Рецензии

Евразийский юридический журнал

Усенко Е.Т.

Очерки теории международного права

Рецензия на монографию Усенко Е. Т. «Очерки теории международного права»

№ 1 (8) 2009г.

Евгений Трофимович Усенко, автор рецензируемой книги, является доктором юридических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ,  одним из ведущих ученых  в  области  международного права. Весомым  его вкладом в  отечественную  науку стал анализ системы международного права и его принципов, соотношения международного и внутригосударственного права, экстерриториального действия  национального закона, понятия, предмета и системы международного экономического права, роли права в развитии  международной  экономической  интеграции. В общем, выдающиеся заслуги  профессора Е.Т.Усенко в формировании и дальнейшем развитии советской, а затем и российской  науки и практики  международного права по праву считаются общепризнанными.

  В 1940 г. после  окончания  “с отличием” Московского юридического института Е.Т.Усенко был назначен советником Наркома внешней торговли СССР   по  Германии, а затем  переведен  на работу в  качестве  юриста-консультанта  в  отдел торговых договоров  этого наркомата. В июне 1943г. он по инициативе А.И.Микояна был демобилизован  из действующей армии (на фронт он ушел добровольно) и  направлен  на работу в Торгпредство СССР в Швеции. В 1949 г. был назначен начальником отдела торговых договоров в  Договорно-правовом управлении  Минвнешторга.

   В 1953 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Международно-правовые принципы борьбы СССР за мир» и в 1960 г. перешел на научную работу в Институт государства и права АН СССР на должность старшего научного сотрудника сектора международного права.

    В 1963 г. по конкурсу перешел в Академию внешней торговли на должность заведующего кафедрой правовых дисциплин. В 1969 г. возвратился на должность заведующего сектором международно-правового сотрудничества социалистических государств в Институт государства и права АН СССР, где  до  недавних  пор  работал в качестве  главного научного  сотрудника.

    С 1974 г. по 1982 г. – главный редактор Советского ежегодника международного права. Был членом советских делегаций на Первой конференции ООН по праву международной торговли и Венской конференции по праву международных договоров(1969); представителем СССР в Комиссии по разработке Европейской конвенции по внешнеторговому арбитражу 1961 г.; участником переговоров по проблемам европейской безопасности в  Монтре (1978 г.) и Афинах (1984 г.).

  Как видно, вся жизнь Евгения Трофимовича непосредственно связана с международными отношениями и международным правом.

          Кроме того Е. Т. Усенко активно сотрудничал с российским парламентом, в особенности по проблеме перемещенных культурных ценностей. Так, в июне 1994 г. на Парламентских слушаниях в Совете Федерации сделал доклад, в котором изложил свою концепцию компенсаторной реституции, обосновывающую право России на культурные ценности, перемещенные на ее территорию в результате Второй мировой войны. Разработанный автором проект Закона «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации» обсуждался и дорабатывался при участии автора более пяти лет. Закон был принят обеими палатами парламента, признан соответствующим Конституции Российской Федерации Конституционным Судом.

   E. Т. Усенко присвоено много государственных наград. Сам он наиболее высоко ценит орден Красной Звезды, полученный за проведение разведывательной операции в тылу немецких войск, и орден «Знак Почета» за доблестный труд во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., относящийся к периоду работы в Швеции, где было много  судебных  и  внесудебных дел, большинство из которых решены в пользу нашего государства.

   Е. Т. Усенко — член Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, продолжает научную разработку проблем международного публичного и международного частного права. Потребность в дальнейшей конкретизации основных начал международного права и подвигла автора сконцентрировать в данном издании свои представления и выводы по общетеоретическим проблемам международного права.

           На фоне такого  послужного списка совсем неудивительно, что новая книга профессора  Е.Т.Усенко  заслуженно  стал  фундаментальным трудом, в котором корифей отечественной науки международного права обобщил итоги своих полувековых научных исследований. В монографию «Очерки теории международного права» (М, Норма. 2008, 240 с. ISBN  978-5-468-00248)  включены одиннадцать очерков, посвященных основным вопросам теории международного права: возникновение, история, периоды международного права, система современного международного права и его принципы, соотношение международного и внутригосударственного права, роль международного права  в  современном  мире  и  др.

