Рецензии

Евразийский юридический журнал

Работа А.М. Ибрагимова под названием Очерк истории международно-правовых гарантий

Из истории международного права

Рецензия на книгу: Очерк истории международно-правовых гарантий / А.М. Ибрагимов. – Казань:Центр инновационных технологий, 2008. – 96 с. 131

№ 7 (14) 2009г.

Работа А.М. Ибрагимова под названием «Очерк истории международно-правовых гарантий» представляет как теоретический, так и практический интерес для юридической мысли в целом и науки международного права в частности.

    Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в анализе генезиса и развития института гарантий в международном праве как в период их возникновения в эпоху древнего мира, так и вплоть до второй половины XX в.

   Практическая польза данной работы состоит в том, что на основе показанной эволюции гарантий в практике регулирования международных отношений можно сделать соответствующие выводы, позволяющие совершенствовать технику международно-правых актов с целью минимизации неблагоприятных рисков в случае их нарушения одной из сторон.

   Автор обосновывает выбор темы своего исследования необходимостью добиться от всех участников международного сообщества надлежащего и своевременного исполнения договорных обязательств, тем самым предотвратив участившуюся практику их нарушения в ущерб мировому правопорядку и эффективному международному сотрудничеству.

   Цель проведенного автором исследования, по нашему мнению, состоит в том, чтобы на основе комплексного исследования международных гарантий, наряду с другими, не менее эффективными способами обеспечения выполнения обязательств, как то международный контроль, отчет об исполнении договора на международных сессиях и конференциях, фиксация международных обязательств во внутреннем праве, показать их преимущественно для мирового сообщества.

   Работа состоит из трех глав, посвященных различным аспектам института гарантий в международном праве, а также введения и заключения.

   В первой главе автор проводит системный анализ возникновения и становления гарантий в международном праве в хронологических рамках, начиная с появления древнейших международных договоров вплоть до начала XIX века. Утверждая тот факт, что господство обычая как основного правового источника в системе юридических норм, его формальная неопределенность и неясность, препятствовавшая появлению нуждам практики общеобязательных и формально-определенных юридических гарантий для упорядочения международных отношений, автор задается вопросом: «Что в такой ситуации могло способствовать внедрению гарантий в практику»? И приходит к выводу, что таким фактором могла бы послужить кодификация права международных договоров.

   Ученый, пытаясь дать дефиницию гарантий в международном праве, указывает на их характерный признак, а именно побуждение или принуждение государства прекратить нарушение своих обязательств. Наличие данного признака автор показывает в следующих формах обеспечения исполнения международных обязательств: поручительство третьего государства перед государством – стороной в договоре, обеспечение установленного порядка вещей, подталкивание к своевременному выполнению договорных предписаний и т. п.

   Следуя своей мысли, Ахмед Муслимович справедливо выводит еще один признак международных гарантий – признак заверения, либо оказания определенного воздействия на недобросовестного участника договора.

   Не ставя знака равенства между гарантиями и способами обеспечения выполнения договорных обязательств, автор, соглашаясь с учеными Ю.Я. Баскиным и Д.И. Фельдманом в части применения клятвы в качестве формы международной гарантии, показывает тесную связь религии с международным правом на этапе его зарождения.

   Он отмечает, что почитание богов, страх перед ними положительно воздействовали на исполнение международного договора всеми сторонами, и это могло рассматриваться в контексте гарантий.

   Участники договора в отношении его исполнения занимали при этом активную позицию, обусловленную присутствием богов и поклонением им. Сам же ритуал заключения договоров нередко выполняли особые духовные лица.

   Помимо клятвы к международным гарантиям в древности относили также заложничество лиц. В качестве заложников брались лица из знатных родов, в том числе женщины и дети. Заложничество не считалось в ту пору основным условием договора, который и без того являлся обязательным, оно представляло собой побуждение к выполнению договорных обязательств, создававшее дополнительную возможность для достижения цели договора.

   Автор рецензируемой работы в качестве международных гарантий в рассматриваемом историческом периоде относит также денежный штраф для нарушителей договора, поручительство третьих государств, брак между членами царствующих династий государств, заключивших договор, срок международного договора.

   Ученый, показывая взаимосвязь срока действия договора с его исполнением, верно классифицирует договоры на срочные и бессрочные. По его мнению, срок действия договора оказывает мобилизующее, подталкивающее воздействие на его участников своевременно и качественно исполнить все свои обязательства.

   В своем исследовании автором также отмечена взаимосвязь между сроком действия договора и возникновением вооруженных конфликтов. Уже в те времена, задолго до принятия Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года римлянами было сформулировано правило, согласно которому «война означает автоматическое прекращение действия всех договоров между воюющими государствами».

   Тем самым, А.М. Ибрагимов хочет сказать, что некоторые современные положения права международных договоров были предвосхищены еще в древнее время.

