Рецензии

Евразийский юридический журнал

пу­бличные услуги — относительно новое и неоднозначно трак­туемое явление для правовой жизни России

Публичные формы юридического содействия реализации прав и законных интересов

Рецензия на монографию В.Ю. Панченко «Публичные формы юридического содействия реализации прав и законных интересов» (Москва: Проспект, 2014. — 152 с.).

№ 5 (72) 2014г.

В рецензируемой монографии под рубрикой «Публичные формы юридического содействия реализации прав и закон­ных интересов» проведен совместный теоретико-прикладной анализ публичных услуг юридического характера (публичных юридических услуг) и юридической помощи, оказываемой со стороны органов государственной власти и местного самоу­правления (публичной юридической помощи). Актуальность исследования не вызывает сомнений, поскольку совершен­ствование правовых механизмов, стимулирующих правовую активность граждан и предоставляющих гарантии, обеспечи­вающие ее со стороны органов публичной власти, в настоящее время выступает одним из приоритетов российской правовой политики, усиленно развивается нормативно-правовая база, и, в то же время, практическое осуществление таких механиз­мов остается проблемным.

Нет оснований не согласиться с автором в том, что пу­бличные услуги — относительно новое и неоднозначно трак­туемое явление для правовой жизни России, а публичная юридическая помощь до настоящего времени не становилась предметом общетеоретических правовых исследований (с. 6-7). В этой связи, безусловно, необходимы научный поиск новых и уточнение имеющихся подходов к понятию публич­ных юридических услуг и публичной юридической помощи, разработка рекомендаций по повышению доступности пу­бличных форм юридического содействия реализации прав и законных интересов, а также совершенствованию системы оценки такой доступности.

Первая глава исследования посвящена теоретическим во­просам публичных форм юридического содействия реализа­ции прав и законных интересов: понятиям публичных юри­дических услуг и публичной юридической помощи, их видам и формам, соотношению в них правозащитных и правоохра­нительных начал.

Автору удалось систематизировать имеющиеся взгляды ученых на понятие публичных услуг, выделить в качестве на­правления научного исследования публичную юридическую помощь.

Не вызывает возражений авторская трактовка юриди­ческого содействия реализации прав и законных интересов в качестве особого типа юридического взаимодействия, ко­торое определено как «осуществляемая в предусмотренных позитивным правом видах и формах различными субъекта­ми (органами государственной власти и местного самоуправ­ления, их должностными лицами, организациями и гражда­нами) в качестве основной либо дополнительной функции невластная в отношении получателя профессиональная юридическая деятельность, способствующая средствами юридического характера реализации правовых возможно­стей (прав, свобод и законных интересов) в целях наиболее полного и беспрепятственного удовлетворения интересов субъекта права» (с. 32).

Из достаточно широкого перечня публичных услуг В. Ю. Панченко обоснованно выделяет услуги юридическо­го характера (связанные с совершением действий, имеющих юридическое значение, использованием правовых средств) и услуги фактического характера (они заключаются в предо­ставлении материальных средств, совершении конкретных фактических действий в пользу услугополучателя). Содер­жательным критерием такого разграничения выступает «ха­рактер интереса (ценности), удовлетворение (приобретение) которого с помощью публичной услуги составляет смысл для получателя» (с. 28-29). Автор совершенно правильно подвер­гает критике встречающийся в нормативных правовых актах подход, признающий публичными услугами части услуг, их этапы, отдельные действия («прием заявлений», «постанов­ка на учет» и т.п.), отмечая, что «они лишь создают иллюзию надлежащего осуществления государством, муниципальны­ми образованиями своих функций, но их «формальность» не приносит (и может на практике и не принести никогда) ника­кой пользы получателю» (с. 29-30).

Заслуживают внимания соображения автора о функциях понятия «публичные услуги», среди которых наиболее значи­мыми являются установление круга взаимодействий по типу содействия удовлетворению потребностей и интересов част­ных лиц со стороны органов публичной власти и ориентация их функционирования на содействие (юридическое, соци­альное и др.) гражданам и организациям в максимально до­ступном режиме для реализации их прав, свобод и законных интересов; доведение до граждан информации о том, на какое содействие со стороны публично-властных структур, в каком порядке и на каких условиях они могут рассчитывать; обе­спечение открытости деятельности органов публичной вла­сти и ее приведение в последовательно регламентированную нормативными правовыми актами правовую форму; созда­ние в массовом сознании населения позитивного социально­психологического образа «сервисного государства» (с. 18-20; 115-116) и др.

Интерес представляет вывод автора о том, что доброволь­ность не может рассматриваться в качестве признака публич­ных услуг: последние связаны именно с реализацией или подтверждением наличия прав граждан в конкретной сфере общественных отношений, выступают формой (способом) та­кой реализации (подтверждения), но не связаны с возникнове­нием таких прав (с. 24).

Автор, развивая деятельностный подход к соотношению правоохраны и правозащиты (который, как представляется, не универсален, т.к. не охватывает правотворчество как по­строение системы нормативно-регулятивных средств, на­правленных на охрану прав и законных интересов, среди которых есть средства, специально ориентированные на их защиту, но вполне «работоспособен» на уровне реализации права), формулирует интересный вывод о том, что «объек­тивные противоречия между правоохранительным и право­защитным началами в обеспечении права вызывают к жизни разнообразные формы юридического содействия реализа­ции прав и законных интересов конкретного гражданина» (с. 59-67).