   Евгений Трофимович, рассматривая в первом очерке своей книги  сущность международного права как особой правовой системы, отмечает, что международные отношения в широком смысле этого слова – это  все общественные отношения, выходящие за пределы государственных границ. При всем разнообразии  такого  рода  отношений  по  методам их  правового  регулирования  он  их  подразделяет на две  большие группы. Первую группу правоотношений составляют отношения межгосударственного характера, вторую – отношения межгосударственные. Далее ученый однозначно подтверждает свое   выкристализованное в ходе многолетних исследований  принципиальное  мнение о том, что международное право регулирует не любые межгосударственные отношения международного характера. Оно регулирует отношения между государствами как политическими организациями власти, как субъектами публичных прав. Следовательно, объектом международно-правового регулирования являются  междувластные  отношения государств.

  Отталкиваясь  от вышеизложенной концепции, Е.Т.Усенко считает, что международное право – это  система договорных  и  обычно-правовых  норм, выражающих согласованную волю его субъектов и направленных на регулирование межгосударственных  отношений  в  целях  развития международного сотрудничества и укрепления мира  и  международной  безопасности.

  Особую роль на современном этапе приобретают негосударственные участники международных отношений в лице национальных и транснациональных экономических структур, неправительственных организаций, общественных объединений, что и актуализирует данное положение. Их действие на международной арене носит разновекторный характер и  нередко противоречит государственному суверенитету тех или иных стран. Примечательно также, что всеобщий публичный интерес, общие международные региональные и иные интересы нередко отодвигаются корпоративными интересами.

   Обращая особое внимание  на эту центральную специфику международного публичного права, авторитетный  ученый  указывает на встречающиеся в практическом обиходе ошибочные мнения, например, попытки трактовать соглашения между Россией и иностранной компанией о разделе продукции или концессионные соглашения, по которому российской государство выступает в качестве гранта, как международно-правовой договор. В данных случаях государств вступает, считает он, в гражданско-правовые  отношения  международного характера.

  Характерной особенностью государства как субъекта международного права является его независимость от любой  другой  власти, - выражает абсолютную уверенность своей позиции известный ученый. Независимость государства в его международных отношениях и полновластие на своей территории именуется государственным суверенитетом,- пишет он.

 Автор  специально не критикует распространенную в западной литературе точку зрения, согласно которой глобализация – это процесс, в ходе и результате которого государство и его институты   размываются в пользу международно-финансовых институтов. Но из контекста его концепции недвусмысленно вытекает положение о том, что размывание изначально присущих государству функций – процесс не только не желательный, но и не допустимый.

  Сегодня  во весь рост  встала  задача  сохранения   и усиления дееспособности государства  и  его  социальной  эффективности – это своего рода краеугольный камень в концепции  знаменитого  российского  ученого. Примечательно, что к этому призывают не только  отечественные  специалисты(как видно из рецензируемой книги, Е.Т.Усенко в первых рядах),но и наши зарубежные коллеги. В частности, английский ученый, член палаты лордов Д.Ллойд, защищая идею незыблемости суверенитета государств в международных отношениях, утверждает, что подчинение нормам международного права не влечет за собой растворения государственного суверенитета в более высоком государственном образовании, это скорее признание суверенным государствам системы правовых принципов, обязательных для этих государств. Ограничения, по его мнению, налагаются только на действия в международной, но не во внутренней сфере.

         Е.Т.Усенко, опираясь на свои многолетние концептуальные исследования, не оставляет и тени сомнения в том, что государственный суверенитет является фундаментом в  регулировании  международных  отношений  и  в создании международных  организаций и межгосударственных объединений. Это признано нормами международного и национального права. Данное  авторитетное  заключение  дает  нам  право  заявить, что  глобализация не ведет к отмиранию института государства, а выставляет  к   государству гораздо более высокие требования, связанных с переплетением и столкновением национальных интересов различных государств. При этом  государства включаются в более сложные структуры международных отношений, само время ставит перед  ними требования об усиленной международной ответственности за свои внутренние дела.

         Государство в силу суверенного равенства государств, являющегося одним из основных примеров международного права, самостоятельно определяет свою внешнюю инвестиционную политику, устанавливая на основе действующего национального законодательства правила доступа на свою территорию иностранных инвестиций. Эта идея  была  и  остается   аксиомой  в  рассуждениях  автора  рецензируемой  книги. Оно в силу принципа суверенного равенства государств, являющегося одним из основных принципов международного права, облечено особыми правовыми функциями и полномочиями, включая законодательные, для обеспечения своих национальных интересов. Суверенитет субъектов международного права и их суверенное равенство во взаимоотношениях определяют сущность международного права  как особой правовой системы,- заключает  Евгений  Трофимович.