  Проанализировав перечень основных международных гарантий эпохи древнего мира, автор плавно переходит к их исследованию в Средние века и Новое время. И вот тут-то, с изменением и усложнением формы договоров усложняются и юридические механизмы их обеспечения – появляются такие виды международных гарантий, как ратификация, хранение договоров, принятие гарантийных обязательств.

   Применительно к ратификации, ученый отмечает следующее: если в древности она была чрезвычайной и применялась только в случаях заключения договора неуполномоченным лицом или с превышением данных ему полномочий, то в период развития эпохи феодализма для вступления в силу такая форма стала применяться повсеместно. В России, например, она сопровождалась целованием креста и Евангелия при участии духовных лиц и в присутствии посла другой страны.

    По мнению автора, собственно, сама эпоха феодализма открыла для международного права возникновение и развитие собственно гарантий в нынешнем их понимании. Плоды этой эпохи нашли свое выражение в таких гарантиях, как хранение договоров и принятие гарантийных обязательств.

   Суть института хранителей договоров ученый выражает в нескольких фразах. Крупные феодалы – вассалы короля или императора ручались за точное соблюдение договора их сеньором. В случае если он нарушит договор, хранители могли считать себя свободными от своих вассальных обязательств и даже силой оружия принудить сюзерена к соблюдению договора.

   Смысл принятия гарантийных обязательств, по мнению автора, состоял в даче отдельным государством или группой государств обязательств по принуждению к исполнению договора государства, его нарушающего или отказывающегося соблюдать. Предоставляемая же помощь не должна была нарушать прав третьих государств. В работе приводится пример, когда Англия, Россия, Австрия и Пруссия на основе конвенции 1775 года гарантировали действие польской конституции.

   Договорная практика использования гарантийных обязательств имела место во взаимоотношениях могущественных государств на случай нападения со стороны султанской Турции. Так, коллективные гарантии воплощены в договоре, который был заключен в 1518 г. между Англией и Францией, а затем и Испанией относительно совместных действий в случае нападения Турции.

   Подводя итог первой главе рецензируемой работы, А.М. Ибрагимов делает вывод, что указанные средства обеспечения международных договоров были самостоятельными правовыми институтами, выполнявшими функции международно-правовых гарантий.

    Вторая глава рецензируемой работы касается эволюции международно-правовых гарантий в Новое время. В этот период обеспечение надлежащих условий выполнения взятых на себя международных обязательств государствами приобретает огромное значение. В этой связи, мировое сообщество, по мнению исследователя, находит выход из сложившийся ситуации в добровольном соглашении сторон добросовестно исполнять условия договора, где гарантом договора будет являться третья страна, не являющееся его первоначальным участником. В этом случае гарантия представляет собой особый вид присоединения к договору, который оформлялся в дополнительном соглашении. Содержанием такого присоединения было обязательство гаранта принять все возможные меры с целью побудить участников договора последовательно выполнять соглашение.

    А.М. Ибрагимов продвигает идею, что с усложнением социально-экономических условий жизни общества, ростом производительных сил, а также расширением товарооборота и торговли между странами потребовалось создание общепринятых норм, гарантирующих обеспечение договора. Другим словами, потребовалась кодификация международного права. В подтверждение своих слов автор приводит ряд международно-правовых актов, впоследствии образовавших подотрасль международного права «право вооруженных конфликтов» (право «Гааги» и право «Женевы»), которые юридически закрепляют гарантии неприменения тех или средств и методов ведения боевых действий, а также обеспечивают неотъемлемые права некомбатантов во время войны.

   Помимо гарантий, собственно, в период военных действий автор приводит ряд юридических норм, посвященных запрещению испытания ядерного и иного биологического оружия, принятие которых во второй половине XX-го столетия в итоге позволило гарантировать безопасность целых народов в мирное время.

   Осознание насущной потребности в кодификации, по мнению исследователя, привело созданную в это время Лигу Наций к определенным шагам. Резолю¬цией Ассамблеи Лиги Наций от 22 сентября 1924 г. был создан комитет экспертов по про¬грессивной кодификации международного права. К сожалению ученого, данная попытка не увенчалась успехом и продолжилась на региональном уровне.

   Не соглашаясь полностью с профессоромПеретерским, который отмечает, что после Второй мировой войны встречается меньше соглашений о гарантиях, автор, тем не менее, приводит относительно небольшое количество источников, в которых они закреплены.

   В целом, подводя итог своему исследованию автор сетует на тот факт, что даже несмотря на высокую степень развития международно-правовых гарантий вплоть до второй половины XX века, их соблюдение по-прежнему оставалось формальным, было закреплено исключительно на бумаге и носило чисто декларативный характер, что в свою очередь было вызвано нежеланием держав с различным политическим режимом и укладом экономики связывать себя международными обязательствами.