Вторая глава посвящена анализу доступности пу­бличных юридических услуг и публичной юридической помощи. В. Ю. Панченко удалось сформулировать ори­гинальные теоретические положения и практические ре­комендации по совершенствованию доступности публич­ных форм юридического содействия реализации прав и законных интересов

Доступность публичных юридических услуг и публичной юридической помощи понимается автором как фактическая интегрирующая характеристика состояния систем публич­ных юридических услуг и публичной юридической помощи в государстве в целом, его отдельных регионах и муници­пальных образованиях по характеру и степени сложности, трудоемкости, затратности обращения за публичной юриди­ческой услугой и публичной юридической помощью (с. 72), которая складывается из видов (территориальная, институци­ональная, включающая организационную и временную, ин­фраструктурная, субъектная, информационная, финансовая и др.), выступающих затем в качестве основных показателей доступности.

На основе имеющихся в литературе подходов к монито­рингу реализации прав человека автором предложена ме­тодика оценки доступности публичных юридических услуг и публичной юридической помощи (с. 107-114), приведены результаты ее апробации применительно к информационной доступности публичной юридической помощи на основе кон­тент-анализа интернет-ресурсов (с. 144-148).

Нельзя не согласиться с автором в том, что условием объек­тивности мониторинга доступности публичных форм юриди­ческого содействия реализации прав и законных интересов яв­ляется отсутствие у субъекта, его осуществляющего, «прямых ведомственных интересов в интерпретации его результатов» (с. 121); перспективным представляется внедрение общественно­государственных принципов организации мониторинга (авто­ром предлагается возложение соответствующих функций на Ассоциацию юристов России и ее региональные отделения, что, однако, не исключает возможность привлечения и иных институтов гражданского общества к этой процедуре).

В заключении приведены основные выводы, которые в сво­ей совокупности демонстрируют научную новизну рецензиру­емого сочинения.

В целом высоко оценивая проведенное исследование, по­лагаем необходимым указать на отдельные спорные моменты, высказать замечания и поставить вопросы, не влияющие на принципиальную положительную оценку работы, но способ­ные выступить конструктивно-критическими пожеланиями.

По мнению автора, «сама по себе деятельность органов публичной власти, а также учреждений и организаций, ко­торым делегированы полномочия по предоставлению пу­бличных услуг, в содержательном плане остается неизменной как в понятийном поле "сервисного государства", так и вне его — это правоприменительная деятельность — деятель­ность по рассмотрению обращения гражданина и принятия по нему индивидуального решения» (с. 16), имеет место жела­ние «современных государств изменить внешние параметры социально-правового взаимодействия с личностью, обще­ством; укрепить в массовом сознании населения социальную направленность деятельности государственных органов и ор­ганов местного самоуправления; подчеркнуть зависимость действий и решений последних от потребностей и интересов людей, их групп и объединений» (с. 16). Однако одновременно автор пишет о том, что «несмотря на неизменность деятельно­сти публичных властных структур в рамках смыслового поля "сервисного государства" и вне его, понятие "публичные ус­луги" имеет свое собственное содержание, отражает особые качества государственной и муниципальной деятельности, прежде всего, в аспекте взаимодействия с гражданами и орга­низациями» (с. 20). Нет ли противоречия между приведенны­ми выводами?

Думается, что некоторое противоречие есть в положении о том, что общественный уровень инфраструктурной доступ­ности рассматривается как «степень трудности (легкости) по­лучения публичных юридических услуг и публичной юриди­ческой помощи в принципе» (с. 78), хотя несколько выше по тексту отмечалось, что «доступность публичных юридических услуг и публичной юридической помощи — характеристика конкретная: невозможно вести речь о доступности публич­ных юридических услуг и публичной юридической помощи в принципе, вообще» (с. 72).

Представляется, что работа выиграла бы от сравнитель­но-правового анализа терминологии, применяемой в рамках предмета исследования в государствах, имеющих больший опыт внедрения концепции «сервисного государства» (так, например, для более точной интерпретации соотношения целей и интересов в публичных услугах имеют значение смыс­ловые оттенки используемых для их обозначения близких англоязычных понятий «public service» и «service of general interest»).

Требуют конкретизации в плане правовых оснований и по­рядка реализации положения об «инициативе конкретного персонифицированного получателя» публичных форм юри­дического содействия реализации прав и законных интересов (с. 26), положения об ответственности за последствия правово­го информирования (с. 43).

К сожалению, рассматривая вопросы доступности пу­бличных форм юридического содействия реализации прав и законных интересов и предлагая меры по их совершенство­ванию, автор воздерживается от предложений о внесении соответствующих изменений в нормативные акты в этом на­правлении.

В целом в работе В. Ю. Панченко предпринята успешная попытка теоретико-прикладного осмысления публичных форм юридического содействия реализации прав и закон­ных интересов, книга будет полезной юристам, работникам органов государственной власти и местного самоуправления, преподавателям, аспирантам, студентам и всем заинтересо­ванным читателям.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Рецензия на монографию «Право ВТО»

Право ВТО

Рецензи...

Рецензия на учебник «Горное право»

Горное право

Рецензи...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, доцента Г. С. Пырченковой

English for law students

Рецензи...

Знаковость права

Язык и право

Знаково...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, преподавателя Е. В. Комольцевой и кандидата филологических наук, доцента Л. Б. Перепелкиной

Deutsch fűr Juristen

Рецензи...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.