            Представляет научный интерес авторское определение во втором очерке книги  международной  правосубъектности международных организаций. Это, по  мнению автора рецензируемой книги, - есть качество, признаваемое за ними современным международным правом; современное международное право принципиально исходит из признания наличия этого качества у любой институции, которая по своим признакам является международной (межгосударственной) организацией.

    Особого внимания  заслуживает третий  очерк  новой книги известного ученого под названием “Международное  право  и  международное  частное  право”. Особенно на фоне того, что уже  более  полусотни  лет  дискутируется  вопрос  о месте международного частного права: следует ли считать его отраслью международного публичного или же национального права?

   Актуализирует данную тему, по мнению автора  данных  строк, то обстоятельство, что  особенно  в  современных  условиях международное право приобретает новый смысл. Прежде сфера его влияния была достаточно ограниченной, и оно развивалось как бы параллельно тем отраслям, которые регулируются внутригосударственным  правом. Сегодня же  международное право еще  более тесно сближается с национальным правом, а его структуризация в значительной  степени  зависит  от  общего  в  системах  внутригосударственным  права.

  Е.Т.Усенко убежден в том, что принципиальное значение при обозначении структуры международного права имеет параллельное рассмотрение международного договора  с позиций  международного публичного права и международного частного права. Международный  договор  выступает   основным  источником  как  международного публичного права, так и международного частного права, поскольку договорным путем закрепленная норма позволяет достаточно четко формулировать правомочия и обязательства сторон, что способствует однозначному толкованию и применению договорных норм. В результате развития права международных договоров ,в котором Евгений Трофимович, как отмечалось выше, принимал личное участие в течение многих лет, достигается эффективное согласование и взаимодействие норм международного права  и  внутригосударственного  права.

   Автор монографии, по-прежнему придерживается традиционной доктрины международного права (он является одним из ее  основоположников), прямо утверждая, что международный договор регулирует отношения между государствами и производными от них субъектами, т.е. международными организациями, поэтому отношения  немежгосударственного  характера не  находятся  в  орбите его регулирования.    

    Евгений Трофимович  остается  верным тому, что международное право в принципе  не  может регулировать  и не регулирует внутригосударственные общественные отношения, поскольку это сфера исключительной компетенции каждого государства. В силу принципа суверенного равенства государство, по его твердому убеждению, не подвластно другому государству, которое могло бы предписывать обязательные правила поведения, как самому государству, так и субъектам внутригосударственных отношений. Кстати, особое значение этот тезис имеет при допуске иностранных инвестиций на территорию государства-реципиента.

           По  мнению  автора  рецензируемой  книги, тесная  связь  международного  частного права  с  международным  правом  определяется  следующими обстоятельствами, которые, собственно, и дают основание именовать международное частное право «международным». Во-первых, и то и другое в конечном счете направлено на регулирование отношений между народами; во-вторых, международное частное право регулирует определенную часть междувластных отношений государств, но регулирует их особым образом, а именно — путем одностороннего санкционирования государством применения властных актов (законов) других государств на своей территории или же признания юридических последствий этих актов; в-третьих, международное частное  право имеет некоторые общие начала с международным правом (государственный суверенитет, равноправие государств, взаимность, недопустимость дискриминации).

    При этом Е.Т.Усенко отмечает, что  все это, однако, не дает оснований смешивать международное  частное  право  с  международным  правом. Международный  договор  является   одним  из   основных  средств создания норм международного публичного права, сделка гражданско-правового характера такой роли в области  международного частного права играть не может.

    “Когда возникло международное право?” – так называется  четвертый очерк рецензируемой монографии.

Следующий – пятый  - очерк  новой книги, развивая  непосредственно предыдущий, посвящен периодизации  истории международного права.

   То есть оба раздела объединены одной большой темой – проблемами эволюции международного права.
          Историю современного международного права как общественного  явления  нельзя   рассматривать вне исторического процесса интеграции человеческого общества,- считает  классик  отечественной   науки   международного права. Советская доктрина исходила, по его мнению, из ошибочной концепции возникновения международного права с возникновением государства, подразделяя этапы его развития сообразно эпохам развития человеческого общества на международное право рабовладельческого общества, международное право феодального общества, международное право капиталистического общества и современное международное   право. Начало возникновения международного права как особой правовой системы Евгений Трофимович относит к позднему средневековью, к периоду разложения феодального строя и развития в его недрах  предкапиталистических производственных отношений.