    Проанализировав данную работу, можно сделать следующие выводы. Прежде всего, еще раз хотелось бы отметить комплексную и тщательную теоретическую работу автора по определению самых разнообразных подходов к пониманию сути международных гарантий, их важности для надлежащего обеспечения действия договора. Дана попытка на основе сопоставления различных взглядов, мнений и точек зрения юристов-международников определить международные гарантии как заверения государств или группы государств принять в будущем все необходимые меры для побуждения участника договора выполнить заключенные в нем обязательства. В работе также, помимо всего прочего, проведен последовательный анализ эволюции международно-правовых гарантий на протяжении всей истории межгосударственного взаимодействия.

   Кроме того, автором справедливо подчеркивается задача по совершенствованию практики международных гарантий, наполнению их новым содержанием, исключая чрезмерную «политизацию» данного вопроса и обращения преимуществ гарантий в угоду отдельных государств в ущерб международному праву.

   При всем несомненном достоинстве проделанного автором научного исследования, на наш взгляд, работа имеет некоторые незначительные недостатки.

    Так, например, рецензируемая работа начинается с утверждения исследователем факта отсутствия в международном праве юридических установлений наднационального значения.

   Данное утверждение не отвечает современным реалиям и требует следующих замечаний. Прежде всего, стоит отметить тот факт, что нормы наднационального права были заложены еще в период после Второй мировой войны, в частности, в принципах jus cogens, нормах международного морского, космического права – в части, признающей морское дно, недра, космос и небесные тела общим наследием человечества. Более того, не только данные объекты прав, которые в принципе находятся вне юрисдикции отельных государств, но и вопросы, традиционно входившие во внутреннюю компетенцию участников международного права, как вопросы соблюдения прав человека, применение тарифных и нетарифных мер регулирования торговли, вопросы, связанные с валютными курсами и платежными балансами, в настоящее время переданы под международно-правовое регулирование таким структурам, как ЕСПЧ, Совет Европы, ВТО, МВФ, которые в принципе носят наднациональный характер.

   И в третьих, даже если согласиться с автором в том, что сами субъекты международного права добровольно передают часть своих суверенных полномочий наднациональным структурам на договорной основе, то и здесь присутствует элемент принуждения со стороны наднациональной организации к государству-члену, отказывающемуся добровольно исполнять принятые ею решения.
Все это тесно связано с факторами глобализации в различных сферах общественной жизни, формированием глобальной правовой системы.

   Менее существенным является еще одно замечание. На наш взгляд, автор, увлекаясь анализом международно-правовых гарантий XIX – первой половины XX-го вв., в недостаточной степени отразил их эволюцию во второй половине ХХ в., которая отмечена бурным развитием науки международного права и практики заключения международных договоров. Хотелось бы выразить пожелание проанализировать массив международных актов второй половины XX-го в. с целью обогащения исследования новыми материалами.

   Сделанные замечания ни в коей мере не умаляют важное как теоретическое, так и практическое значение рецензируемой работы, являющейся, несмотря на свой малый объем, определенным вкладом в развитие отечественной науки международного права.

   Работа, научным редактором которой выступил д.ю.н., профессор Г.И. Курдюков, несомненно, восполняет дефицит научной информации по вопросам истории возникновения и развития гарантий в международном праве как способа обеспечения исполнения договорных обязательств и будет полезна тем, кто интересуется международным правом.

Фархутдинов И.З., Камышевский В.И.


ФГБОУВО ВСЕРОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ
УНИВЕРСИТЕТ ЮСТИЦИИ
 Санкт-Петербургский институт  (филиал)
Образовательная программа
высшего образования - программа магистратуры
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО И МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ Направление подготовки 40.04.01 «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ»
Квалификация (степень) - МАГИСТР.

Рецензия на монографию «Право ВТО»

Право ВТО

Рецензи...

Знаковость права

Язык и право

Знаково...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, доцента Г. С. Пырченковой

English for law students

Рецензи...

Рецензия на учебное пособие кандидата филологических наук, преподавателя Е. В. Комольцевой и кандидата филологических наук, доцента Л. Б. Перепелкиной

Deutsch fűr Juristen

Рецензи...

Евразийский юридический журнал

Международный научный и научно-практический юридический журнал.
Включен в перечень ВАК.

Контакты

Адрес: 119034, Москва, ул. Пречистенка, д. 10.

Телефон: +7 917 40-10-889

E-mail: info@eurasialaw.ru, eurasianoffice@yandex.ru, eurasialaw@mail.ru

Яндекс.Метрика

© 2007 - 2018 «Евразийский юридический журнал». Все права защищены.

Перепечатывание и публичное использование материалов возможно только с разрешения редакции.