используют только те нормативные документы для координации своего со­трудничества, которые по своей природе и характеру соответствуют их реальным потребностям и, что особенно важно, возмож­ностям. В зависимости от обстоятельств, в одном случае это могут быть совместные заявления и политические декларации, а в другом - детально разработанные международные юридически обязывающие соглашения.

А.С. Исполинов: Одной из самых острых проблем в отношениях между ЕС и ЕСПЧ остается Дублинская система предо­ставления убежища. Значительно менее болезненной, но от этого не менее интересной представляется другое несоответствие практики ЕС стандартам Конвенции, а именно использование генеральных адвокатов в Суде ЕС. Кроме этого, резкую критику вызывает существующая антимонопольная практика ЕС с ее чрезвычайно высокими штрафами и чрезмерно большими полно­мочиями Европейской Комиссии по расследованию нарушений и наложению штрафов. Отдельного упоминания заслуживает отношение Европейского Союза и его судов к вопросу исполнения решений Органа по рассмотрению споров (ОРС) ВТО, а так­же подход к праву ВТО в целом. Резкой критике подвергся отказ Европейского Союза в ряде случаев исполнять решения ОРС, в которых меры ЕС признавались не соответствующими нормам ГАТТ-ВТО.

А.Я. Капустин: Международные отношения продолжают усложняться, их развитие становится все более трудно предска­зуемым». В этих условиях возрастает значение международного права как для обеспечения национальных интересов России, так и для создания условий стабильного мирового развития. Отражением озабоченности мирового сообщества в вопросе форми­рования международно-правовых основ безопасного мира явилось не только понимание всеобъемлющего характера междуна­родной безопасности, но и поиск международно-правовых конструкций, способных отразить эту особенность миропорядка и поддержать его устойчивость в сфере безопасности на уровне, дающем возможность для устойчивого развития. Одной из таких конструкций является содействие распространению верховенства права на национальном и международном уровне, которое завоевывает все больше сторонников в ООН и ее системе.

В самом последнем по времени документе - Декларации Совещания на высоком уровне Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу о верховенстве права на национальном и международном уровнях от 24.09.2012 г. все 42 пункта этого документа охва­тывают важнейшие вопросы современных международных отношений и международного права: от признания взаимосвязи прав человека, верховенства права и демократии, до поддержки важных решений о реформе управленческих структур, системы квот и распределения голосов в бреттон-вудских учреждениях. Это свидетельствует о том, что в ООН сложилось достаточно всеобъемлющее понимание верховенства права и его значения для укрепления и развития всей системы международного права в целом.

М.Н. Копылов: Сфера научных интересов проф. К.А. Бекяшева распространяется на различные отрасли и институты меж­дународного права. Среди них особое, причем довольно специфическое место занимает международное экологическое право, изучению которого К.А. Бекяшев посвятил не мало времени. Не случайно поэтому именно проф. К.А. Бекяшеву во многих случаях принадлежат пионерские исследования отдельных проблем международного экологического права. Среди прочего это относится и к впервые предпринятой им попытке представить периодизацию истории международного экологического права.

Предлагаемая периодизация истории международного экологического права, как, впрочем, и любая периодизация исто­рии международного права в целом, несомненно, носит условный характер. Мы отдаем себе отчет в том, что история между­народного экологического права развивается вместе с историей международных экологических отношений. Поэтому в основу периодизации нами были положены исторические события, прежде всего, в виде универсальных международных конферен­ций по проблемам окружающей среды, которые предопределяли характер международных экологических отношений на дли­тельную перспективу.

Э.Л. Кузьмин: Большой вклад в подлинно научное понимание истинных процессов взаимодействия миропорядка и меж­дународного права вносит К.А. Бекяшев. В своих трудах он убедительно проводит мысль о насущной потребности, особенно на современном этапе, в международной системе, основанной на праве, придающем ей управляемый характер, призывает к последовательной универсализации соответствующих норм, выступает истинным поборником государственного суверенитета. Нет сомнения, что XXI век внесёт существенные коррективы и в содержание многих основных принципов (норм jus cogens), видоизменив некоторые из них и дополнив возможными новыми общеобязательными установлениями, учитывающими мо­рально-этические аспекты и состояние правосознания, существующие в мировом сообществе.