           Автор выделяет три периода, которые  характеризуют становление и развитие основополагающих институтов и принципов международного права. Первый  период (1555-1795) – это становление независимых суверенных государств как субъектов международного права и формирования межгосударственных международных отношений как объекта международного права. Важнейшими международно-правовыми актами этого периода профессор считает  Аугусбургский,  Вестфальский и Утрехтский мирные договоры.

            Особая важность Утрехтского  мира (1713 г.), завершившего войну за испанское наследство, заключается, по мнению Е.Т.Усенко, в установлении ведущего международно-правового  принципа  межгосударственных  отношений – принципа политического равновесия. Согласно этому принципу, далее пишет он, ни одно государство не  смеет стать настолько могущественным, чтобы быть в состоянии само или совместно со своими союзниками принудительно навязывать свою волю остальным государствам. Если же какое-либо государство  нарушит  этот  принцип, то  другие  государства вправе и обязаны объединиться против него для восстановления равновесия.

            Авторитетный ученый, ссылаясь на опыт международных отношений, делает вывод о том, что именно  равновесие сил  на  международной арене  представляет  собой необходимое условие эффективного функционирования международного права. Попытки же изменить его в свою пользу или группой государств неизменно сопровождались, продолжает автор, нарушениями международного права и в итоге приводили к войнам, в том числе  к Первой  и  Второй мировым войнам. Об этом же свидетельствует, по мнению Е.Т.Усенко, и современная ситуация “однополюсного” мира, когда США позволяют себе вопреки Уставу ООН  в  явное  нарушение правомочий Совета  Безопасности ООН использовать угрозу силой или ее применение против суверенных государств (агрессия против Югославии, Ирака) с.66-67.

    Непреходящее концептуальное  значение, на наш взгляд, имеет  шестой  очерк  новой  монографии  Е.Т.Усенко “Система современного  международного права”. В данной главе рецензируемой книги красной нитью проходит идея о том, что международное право представляет собой весьма сложную |и своеобразную правовую систему, изучение которой имеет большое теоретическое и практическое значение. Знание системы международного права, по мнению Евгения Трофимовича, способствует более глубокому его пониманию, уяснению его социальных возможностей  и  роли в жизни общества, более глубокой разработке его научных проблем, совершенствованию правоприменительной деятельности, установлению и восполнению пробелов в процессе его кодификации и прогрессивного развития, равно как и систематизации самого кодификационного  и  правотворческого  процесса,- считает  Евгений Трофимович.

    Система международного права имеет объективный характер и не должна отождествляться с системой его науки,- однозначно за это выступает автор. Система науки международного права как отрасли правоведения может, убежден он, приближаться к системе международного права по мере ее познания, но в принципе не может и не должна с ней совпадать. Одну из причин этого известный ученый видит в том, что любая наука в силу свойственной ей функции раскрытия сущности предмета исследования всегда имеет свою собственную логику и, соответственно, свою собственную логическую структуру.     

    Е.Т.Усенко, выступая против идентификации  системы  международного права  с  системой  его  конвенционных источников,  подчеркивает, что точно так же, как система права любой страны не является тождественной системе ее законодательства. Тем более система международного права  не  должна  отождествляться с  системой   учебных  курсов  по  этому предмету,- обобщает далее  свою мысль ученый.

    Е.Т.Усенко, ведущий специалист в рассматриваемой области, считает, что данному вопросу в  советской  научной  литературе длительное время должного внимания не уделялось. Система  международного  права  представляет собой, по мнению патриарха нашей науки, не произвольную конструкцию, а его внутреннее качество, обусловленное свойствами  и  закономерностями регулируемых им общественных отношений. Специфика объекта регулирования, считает ученый, с необходимостью определяет и специфику системы международного права. Поэтому положения общей теории права относительно оснований и критериев правовых систем, развитые в основном на обобщении нормативного материала национального права, могут  быть  использованы  при исследовании системы международного права лишь с учетом ее своеобразия. Международное право – это однородная, глубоко структурированная нормативна система – таков лейтмотив ученого в данном вопросе.

   Доктринальным следует считать  дальнейшее обоснование  Евгением Трофимовичем  общесистемных  институтов международного права: института международной   правосубъектности; института международного представительства; института  международного нормотворчества; института международно-правовой ответственности; института  разрешения  международных разногласий. Каждый общесистемный институт, имея сложный состав, подразделяется, по мнению автора, на более конкретные субинституты. Например, институт международной правосубъектности  он подразделяет  на два субинститута: один представляет собой группу норм, определяющий правовой статус государства  и государствоподобных образований как субъектов  международного права; другой  -  группу норм, определяющих правовой статус  международной организации как субъекта международного права.       
   
    Представляет научный интерес также раздел данного очерка об  отраслях международного права. По мнению ученого, последние  представляют собой, как правило, сложные образования, состоящие из нескольких или даже многих институтов. А институт как подразделение отрасли имеет объектом своего регулирования определенные участки, виды, подвиды или разновидности международных отношений, охватываемых данной правовой отраслью. Для международного права характерно попредметное формирование таких институтов. Это наиболее рельефно выступает, отмечает далее ученый, в международном морском праве. Многие институты этой отрасли международного права возникли из потребностей в особой регламентации отдельных участков водных пространств и отдельных частей мирового океана: институты территориальных вод, прилежащей зоны, проливов, архипелажных вод и т. д., а из новых — институты континентального шельфа, экономической зоны и др.

    Подобные предметные институты представляют собой, далее продолжает ученый, как бы мини-отрасли, поскольку по крайней мере в отношении одного критерия, а именно особенности объекта регулирования, но нередко (если не как правило) также и в отношении второго критерия — единства основополагающего принципа они строятся по подобию отрасли. Различие — в системных связях. Предметные институты суть части отрасли; отрасль же в принципе не может быть частью другой отрасли. Она часть системы, целостный структурный элемент системы международного права.

             Любому юристу-международнику, рассматривающему те или иные вопросы общего международного права, просто невозможно обойти  проблемы соотношения  и взаимодействия национального и международного права. Осуществление международным правом своих функций возможно лишь при тесном взаимодействии с национальным правом. Углубление взаимодействия международного и национального права носит характер объективной закономерности, которая отражает более общую закономерность- углубление взаимодействия национального общества с мировым сообществом.   

        Дискуссии между представителями различных теорий по вопросам соотношения международного и внутригосударственного права сконцентрированы в основном вокруг Конституции, содержащей положение о приоритете норм международного права. Принципиальное значение ч. 4 ст. 15 Конституции России для решения проблем соотношения международного и внутригосударственного права никем не оспаривается. Однако при ее анализе возникает ряд вопросов, имеющих важное теоретическое и практическое значение.

 Сфера международно-правового регулирования расширяется за счет объектов внутриправового регулирования. Причем, этот процесс происходит не столько путем их изъятия, сколько совместного регулирования, следовательно, международное право выступает как гарант и как общий «правовой стандарт» для национальных правовых систем.

     Что касается  профессора Е.Т.Усенко, то он  сразу после принятия в 1993 г. Конституции Российской Федерации высказал свою принципиальную позицию по  статье 15 (ч.4). Здесь смешиваются, по его мнению, разнопорядковые категории: нормы как правила поведения и международные договоры, которые являются источниками права. Подобное смешение вообще антинаучно, продолжил Евгений Трофимович, в особенности в аспекте содержащейся в этой фразе отсылки к системе права, ибо система права и система его источников, хотя и взаимосвязанные, но все же самостоятельные явления. Поэтому, достаточно одиозно утверждать, что весь этот конгломерат принципов, норм, договоров являются «составной частью правовой системы Российской Федерации».

   В рецензируемой книге читаем дальше: “Во-первых, далеко не все нормы международного права по своему  существу – как  регуляторы  межгосударственных отношений – могут найти место во внутригосударственном праве, которое в основном направлено на регулирование не межгосударственных отношений, а отношений иного рода. Во-вторых, не каждый международный договор может стать  источником внутригосударственного права вопреки его национальному закону. И то, и другое становится очевидным при составлении данного положения с соответствующими конституционными  нормами других государств. Правомерно ли в данном контексте вообще говорить о “правовой системе Российской Федерации”?

    C концептуальной точки   зрения вряд ли можно оспорить автора рецензируемой монографии. Действительно, данная правовая категория – чисто научное понятие и потому едва ли уместное в конституции, достаточно было сказать: “Является частью права Российской Федерации”.

           Для их решения необходимо определить, какие принципы и нормы международного права, о которых идет речь, являются «общепризнанными», каковы критерии, позволяющие отнести те или иные принципы и нормы международного права к числу общепризнанных?