Л.Х.Мингазов: Важным для понимания юридической природы источников международного права и разграничения от иных источников международных социальных норм является выработка четких критериев их выявления. Установление кри­териев разграничения правовых и иных социальных норм представляется особенно актуальным в связи с тем, что те критерии выявления источников международного права, которые до сих пор общепризнанно использовались в доктрине права (такие, как особенности состава субъектов правотворчества, объекта регулирования, механизма реализации норм, содержание источ­ника), сегодня уже не могут рассматриваться как неоспоримые, поскольку в той или иной мере присущи и неюридическим источникам. Основными критериями для выявления международных юридических источников, на наш взгляд, должны быть следующие.

A.А.Моисеев: К настоящему времени Россия имеет более 700 международных межправительственных и межведомствен­ных договоров, касающихся межрегионального сотрудничества. Из них около 30 международно-правовых документов по­священы приграничному сотрудничеству между российскими регионами и регионами государств-участников Содружества Независимых Государств (СНГ). Важной правовой нормой в таких международных договорах является подтверждение право­субъектности региональных субъектов в области межрегионального и приграничного сотрудничества.

Е.Г.Моисеев: Россия выстраивает дружественные отношения с каждым из государств - участников СНГ на основе равно­правия, взаимной выгоды, уважения и учета интересов друг друга, стремясь к интенсификации интеграционных процессов на пространстве Содружества. С государствами, которые проявляют готовность к этому, развиваются отношения стратегического партнерства и союзничества.

Российская Федерация будет делать всё для того, чтобы Содружество Независимых Государств с каждым годом всё более и более крепло, становилось всё более значимым как для народов государств - участников, так и для мирового сообщества в целом. Есть уверенность в том, что интеграционные процессы в рамках СНГ будут расширяться и крепнуть, а само Содружество будет вносить всё более ощутимый вклад в решение глобальных проблем человечества.

B.Ф.Сидорченко: Международные стандарты чрезвычайных действий, с помощью которых обеспечивается безопасность мореплавания в экстремальных ситуациях, это не просто стандарты безопасности, это - императивные условия безопасно­сти человеческих жизней, судов, грузов, окружающей среды. Их нельзя безнаказанно нарушать, чем бы не руководствовался нарушитель(капитан судна), их нельзя не знать, их нужно уметь применять на практике. Неверный выбор международного стандарта безопасности мореплавания должен квалифицироваться как противоправное поведение, ибо многие стандарты чрез­вычайных действий давно уже стали общепризнанными обычаями и конвенционными нормами (например, МППСС-72, йорк- Антверпенскиеправила 2004 г. и т.д.).Сделан вывод: чрезвычайные действия в состоянии крайней необходимости при спасании на море судна и людей от опасности представляют собой особый вид крайней необходимости, присущий только правовым институтам общей и частной аварии.

Н.А.Соколова: Современное состояние окружающей среды затрагивает многие стороны жизни международного сообще­ства, формируя общие представления о характере экологических проблем и зависимости между ними и другими междуна­родными проблемами, а также о перспективах их решения. Сложность экологических проблем, недостаточность научной ин­формации о происходящих природных процессах, их взаимосвязанность с социально-экономическими проблемами, с одной стороны, и, известная автономность существующих правовых режимов различных пространств при одновременной тенденции к пересмотру таких режимов, с другой, - требуют обеспечить эффективность реализации норм международного права окру­жающей среды.

Фундаментом для преодоления возникающих препятствий и повышения эффективности реализации международных природоохранных норм остаются основные принципы международного права, которые, с одной стороны, защищают вечные ценности, с другой - способны обеспечивать справедливость в развитии и реализации норм международного права, элементом системы которого является международное право окружающей среды.

Г.С. Стародубцев: Представленная тема на протяжении десятилетий была запретной в советской правовой науке. Этим объясняется полное отсутствие отечественной литературы о правовых изысканиях ученых российской эмиграции в США. Де­мократические преобразования в стране второй половины 80-ых годов XX столетия способствовали крушению догматических и стереотипных представлений в политике, идеологии, культуре и науке. Они наглядно проявились по отношению к недозволен­ным ранее проблемам - таким как, русская эмиграция, наука русского зарубежья, правовые взгляды ученых-эмигрантов. После долгих десятилетий глухого молчания эти темы стали наиболее острыми и актуальными в современной жизни.

В.Л. Толстых: В международном праве нарративный элемент выражен значительно сильнее, чем в национальном праве, поскольку с момента своего создания оно представляло собой скорее доктрину, чем норму, т.е. описание описания, символ символа. Эта особенность повлияла на генезис международного права, сделав его, с одной стороны, устойчивым, независимым от политической конъюнктуры и проникнутым идеями естественного права, но, с другой стороны, - идеалистичным и абстракт­ным.

Международно-правовой нарратив переживает кризис. Выход из этого кризиса предполагает внесение радикальных из­менений в содержание нарратива: поиск и определение новых ценностей, которые могли бы служить точкой опоры; установ­ление контуров желаемого будущего. Однако соответствующие ценности и контуры сегодня являются трудноразличимыми, а попытки их предугадывания - малоубедительными. Постмодернистское международное право дезориентировано, также как дезориентирована современная западная культура, не предлагающая выхода из политического и культурного тупика, в котором оказалось человечество.

И.З. Фархутдинов: На сегодняшний день преобладающим способом урегулирования инвестиционных споров является институциональный арбитраж. В тоже время арбитраж ad hoc до сих пор продолжает играть существенную роль, особенно если в споры вовлечены два государства - принимающее инвестиции и происхождения инвестиций. Эти оба вида разрешения инвестиционных споров составляют международный инвестиционный арбитраж.

В международно-арбитражной практике в разрешении инвестиционных споров стала общепринятой подтвержденная в договорном порядке связь между иностранным инвестором и государством-реципиентом.

Формирование международного и национального механизмов правового регулирования иностранных инвестиций и раз­решения споров в данной области исторически происходило параллельно, как два неразрывно взаимосвязанных и взаимообус­ловленных процесса.Практика показывает, что почти все иски, направленные на арбитраж МЦУИС, были поданы инвесторами против государств, принимающих инвестиции, в абсолютном большинстве случаев, развивающихся стран и стран переходной экономики, тогда как обратные процессы крайне редки.В силу вышеизложенного данная тема требует постоянного внимания со стороны юристов-международников стран СНГ.

В.М. Шумилов: Основным объектом права ВТО являются внутренние правовые режимы государств-членов, касающиеся торговли. В результате имеет место унификация внутренних правовых систем, которые ставятся под международный контроль органов ВтО (через комитеты и Механизм обзора торговой политики).

Право ВТО - иерархично: в него заложены принципы решения возможных коллизий между отдельными соглашениями «пакета» ВТО.

В то же время право ВТО - достаточно гибкий инструмент регулирования: в нем много исключений, пробелов; оно во мно­гих случаях допускает различные толкования норм. Главное - научиться пользоваться всем этим в целях защиты национальных интересов. Следует обратить внимание на определенную дифференциацию международно-правовых режимов, составляющих правовое поле права ВТО.Принципы международного торгового права, воплощенные в праве ВТО, юридически скрепляют международную торговую систему в единое целое.

Таким образом, данное издание ,посвященное юбилею и 45-летней научно-педагогической деятельности профессора, за­ведующего кафедрой международного права МГЮА, посвящен концептуальным проблемам современного международного права и его отраслей. Предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов юридических вузов, а также для всех интере­сующихся проблемами современного международного права.

Подготовили



ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Знаковость права

Язык и право

Знаково...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, преподавателя Е. В. Комольцевой и кандидата филологических наук, доцента Л. Б. Перепелкиной

Deutsch fűr Juristen

Рецензи...

Рецензия на монографию «Право ВТО»

Право ВТО

Рецензи...

Рецензия на учебник «Горное право»

Горное право

Рецензи...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.