   Между прочим, проблемы соотношения международного и национального права в разных странах рассматриваются неоднозначно. Тем не менее, можно отметить, что в конституциях и законодательстве многих стран принципы и нормы международного права признаются частью национального права и отдается предпочтение международному праву в случае коллизии с ним норм внутригосударственного права.

    Автор данных строк, изучая в том числе труды Е.Т.Усенко, пришел к выводу о том, что вопрос  не  стоит  о  верховенстве международных норм над национальными нормами, эффективное осуществление международным правом своих функций в сфере, например, иностранных инвестиций требует их гармоничного взаимодействия на основании двухуровневого (международно-правового и национального) регулирования инвестиционных отношений данной категории.

          Ученый  уверен, что проблемы экстерриториального действия национального закона в условиях “однополярного мира”  приобретает еще большую, чем раньше практическую значимость. Эффективными средствами противодействия правовой экспансии, выражающейся в использовании государством принудительных и даже насильственных методов обеспечения экстерриториального применения своих законов, являются и должны быть международное право  и его наука.

   Между тем, отечественная международно-правовая наука и для учебников по теории права  исходит из ложной посылки, что некоторым или даже многим национальным законам присуща экстерриториальность либо в силу их особого качества, либо по воле законодателя. Причину этого Е.Т.Усенко видит, во-первых, что Советское государство с самого начала выступило с требованием признания экстерриториального действия своих декретов о национализации, что получило безоговорочную поддержку  в советской доктрине международного частного права, став аксиомой и для учебников по теории права. Другую, в теоретическом плане главную, Евгений Трофимович видит в смешении или отождествлении понятий: “действие закона”, “применение  закона”, “соблюдение закона”, в непонимании различий и взаимосвязей между этими понятиями.

   Ученый уверен, что пространственное действие любого национального закона возможно лишь в пределах пространств, подвластных государству, издавшему данный закон,- это прежде всего его собственная территория. Он в принципе не может действовать на территориях других государств. Причина тому – государственный суверенитет, который в нормальных международно-правовых отношениях исключает власть одного государства на территории другого. Поэтому говорить об “экстерриториальном” действии законов одних государств на территории других суверенных государств – это юридически нонсенс,- заключает  автор рецензируемой монографии.

    Что касается “применения закона”, то оно представляет   собой властную индивидуально-правовую деятельность по реализации закона. Важнейшая его особенность состоит в том, что применять закон могут только специальные органы власти – административные, судебные и др.

   Завершая свою книгу, Е.Т.Усенко справедливо отмечает, что политика США, направленная на утверждение своего мирового господства, в корне противоречит современному международному праву. В силу этого Россия и другие миролюбивые государства могут и должны еще более последовательно использовать международное право как важнейший фактор противодействия имперской политике США. Реальную помощь государству в этом исторически важном деле должны оказывать и научные труды специалистов в области международного права, причем как популярные, необходимые для мобилизации общественного мнения, так и теоретические.

   Ныне перед мировым  сообществом  встал, считает  патриарх  отечественной  науки  международного  права Евгений Трофимович Усенко, вопрос: что ждет его в перспективе, мир, основанный на господстве одной супердержавы, “мир американский”, или же мир, основанный на господстве международного права, мир демократический?

   Рецензируемая книга дает, как говорят в таких случаях,  чрезвычайно много пищи для  размышлений  по  поводу  и  других концептуальных положений, которые   развернуты  в  рецензируемых   очерках по  международному  праву, но  журнальная  площадь, к сожалению, не  позволяет  этого  делать. Поэтому мы  просто  призываем читателя скорее  взять  в  руки  эту новую книгу в  руки  и  самому удостовериться  в вышеизложенном.

    В общем, рецензируемая новая монографическая книга профессора  Е.Т.Усенко, носящий доктринальный характер, безусловно, обречена стать путеводной звездой  при рассмотрении наиболее сложных международно-правовых проблем как маститыми учеными, так и начинающими юристами-международниками. Она также станет  настольной книгой и для юристов-практиков, занимающихся вопросами  международных отношений во всем их многообразии.

ФАРХУТДИНОВ Инсур Забирович – доктор юридических наук, ведущий научный сотрудник Центра международно-правовых исследований Института государства и права Российской Академии Наук, редактор Евразийского юридического журнала

№ 1 (8) 2009г.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Рецензия на монографию «Право ВТО»

Право ВТО

Рецензи...

Знаковость права

Язык и право

Знаково...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, доцента Г. С. Пырченковой

English for law students

Рецензи...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.